Данные по COVID-19 на 03.04.2020 — В мире: 1,088,388 заболели, 58,448 скончались. В России: 4,149 заболели (+601), 281 поправились, 34 скончались
  • Суббота, 4 апреля 2020
  • $76.49
  • €82.63
  • 34.65

«Победители судят». Почему Москву возмутило решение Варшавы приравнять Сталина и Гитлера и стоит ли так нервничать

Военнослужащие РККА и вермахта на совместном параде в польском Бресте осенью 1939 года. Архивное фото. Военнослужащие РККА и вермахта на совместном параде в польском Бресте осенью 1939 года. Архивное фото.

В год 75-летия Победы, которое в картине мира российских властей является не историческим, а основным актуальным событием 2020 года, так называемые «войны памяти» вокруг истории Второй мировой достигли невиданного накала. Желание сделать себя «прямой наследницей» действительно великой Победы советского народа (но не Сталина!) над Гитлером и фашизмом все глубже загоняет российскую власть и страну в опасную историческую ловушку.

Уравняли

Президент России резко отреагировал на решение Европарламента, который 19 сентября 2019 года официально уравнял коммунизм и нацизм, приняв резолюцию, в которой осуждается то что «оба режима совершали массовые убийства, геноцид и депортации людей, а также стали причиной потери жизни и свободы в масштабах, ранее не известных истории человечества».

Это решение вызвало крайне отрицательную реакцию в Кремле. Нечасто прибегающий к экспрессивной лексике в публичном пространстве президент России («мочить в сортире» и «от мертвого осла уши» скорее исключение, чем правило путинского лексикона) в конце декабря разразился гневной тирадой в адрес совершенно не известного сегодняшней России польского дипломата 30-х годов прошлого столетия. Выступая на расширенной коллегии Министерства обороны 24 декабря 2019 года, Путин назвал посла Польши Юзефа Липского в Германии в 1934—1939 годах «сволочью» и «антисемитской свиньей» за поддержку Гитлера.

Тему начала Второй мировой войны Путин затронул и на ежегодной пресс-конференции 19 декабря 2019 года, где вновь напомнил, что советские войска, следуя секретным протоколам «пакта Молотова-Риббентропа», вошли в Польшу лишь «после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооруженными силами и за тем, что происходит на территории» страны, а само польское правительство в это время «находилось где-то уже в районе польско-румынской границы» и «не с кем было бы даже разговаривать на эту тему». Однако подробнее всего Владимир Путин выступил по этой теме на неформальной встрече лидеров государств СНГ в Санкт-Петербурге 20 декабря 2019 года. Российский лидер подготовил для своих коллег целую лекцию, в которой представил 17 архивных документов, относящихся к историческому периоду, непосредственно предшествовавшему началу Второй мировой войны.

Кто начал

Общий смысл выступления президента России можно свести к трем основным тезисам:

  1. Пакт Молотова-Риббентропа, который «был официально признан и осужден еще Верховным Советом СССР в 1989 году», а лично Путиным был назван «аморальным» в 2009 году, когда советская часть этого двустороннего договора была впервые рассекречена, не может, по мнению российского президента, считаться основным документом, развязавшим Германии руки для начала войны. Путин напомнил про Декларацию о неприменении силы между Германией и Польшей 1934 года, англо-германскую и франко-германскую декларации 1938 года, договор о ненападении между Германией и Латвией 1939 года, аналогичное соглашение между Германией и Литвой годом ранее. Ну и, конечно, не забыл о Мюнхенском соглашение 1938 года (в советской историографии называвшемся не иначе как Мюнхенский сговор), когда Германия, Великобритания, Франция и Италия договорились о передаче Судетской области Чехословакии под контроль Германии, а Тешинская область Чехословакии перешла под контроль Польши.
  2. СССР был вынужден последним пойти на соглашение с нацистской Германией (и договориться с ней о разделе территорий некоторых стран Восточной Европы) из-за ошибочной политики «умиротворения агрессора» западных демократий, а также из-за фактического пособничества действиям Германи со стороны некоторых стран на примере Польши и ее участия в разделе Чехословакии. (При этом Путин не говорил о пособничестве со стороны СССР, когда речь шла уже о разделе самой Польши. Напротив, то что СССР двумя неделями позже Германии ввел войска и занял причитающуюся ему в соответствии с пактом часть Польши, российский лидер вслед за советской исторической трактовкой представил как защиту польского (и еврейского) населения от нацистов).
  3. Путин объясняет эту неразумную политику Европы и тогда, и теперь «звериной русофобией» — ведь Запад не откликнулся на попытки Сталина выстроить антигитлеровскую коалицию, а предпочел пойти на уступки нацистам.

Впервые опубликованы сканы советского оригинала Договора о ненападении между Советским Союзом и Германией от 23 августа…

Gepostet von Фонд "Историческая память" am Freitag, 31. Mai 2019

При этом, приводя все эти исторические факты и аналогии, российскому президенту как бы подспудно приходилось смягчать и объяснять, (если не оправдывать) роль в предвоенной политике Сталина. А также все сильнее и откровеннее обвинять довоенное руководство Польши, чуть ли не в соучастии в развязывании войны, одной из первых жертв которой она сама и стала.

Путин заявил, к примеру, что Сталин, в отличие от лидеров западных держав, «не запятнал себя личными контактами с Гитлером». При этом Сталин встречался с гитлеровским министром иностранных дел Иоахимом фон Риббентропом – есть даже известное фото этой встречи, произошедшей 23 августа 1939 года. В тот день и был подписан знаменитый пакт Молотова-Риббентропаи и секретные протоколы к нему, в которых и говорилось о разделе Польши, передаче под контроль СССР Бессарабии, Финляндии, стран Балтии.

Иосиф Сталин и Иоахим фон Риббертроп, 23 августа 1939 года. Фото Scanpix/LETA

Иосиф Сталин и Иоахим фон Риббертроп, 23 августа 1939 года. Фото Scanpix/LETA

Действительно на Западе и в России пакт Молотова-Риббентропа и Мюнхенское соглашение часто сравнивают, когда хотят попенять друг-другу на то, кто больше виноват в начале великой войны. Ни одно из этих соглашений не красит его участников, но западные историки всегда отмечают, что Англия и Франция не получили никаких территорий в результате Мюнхенского сговора и тогда еще надеялись, что обойдется только Судетами, а вот пакт Молотова-Риббентропа это уже полноценный дележ чужих земель тогда, когда все маски уже были сброшены.

И хотя историки разных стран продолжают спорить, что именно стало отправной точкой для начала самой кровопролитной войны, но однозначно можно утверждать одно, что на момент ее официально признанного начала в сентябре 1939 года Сталин и Гитлер действовали как союзники, согласно юридическому оформленному соглашению. 

После подписания пакта и вплоть до 22 июня 1941 года советские газеты, включая главную — «Правду» — писали о нацистской Германии исключительно в положительном тоне. А через несколько дней после нападения гитлеровской Германии на СССР, согласно архивным документам, Сталин был готов отдать Гитлеру недавно занятые советскими войсками страны Балтии  и Западную Украину. 

Польский ответ

Реакция Польши на желание российского лидера фактически обвинить сами польские власти конца 30-х годов в развязывании Второй мировой войны и обелить Сталина последовала незамедлительно. Польский Сейм принял резолюцию о противодействии манипуляциям историей, которая возлагает на гитлеровскую Германию и сталинский СССР одинаковую ответственность за начало Второй мировой войны. Текст принятой резолюции размещен на сайте парламента Польши.

«Сейм Республики Польша осуждает провокационные и неправдивые заявления представителей высших органов власти Российской Федерации, пытающихся обвинить Польшу в развязывании Второй мировой войны», — говорится в резолюции. В документе отмечается, что начало войны было вызвано политикой двух тоталитарных стран — нацистской Германии и СССР, а «первыми жертвами обоих тоталитарных режимов стали Польша и страны Центральной и Восточной Европы». При этом польские парламентарии уравнивают и жертв двух тоталитарных режимов: «Сейм Польской Республики отдает дань памяти жертвам нацистского и советского тоталитаризма и выражает желание, чтобы история их мученичества никогда не фальсифицировалась и не использовалась в качестве инструмента».

Резолюция ожидаемо вызвала резкое недовольство в Москве. Официальный представитель МИД России Мария Захарова назвала это «пересмотром итогов Второй мировой войны». «Вот так идеология побеждает правду!» — написала она на своей странице в Facebook. 

СМИ: «Сейм Польши принял резолюцию о том, что Советский Союз наравне с гитлеровской Германией виноваты в начале Второй…

Gepostet von Maria Zakharova am Donnerstag, 9. Januar 2020

Две войны

Культ Победы в России начал набирать силу в конце второго путинского президентского срока и достиг первой кульминации в 2010 году, когда отмечалось 65-летие Победы. Например, нынешний министр обороны Сергей Шойгу в феврале 2009 года предлагал ввести уголовную ответственность за отрицание победы СССР в Великой Отечественной войне".

Действительно, складывается впечатление, что сейчас в официальной российской версии истории Великая Отечественная война существует как бы отдельно от Второй мировой. По российской (и советской) версии истории война начинается 22 июня 1941 года с вероломного нападения Гитлера на СССР, а не с сентября 1939 года, когда гитлеровская Германия и Советский Союз фактически выступили государствами-агрессорами по отношению Польше и к другим странам. В России не считают присоединение стран Балтии к СССР в 1940 году военной оккупацией, а в самих этих государствах официально считают именно так. О стоившей огромных жертв финской войне 1940 года стараются не вспоминать: попытка установить в Петербурге в 2016 году мемориальную доску Карлу Густаву Маннергейму, сыгравшему выдающуюся роль в военной истории Российской империи, но затем успешно руководившему обороной Финляндии от нападения сталинской Красной Армии, окончилась провалом.

Сталин, Грозный и другие. Почему у России так много прошлого и почти нет будущего

Нежелание российских властей даже допустить рассмотрение роли Сталина в развязывании самой страшной войны в истории человечества логично в той парадигме отношения к истории, которая сейчас возобладала в России.

Германия, как проигравшая страна в той чудовищной войне, проделала страшную, но необходимую работу памяти — покаялась и продолжает расплачиваться (в том числе материально) за преступления нацизма. Россия свернула начавшуюся было в конце 1980-х, в горбачевскую эпоху перестройки и гласности, десталинизацию. А национального покаяния (хотя эта идея была в моде одно время среди части советской интеллигенции, в 1984 году даже вышел знаменитый фильм Тенгиза Абуладзе «Покаяние») в России так и не случилось. За что каяться, если мы победили в праведной войне очевидное зло? (А в том, что Гитлер — абсолютное зло, сомнений действительно нет и быть не может.)

Возложение цветов к могиле Сталина в годовщину его смерти, Москва. Фото AP/Scanpix/LETA

Возложение цветов к могиле Сталина в годовщину его смерти, Москва. Фото AP/Scanpix/LETA

Сам Владимир Путин очень четко обозначил свое отношение к такому покаянию еще 15 лет назад, в своей полемике со странами Балтии: «В 1989 году Верховный Совет СССР — законодательный орган страны — дал четкую правовую и моральную оценку пакту Молотова-Риббентропа. Наши прибалтийские соседи это хорошо знают, однако все еще продолжают требовать от России какого-то „покаяния“. В этой связи хочу подчеркнуть: подобные претензии не имеют никаких оснований, носят откровенно спекулятивный характер».

Логика «победителей не судят» восторжествовала в российском национальном сознании и политическом отношении к истории. Более того, сейчас эта логика выглядит еще более радикально: «Победители судят». СССР в свое время вслед за Гитлером напал на Польшу, но теперь Россия публично обвиняет эту страну в развязывании Второй мировой войны.

Ни в коем случае нельзя умалять величие и значение победы советского народа над гитлеровской Германией и ее союзниками. Но честный взгляд на историю Второй мировой заставляет говорить о преступлениях сталинизма против человечности как в самой России, так и за ее пределами. Вспоминать о десятках миллионов погибших в той войне советских граждан — а точной цифры потерь нет до сих пор, спустя 75 лет, и еще не все останки солдат захоронены. Говорить о цене той победы и задаваться вопросом, можно ли было не платить такую страшную цену или вовсе избежать этой страшной бойни.

Не позволяя миру свободно изучать и переосмысливать историю Второй мировой войны и обеляя Сталина, забывая при этом о его жертвах, Россия не только отдаляется от стран-союзниц в той войне, но и заражает собственное национальное сознание токсичной ложью о безгрешности великого учителя и оправданности его варварской внешней и внутренней политики.

Вечный огонь. Фото TASS/Scanpix/Leta

Вечный огонь. Фото TASS/Scanpix/Leta

Как ни парадоксально, для того, чтобы Победа обрела подлинное величие, самой России хорошо было бы задуматься о том, чтобы приравнять Сталина к Гитлеру и прекратить искусственно отделять Великую Отечественную войну от Второй мировой. Советские солдаты и труженики тыла своими жизнями заплатили за схватку двух кровавых тиранов. А самой России вместо модных у нас нынче стикеров на автомобилях «Можем повторить!» с красной звездой, насилующей свастику, пора наконец начать воспринимать войну как зло, горе и катастрофу. Даже в главной советской песне о победе День Победы назывался «праздником со слезами на глазах». И тем более важно делать все, чтобы война никогда не повторилась.