Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 28 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

«Могилы-то никакой у этих людей нет». В Петербурге из-за недовольства жильцов демонтировали 16 табличек «Последнего адреса» с довлатовского дома

Таблички "Последнего адреса" на улице Рубинштейна, 23. Фото со страницы Lev Mozheyko на Facebook Таблички «Последнего адреса» на улице Рубинштейна, 23. Фото со страницы Lev Mozheyko на Facebook

В центре Санкт-Петербурге с дома № 23 на улице Рубинштейна, где проживал в том числе писатель Сергей Довлатов, было снято 16 табличек с именами репрессированных жителей города, установленных в рамках проекта «Последний адрес». Таблички демонтировала управляющая компания по требованию некоторых жильцов дома несмотря на то, что большинство владельцев квартир дали свое согласие на их установку. Довлатовский дом — одно из первых мест в городе, где появились памятные знаки «Последнего адреса».

Исчезновение всех табличек с именами репрессированных ленинградцев, которые когда-то проживали в «довлатовском доме», жильцы заметили 14 октября. Основатель проекта Сергей Пархоменко сообщил на своей странице в Facebook, что среди жильцов дома трое человек оказались не согласны с существованием табличек. По его словам, «год три человека долбили управляющую компанию дома своими требованиями убрать таблички», после чего «добились своего». Он отметил, что эти люди «просто жить не могут, так им отвратительны эти таблички с именами людей, убитых по абсурдным клеветническим обвинениям, а потом реабилитированных».

Пархоменко сообщил, что абсолютно все таблички, установленные в рамках проекта в разных городах России, — их число уже превысило тысячу — устанавливаются только после получения согласия жителей, и письменное согласие владельцев помещений дома № 23 на улице Рубинштейна у фонда «Последний адрес» есть.

Установка таблички

Установка таблички «Последнего адреса». Скриншот видео с Youtube-канала «Последний адрес»

В качестве аргумента против установки памятных знаков жильцы чаще всего называют «бытовые» причины, подчеркивает основатель проекта. «Никто ни в каких звериных мировоззрениях не признается, конечно. Говорят что-то типа „хочется позитива, а вы мне тут своими табличками настроение портите“ или „идите на кладбище и на могилу ихнюю табличку повесьте“. А могилы-то никакой у этих людей нет», — написал он в социальной сети.

Его предположение подтвердили журналисты «Фонтанки», которые поговорили с жильцами дома. Один из жильцов дома Кирилл Полысаев отметил, что «очевидный аргумент (за) — это память, аргументы против — что табличек слишком много и дом выглядит как кладбище», — сказал он. По его мнению, таблички висели на фасаде «не совсем законно, потому что размещение требует согласия собственников, а их просто не спросили». Он отметил, что после исчезновения табличек в общедомовом чате жители поспорили по поводу их установки.

Одна из противниц табличек Диана заявила, что одна из причин произошедшего — отсутствие согласования с жильцами. «Мы не против, но согласуйте. Вот 100% согласия добьются — тогда без проблем. Я [своего согласия] не дам», — сказала она. На вопрос: «Почему?» — ответила: «Это личное». Она особо подчеркивала, что человек, который мог дать свое согласие фонду, «никто, один из жильцов», и попросила отметить, что установка не была согласована ни с одной организацией в городе, в том числе с комитетом по охране памятников.

«Вы знаете, что у нас погибли руферы. Ну давайте сейчас их товарищи придут, повесят таблички и уйдут счастливые-радостные», — сказала она. На замечание о разнице обстоятельств смерти молодой пары и людей, чьи имена значатся на табличках, сказала: «Их не убили… я не буду с вами эту тему обсуждать, у меня свое мнение, свое видение на эту тему».

За несколько дней тема приобрела общегородской масштаб. Депутат Заксобрания Борис Вишневский направил запрос гендиректору управляющей компании «ЖКС Северо-Запад», которая демонтировала таблички, с просьбой объяснить, кто конкретно направлял жалобу на установку табличек, и предоставить данные о том, каково мнение собственников квартир по поводу их размещения.

Запрос Бориса Вишневского. Фото со страницы Бориса Вишневского в Facebook

Запрос Бориса Вишневского. Фото со страницы Бориса Вишневского в Facebook

«Таблички устанавливаются только в тех случаях, когда человек официально реабилитирован. Никакой порчи фасада дома от этих табличек нет. Они не являются мемориальными досками (а только информационными знаками, и не требуют согласований и разрешений от органов власти», — говорится в запросе. «Не хотелось бы думать, что жалобщики являются сторонниками сталинских репрессий и одобряют эти преступления», — отмечается в документе.

В настоящее время сами таблички хранятся в управляющей компании. «Дальнейшая их судьба будет зависеть от жителей этого дома, которым предстоит провести общее собрание. Я надеюсь, что те самые люди, которые нам дали это разрешение, не испугаются своих трех соседей», — сказал Пархоменко «Фонтанке».

Управляющая компания планирует поговорить с пожаловавшимися жителями после ремонта здания и попытаться повесить таблички обратно.

Проект «Последний адрес» международного общества «Мемориал» работает в России с 2014 года. Это общественная инициатива, цель которой — увековечить память о жертвах политических репрессий и государственного произвола в годы советской власти. Основополагающий принцип проекта — «Одно имя, одна жизнь, один знак».

Знак «Последнего адреса» представляет собою пластину из нержавеющей стали размером 11 на 19 см. На нее простым «рубленым» шрифтом вручную наносится несколько строк со сведениями о жертве политических репрессий. Табличка размещается на доме, откуда забрали человека.

Проект финансируется за счет добровольных пожертвований. К настоящему моменту установлено в общей сложности более тысячи знаков в более чем 50 городах и селах России, а также за границей.

«Больно и обидно». В Екатеринбурге неизвестные демонтировали восемь табличек проекта «Последний адрес», посвященных жертвам политических репрессий