Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 29 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

Они сражались за Родину и были забыты. Почему руководство страны предпочитало не признавать некоторых своих героев

Могила Неизвестного Солдата, Москва. Фото ITAR-TASS / Maxim Shemetov/Scanpix/Leta Могила Неизвестного Солдата, Москва. Фото ITAR-TASS / Maxim Shemetov/Scanpix/Leta

Традиционно 9 Мая в России вспоминают героев Великой Отечественной войны, которые зубами вырвали победу и мир для всех нас. Но помнят, увы, не обо всех. Многие подвиги остались незамеченными или безымянными, герои остались непризнанными советской властью, а часть из них была репрессирована по идеологическим соображением.

«Спектр» решил вспомнить нескольких героев ВОВ, которые в какой-то момент стали неудобны и неугодны руководству страны.

«Неудобный» капитан

Алексей Матиясевич во время Великой Отечественной войны был командиром Краснознаменного подводного минного заградителя «Лембит» Краснознаменного балтийского флота. Первые боевые выходы подлодка Матиясевича совершила уже в августе 1941 года. Во время атаки конвой противника около острова Уте 14 сентября 1942 года командир впервые за всю историю Балтийского флота совершил торпедную атаку одновременно двух целей. Тогда транспорт «Финнланд» получил повреждения, а «Лембит» был вынужден уходить от преследования врага.

Матиясевич к тому моменту уже имел большой опыт на флоте, поэтому знал, как нужно действовать в кризисной ситуации даже на интуитивном уровне. Уход от преследования — та самая ситуация, когда нужно мобилизовать все умения. Корабли охранения сбросили на «Лембит» 50 глубинных бомб. Подлодке приходилось маневрировать и погружаться все ниже. Одна из бомб взорвалась в опасной близости от субмарины и во 2-й группе аккумуляторной батареи возник пожар. Параллельно с этим в отсек начала хлестать вода. Драгоценный на подлодке воздух быстро наполнился ядовитым дымом, погас свет, по всей подлодке были многочисленные раненые. В таких ситуациях капитан должен был отдать команду на всплытие, но это было бы самоубийством, учитывая, что на поверхности — вражеские преследователи. Алексей Матиясевич решил бороться до последнего.

Все, кто знал командира лично, отмечали его мужество и стойкость. В шаге от смерти эти качества Алексей Михайловича пригодились, как никогда. Он смог мобилизовать экипаж на борьбу с последствиями взрыва глубинной бомбы. Сначала под руководством опытного профессионала был потушен пожар, после личный состав смог устранить часть повреждений и остановить приток воды. При этом Матиясевич не раз терял сознание от ядовитого дыма, но каждый раз приходил в себя, поднимался и продолжал руководить и устранять повреждения вместе со всеми.

В итоге субмарина не была обнаружена и легла на дно. Следующие сутки подводники устраняли повреждения, чтобы иметь возможность на единственном оставшемся аккумуляторе добраться на базу. Тогда ни один член экипажа не погиб.

Подводная лодка

Подводная лодка «Лембит». Автор фото неизвестен, распространяется Wikimedia Commons

Многие «лембитовцы» за тот поход были награждены орденами и медалями, а сам Матиясевич представлен к званию Героя Советского Союза, но эту награду так и не получил. По указу Президиума ВС СССР в 1943 году он был удостоен только ордена Ленина. Доподлинно неизвестно, почему, несмотря на многочисленный ходатайства, было принято решение не присуждать Матиясевичу почетное звание, но есть как минимум две версии: он был слишком скромным и он был чересчур прямолинейным и «неудобным» для начальства.

В пользу первой версии высказывался, например, контр-адмирал В. С. Козлов, который был хорошо знаком с Матиясевичем. «Матиясевич слишком деликатный или, если хотите, интеллигентный. В его докладах о боевых походах все в экипаже трудились, старались, проявляли находчивость и мужество! Но что сделал командир лодки, оставалось неясным. Вот и результат: в октябре 1942 года наградили 10 „лембитовцев“ орденом Ленина, 14 — орденом Красного Знамени, 12 — орденом Красной Звезды, а Матиясевич, представленный к Герою Советского Союза, так им и не стал. Вот как оборачивается скромность в действительной жизни», — приводит слова контр-адмирала в своей книге «Забытые герои войны» Олег Смыслов.

Второй версии о том, почему Алексей Михайлович не получил Героя Советского Союза, придерживаются многие из тех, кто общался с капитаном. Все они говорят, что, несмотря на скромность, Матиясевич был очень прямолинейным, принципиальным и никогда не заискивал перед начальством. Свое мнение он высказывал напрямую и оно далеко не всегда совпадало с видением руководства. Он не терпел пустозвонства и излишнего восхваления сомнительных военных достижений. Трезво смотря на вещи, он, например, не соглашался с теми, кто превозносил «Атаку века» Александра Марисенко, который потопил гитлеровский корабль «Вильгельм Густлов», на борту которого якобы были сотни немецких подводников, готовых вступить в войну на новых лодках.

Матиясенко спорил с теми, кто утверждал, что «Атака века» имела «стратегическое влияние на изменение хода войны». Капитан «Лембита» говорил: «…потеря большого количества подводников решающего значения в то время для подводного флота уже не имела… запланированного вступления в строй новых лодок XXI и XXIII серий, для которых готовились кадры подводников, не произошло…». Такая позиция, естественно, не нравилась военному начальству.

Очевидно по этой причине звание Героя Советского Союза Мтиясевич так и не дождался. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941−1945 годов, Указом Президента Российской Федерации от 29 ноября 1995 года № 1192 капитану 1-го ранга в отставке Матиясевичу Алексею Михайловичу было присвоено звание Героя Российской Федерации. Посмертно.

«Трудно отмечать праздник, будучи побежденным народом». Жители Германии рассказывают, что для них значит день окончания войны 8 мая

«Неудобный» майор

Майор Петр Гаврилов считался своенравным еще до начала Великой Отечественной войны. Он был слишком дотошным, скрупулезным и требовательным не только к подчиненным, но и к себе. Он нередко говорил своим бойцам, что нужно готовиться к войне, что начаться она может внезапно. В какой-то момент его слова дошли и до военного начальства. Гаврилова обвинили в распространении тревожных настроений и 27 июня 1941 года собирались устроить ему «разнос» на партсобрании. Но «внезапно» начавшаяся 22 июня война внесла свои коррективы. Партсобрания отошли на второй план, а тревожные настроения вышли на первый.

К тому моменту Петр Гаврилов уже несколько месяцев нес службу в Брестской крепости. Когда на рассвете 22 июня майор услышал первые взрывы и выстрелы, то сразу понял — началась война. Он попрощался с женой и сыном, спрятал их в подвале, а сам пошел поднимать своих бойцов, чтобы оборонять крепость. Среагировать оперативно не получилось — немцы быстро взяли ее в кольцо. Оставалось только сидеть в осаде и отстреливаться.

Немецкие солдаты позже писали в своих воспоминаниях, что подступиться к Брестской крепости было практически невозможно. Всех, кто приближался, косил ружейный и пулеметный огонь. Гитлеровцы знали, что «в форту около 20 командиров и 370 бойцов, женщины и дети. А душою сопротивления являются будто бы один майор и один комиссар».

Брестская крепость-герой. Фото Lena Armstrong распространяется Wikimedia Commons по лицензии by-sa/3.0/deed.en

Брестская крепость-герой. Фото Lena Armstrong распространяется Wikimedia Commons по лицензии by-sa/3.0/deed.en

Поэтому 29 июня нападавшие выдвинули ультиматум, приказывали Гаврилову сдаться и угрожали в противном случае сравнять с землей крепость. Чтобы не рисковать жизнью женщин и детей, Петр Гаврилов приказал им сдаться в плен. Сам же он, как и его подчиненные, остался внутри и продолжил держать оборону. Бои продолжались, но оборона была сломлена, многие защитники крепости оказались в плену. Немцы искали в казематах крепости Гаврилова, который отстреливался до последнего.

В книге «Брестская крепость» Сергей Смирнов приводит воспоминания лагерного врача, куда на 32-й день войны немцы доставили майора Гаврилова. «Пленный был в командирской форме, но она превратилась в лохмотья. Он был ранен, истощен так, что не мог даже глотать, врачам пришлось применить искусственное питание. Но немцы сказали, что этот человек всего час тому назад в одиночку принял бой в одном из казематов, убил нескольких гитлеровцев. Было ясно, что только из уважения к его храбрости пленного оставили в живых», — рассказывал врач.

После этого Гаврилов прошел не один концлагерь и был освобожден из плена частями Красной армии только в мае 1945 года. Тогда героя обороны Брестской крепости исключили из партии, потому что он потерял в плену свой партбилет. Пенсия ему в связи с этим тоже полагалась невысокая. Восстановить справедливость и членство в партии удалось лишь после цикла радиопередач «В поисках героев Брестской крепости», инициированном Сергеем Смирновым. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1957 года за образцовое выполнение воинского долга при обороне Брестской крепости в 1941 году и проявленные при этом мужество и героизм Гаврилову Петру Михайловичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

«До воскресения мертвых». Военные дневники капитана Гринвалдса

«Неудобный» генерал

Генерал-майор Василий Гордов участвовал в боях Великой Отечественной войны с самого ее начала. Тогда он командовал 21-ой армией и участвовал в боях на Брянском и Юго-Западном фронтах. Командовал в Смоленском оборонительном сражении, Киевской оборонительной операции, Курско-Обоянской наступательной операции, в Харьковском сражении и в Воронежско-Ворошиловградской наступательной операции. В августе 1941 года был ранен на Смоленщине, но в госпиталь ехать отказался и продолжил воевать. Он вообще отличался мужественностью и жестким нравом. Командовал рьяно, часто материл подчиненных и вообще не стеснялся в формулировках.

Недолго, с 23 июля по 12 августа 1942 года, он командовал Сталинградским фронтом, но быстро был отстранен из-за крупных просчетов в управлении войсками. Они тогда привели к прорыву немецкими войсками внешнего оборонительного обвода Сталинграда. Но жестких репрессий со стороны начальства все же не последовало. Знакомые с положением дел участники войны говорили, что Сталин не мог расстреливать тогда всех подряд генералов. Но повышенный контроль со стороны генералиссимуса Гордов все же получил.

За время боевых действий генерал участвовал в ряде знаковых сражений и в итоге дошел до Берлина и Праги, где проявил себя в сражениях. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года Василию Гордову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Но даже после этого проблемы с военным начальством и руководством страны никуда не исчезли.

Гордов продолжал службу в армии, а начальство продолжало держать его под колпаком. За ним была организована слежка, генеральские телефоны прослушивались. Учитывая, что Гордов был одним из немногих, если не единственным, генералом, который не стеснялся критиковать власть, ждать, когда за ним придет СМЕРШ, было недолго. Он был арестован 12 января 1947 года вместе со своими подчиненными: бывшим заместителем командующего ПриВО генерал-майором Г. И. Куликом (разжалованным в 1942 году из Маршала Советского Союза) и начальником штаба этого же округа генерал-майором Ф.Т. Рыбальченко, по обвинению в вынашивании ими террористических планов в отношении членов советского правительства.

Генерал Василий Гордов. Автор фото неизвестен, фото доступно goskatalog.ru/portal/#/collections?id=10 620 052

В деле Гордова фигурировали, например, расшифровки его разговоров с женой, которые они вели в супружеской кровати. Так, 1 декабря 1946 года оперативной техникой зафиксирован следующий разговор между Гордовым и его женой Татьяной Владимировной:

«Г. — Я хочу умереть. Чтобы ни тебе, никому не быть в тягость.

Т.В. — Ты не умирать должен, а добиться своего и мстить этим подлецам!

Г. — Чем?

Т.В. — Чем угодно.

Г. — Ни тебе, ни мне это невыгодно.

Т.В. — Выгодно. Мы не знаем, что будет через год. Может быть, то, что делается, все к лучшему.

Г. — Тебе невыгодно, чтобы ты была со мной. <…>

Т.В. — Я знаю. Плюнь ты на это дело! Лишь бы тебя Сталин принял.

Г. — Угу. А с другой стороны, ведь он все погубил.

Т.В. — Может быть, то, что произошло, даже к лучшему.

Г. — А почему я должен идти к Сталину и унижаться перед… (далее следуют оскорбительные и похабные выражения по адресу товарища Сталина).

.В. — Я уверена, что он просидит еще только год.

Г. — А умереть тоже жалко.

Т.В. — Хочется увидеть жизнь, до чего же все-таки дойдут.

Г. — Увидеть эту мразь?

Т.В. — Нет, это должно кончиться, конечно. Мне кажется, что, если бы Жукова еще годика на два оставили на месте, он сделал бы по-другому".

Стоит ли удивляться, что после такого (а это не единственный эпизод) последовал арест, потом Лефортово, потом подвал и расстрел. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1951 года Гордов лишён звания Героя Советского Союза и всех государственных наград.

Только после смерти Сталина 11 апреля 1956 года Военная коллегия Верховного Суда СССР своим определением прекратила уголовное дело в отношении Гордова за отсутствием в его действиях состава преступления. Восстановлен в звании Герой Советского Союза и в правах на награды он был только 5 июля 1960 года.