Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 1 декабря 2020
  • $76.04
  • €91.01
  • 47.88

«Трудно отмечать праздник, будучи побежденным народом». Жители Германии рассказывают, что для них значит день окончания войны 8 мая

Возложение цветов к памятнику павшим советским воинам в Тиргартене, Берлин. Фото: Markus Schreiber / TASS / Scanpix / Leta Возложение цветов к памятнику павшим советским воинам в Тиргартене, Берлин. Фото: Markus Schreiber / TASS / Scanpix / Leta

Спустя 75 лет после окончания Второй мировой войны в Европе в немецкой столице нет больших празднеств по этому поводу. В Германии, как и в большинстве европейских стран, этот день отмечается 8 мая. Нельзя сказать, что здесь когда-то особенно торжественно праздновали эту дату, но в этот раз все еще скромнее. В полдень федеральный канцлер Ангела Меркель возложит венок к мемориалу жертвам войны на Унтер-ден-Линден, а президент страны Франк Вальтер-Штайнмайер выступит с речью об исторической памяти. На Бранденбургские ворота будет спроецировано слово «Спасибо» на русском и других языках стран-победительниц Второй мировой.

Иностранных гостей на церемонии из-за пандемии коронавируса не будет, журналистов в этот раз пригласили тоже немного. Традиционное возложение венков российской дипмиссией у мемориала советским солдатам в Тиргартене тем не менее состоялось.

Участники российской дипмиссии возлагают цветы к памятнину советскому воину в Тиргартене. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

Участники российской дипмиссии возлагают цветы к памятнину советскому воину в Тиргартене. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

Праздничные мероприятия обычно проводит германо-российский музей Берлин-Карлсхорст. Именно в его здании, где раньше находилось офицерское казино училища инженерных войск вермахта, был подписан акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. В последнее время из-за карантинных мер музей не работал, и снова открыл двери лишь незадолго до юбилея, 6 мая. Посетителей, правда, пустят лишь в капитуляционный зал, остальные помещения по-прежнему закрыты.

Баннер перед музеем Берлин-Карлсхорст. Фото: JOHN MACDOUGALL / TASS / Scanpix / Leta

Баннер перед музеем Берлин-Карлсхорст. Фото: JOHN MACDOUGALL / TASS / Scanpix / Leta

В центре Берлина была запланирована масштабная выставка «На Берлин — 75 лет после окончания войны». Однако по уже известным причинам организаторам пришлось перенести ее в интернет, где ее можно увидеть по адресу 75jahrekriegsende.berlin. Это, скорее, даже не выставка, а мультимедийный проект со множеством исторических фотографий, на которых запечатлена столица Германии весной 1945 года. Названием выставки был выбран девиз советских войск, которые вели наступление на город.

Официальное название памятной даты 8 мая в Германии — День освобождения (Tag der Befreiung). Так этот день впервые назвал президент Рихард фон Вайцзеккер на сороковую годовщину окончания войны. Немцы должны рассматривать его как освобождение, сказал он, потому что, хотя Германия и проиграла войну, в итоге она выиграла свою свободу. Теперь 8 мая отмечается именно как день освобождения Германии от нацизма. И именно так большинство немцев (почти 90%) воспринимает эту дату, свидетельствуют опросы. Для остальной, небольшой, части населения она символизирует военное поражение Германии.

Ветеран Красной армии Семен Клейнман у памятника советскому воину в Берлине. Фото: Markus Schreiber / TASS / Scanpix / Leta

Ветеран Красной армии Семен Клейнман у памятника советскому воину в Берлине. Фото: Markus Schreiber / TASS / Scanpix / Leta

Вместе с тем ни в одной земле этот день не является государственным праздником и, следовательно, выходным. В Бранденбурге и Мекленбурге-Передней Померании отмечается лишь «День памяти». Берлин в этом году сделал исключение в честь круглой даты: 8 мая объявили нерабочим праздничным днем, но только однократно. Начиная со следующего года, этот день снова не будет отличаться от остальных будней. Государственным праздником он был лишь в ГДР, и то несколько лет — с 1950 до 1967 год.

При этом дискуссия о том, что день 8 мая должен стать официальным государственным праздником на территории всей страны, ведется не один год. «За» активно выступает Левая партия Германии, отмечая, что этот день стал «днем надежды и уверенности для миллионов людей». Тем не менее при выборе очередного праздничного дня немцы чаще отдают предпочтение религиозным датам, так что 8 мая до сих пор пребывает в тени общественной памяти. Германское Объединение пострадавших от нацистского режима, которое уже несколько лет борется за то, чтобы власти на официальном уровне наконец признали этот день крайне важным для всего немецкого народа, создало соответствующую петицию на Change.org. На момент публикации текста ее подписало более 100 тысяч человек. До этого другие меры не приносили желаемого результата, но в Объединении надеются, что 75 лет — достаточный срок для того, чтобы начать праздновать освобождение.

Украинские солдаты принимают участие в торжествах по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны у Мемориала советских войск в парке Тиргартен в Берлине. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

Украинские солдаты принимают участие в торжествах по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны у Мемориала советских войск в парке Тиргартен в Берлине. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

«Спектр» поговорил с жителями Германии о том, что для них значит день 8 мая и считают ли они необходимым сделать его государственным праздником.

Оливер, 41 год. «Я принадлежу ко второму послевоенному поколению. Мой дедушка лично пережил войну, а для меня 8 мая, помимо темы на уроках истории в школе, никогда не играло роли. Это важная политическая и общественная дата, но для меня лично она не так значима. Окончание войны само по себе — да, восстановление страны — да, но не сам день 8 мая.

Не могу сказать, что я выступаю за то, чтобы объявить этот день официальным праздником. Он, конечно, важнее, чем религиозные даты, однако трудно отмечать такой праздник, будучи побежденным народом.

Говорить о войне было для моих бабушек и дедушек непростым занятием. Это было настоящим испытанием. Они считались агрессорами, как и все немцы во время войны. И хотя они пережили все ужасы войны, мы не часто говорили с ними на эту тему. В основном я узнавал обо всем на уроках истории, но только о военном времени.

«Можем повторить». Превращение Дня Победы в свою противоположность

Это странно, что в школьном образовании, во всяком случае в мое время, история войны закончилась ровно 8 мая 1945 года. Послевоенное время, которое гораздо важнее для политической картины, совершенно не обсуждалось, в том числе в семейном кругу. Корейская, вьетнамская война, холодная война, объединение Германии — все это прошло мимо.

Я помню разговор со своим дедом, который служил на Восточном фронте. Он рассказал, что делали солдаты. Это было один-единственный раз, но я его запомнил: мне, внуку, было это очень интересно. Мой дед не был сторонником войны, его просто в нее втянули. В какой-то момент он оказался в неправильное время в неправильном месте, был тяжело ранен и его отправили домой. Я не знаю, приходилось ли ему бывать в тяжелых ситуациях, когда он должен был убивать, но надеюсь, что ему не пришлось это пережить. В любом случае это не было темой для разговоров за чашкой кофе".

Сотрудники украинского посольства возлагают цветы в честь 75-й годовщины окончания Второй мировой войны у Мемориала советских военных действий в парке Тиргартен в Берлине. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

Сотрудники украинского посольства возлагают цветы в честь 75-й годовщины окончания Второй мировой войны у Мемориала советских военных действий в парке Тиргартен в Берлине. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

Хендрик, 30 лет. «Для меня 8 мая — обычный день. Я не считаю, что он должен стать выходным, но и ничего против не имею. В 2018 году в Гамбурге был установлен новый официальный праздник — День реформации, хотя как вариант обсуждался также 8 мая. Я был разочарован, что в итоге приняли еще один религиозный праздник, а не светский. Я бы предпочел 8 мая. Я считаю, что история Германии для сегодняшнего общества намного важнее и является более формирующей, чем религия. Эта важность нашей истории должна быть отражена в празднике, и 8 мая — хороший вариант для этого.

Я разговаривал о войне в кругу семьи, особенно с бабушкой и дедушкой. У каждого из них была своя история. Особенно для родителей моего отца многое изменилось из-за войны. Они родом из региона, который сейчас принадлежит Калининграду, и бежали в северную Германию в конце войны".

«До воскресения мертвых». Военные дневники капитана Гринвалдса

Манфред, 61 год. «Для меня 8 мая — день, который знаменует необходимое завершение позорного развития моей страны; развития, которое принесло самые страшные преступления человечества, которое стало причиной бесконечных страданий многих людей и накрыло мир и особенно Европу войной и разрушениями.

Истоки этого развития сложны. Меня с юности занимает вопрос, почему культурно развитый народ был не в состоянии распознать грубые тезисы национал-социалистов как сумасшедшие и своевременно предложить другой путь.

Любой, кто даже поверхностно был знаком с представленной в 1920 году в Мюнхене в Хофбройхаусе партийной программой из 25 пунктов Национал-социалистической партии и двумя томами «Mein Kampf», должен был понять, что общее направление всего этого — ревизионистское, антиевропейское, воинственное, расистское, антисемитское и глубоко бесчеловечное. Об этом следовало бы знать за десять лет до выборов в земельные парламенты и за тринадцать лет до захвата власти в 1933 году.

Считается, что каждый пятый взрослый немец читал «Mein Kampf». Значит, дело не в незнании. Скорее всего, это сочетание полностью разрушенной способности к суждению в политических и интеллектуальных кругах Германии и соучастия набирающих силу национал-социалистов, которое и привело к катастрофе. Это позорно.

Руcский солдат у мемориала. Фото: Markus Schreiber / TASS / Scanpix / Leta

Руcский солдат у мемориала. Фото: Markus Schreiber / TASS / Scanpix / Leta

В этом отношении 8 мая 1945 года — это поворот к демократическому, либеральному и гуманному обществу и начало встраивания Западной Германии в разносторонний политический порядок. По сути, 8 мая стало предпосылкой для создания Европейского союза, который принес нам хорошие и стабильные отношения с соседними странами (за исключением конфликта в Югославии).

Моя семья, как и большинство других людей, сильно пострадала от войны. Мой отец, которого призвали в 19 лет, говорил, что принципиально отвергает концепцию принуждения, когда молодого человека против его воли заставляют брать в руки оружие и ставить под угрозу жизнь других людей и свою собственную.

Преступления нацистов, а также ложь и самообман, которые имели место особенно в послевоенный период, всегда были темой семейных разговоров. Моя мать, выросшая в большом городе, объясняла мне, что большая несправедливость по отношению к согражданам-евреям была очевидна, и впоследствии превратилась в худшее преступление. Эти разговоры и установки из детства и юности позже помогли мне сформировать личное мнение".

Памятник Советскому воину в Трептов-парке, 8 мая 2020 г., Берлин. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

Памятник Советскому воину в Трептов-парке, 8 мая 2020 г., Берлин. Фото: FABRIZIO BENSCH / TASS / Scanpix / Leta

Норберт, 48 лет. «Раньше 8 мая для меня не имело большого значения (я вырос на юго-западе страны), и на самом деле я узнал об этом только в последние несколько лет, когда мне пришлось осознать, как наши медиа «обрамляют» этот день (замалчивают или преподают в сомнительном контексте).

Я довольно поздно узнал, что Советский Союз понес наибольшее количество жертв во время Второй мировой войны и внес наибольший вклад в победу над германским рейхом, поскольку уроки истории в Западной Германии очень ориентированы на НАТО и, соответственно, на первый план выдвинуты американская, французская и британская точки зрения.

Картина была относительно ясной: американцы и британцы раздавали шоколад, русские грабили и насиловали, а немцы были освобождены от нацизма. По поводу этого освобождения у меня смешанные чувства. Я не думаю, что это была какая-то небольшая часть нацистов, от которых освободили немцев. В большей степени весь народ был причастен к этому. Конечно, я задавался вопросом, как это было возможным. Я общался со своими дедушкой и бабушкой, а также, будучи студентом-медиком, и с престарелыми пациентами, и пришел к выводу, что они не были плохими людьми. Сейчас, во время паники на фоне коронавируса, мы видим, как быстро люди готовы поддаться манипуляциям и отказаться от основных прав из-за страха.

Если мы хотим отмечать 8 мая в Германии как праздник, то должны оставаться честными и отмечать окончание войны с намерением сохранить мир. Но мы должны быть осторожны, чтобы этот день не превратился в пропаганду".