"Мне надо, чтобы все это делала Рижская дума". Как молодежная организация одна справляется с транзитом украинских беженцев, которых не замечают городские и национальные власти Спектр
Понедельник, 03 октября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Мне надо, чтобы все это делала Рижская дума». Как молодежная организация одна справляется с транзитом украинских беженцев, которых не замечают городские и национальные власти

Важнейшая задача волонтеров - помочь беженцам определиться с направлением, помочь с логистикой и просто поддержать ошарашенных людей словом и чашкой чая. Фото Мария Кугель для Spektr.press Важнейшая задача волонтеров — помочь беженцам определиться с направлением, помочь с логистикой и просто поддержать ошарашенных людей словом и чашкой чая. Фото Мария Кугель для Spektr. press

С каждым днем поток украинских беженцев, едущих в Европу через Россию, растет, и Латвия часто первая страна Евросоюза, лежащая на их пути. Каждый день Рига принимает около 200 транзитников, подавляющее большинство из которых бежали из Мариуполя. Теперь на очереди Северодонецк, Изюм и другие города, занимаемые российской армией. Беженцы спасаются от бомбежек и голода с детьми, ранеными и стариками без денег и конечной цели. Многие из них никогда не были за границей и не собирались уезжать из дома.

Несмотря на то, что вся Рига увешана украинскими флагами, а с экранов телевизоров сплошным потоком льются слова солидарности с беженцами из Украины, Латвийское государство и Рижская дума предпочитают не замечать самих людей, проезжающих через латвийскую столицу.

В результате беженцами — их размещением, информационной помощью и логистикой — пришлось заняться молодежной НГО Young Folks, известной в Риге и Латвии и наработавшей за 10 лет своего существования солидный социальный капитал. Young Folks занимается организацией клубов по интересам, внешкольных занятий, походов, путешествий за рубеж, в том числе по европейской программе Erasmus+ и другим, работает за счет пожертвований и членских взносов. К примеру, в «ковидную» зиму 2021 года ее основатель и бессменный руководитель Александр Морозов собрал в фейсбуке старшеклассников и увез их в Испанию на арендованную вскладчину виллу на все время карантина.

Но теперь, просто оказавшись случайно на автовокзале и увидев, что там творится с украинскими беженцами, Александр Морозов просто не смог пройти мимо и обеспечивает помощь сотням приезжающих украинцев своими силами и силами подростков из своей организации.

Александр Морозов на своем месте на рижском автовокзале. Фото Мария Кугель для Spektr.press

Александр Морозов на своем месте на рижском автовокзале. Фото Мария Кугель для Spektr. Press

Что нам надо? Да все!

«Нам звонят спасатели встретить людей на вокзале, звонят из полиции забрать семью из участка, звонят с радио и телевидения, хотят узнать, как дела на границе, — написал в Фейсбуке 28 мая глава Young Folks, — У меня спрашивают: надо идти на поклон к мэру, о чем попросить Рижскую думу? Что нам надо? Да все! Мне не надо идти и просить с чем-то помочь, мне надо, чтобы это все делала Рижская дума, по-моему, это самые логичные и обычные действия, если в твоём городе происходит катастрофа, когда твой город — важнейшая и главная точка транзитного потока беженцев, которые бегут из подвалов от войны, от голода, расстрелов и насилия. Внимание — для украинцев платный туалет — со скидкой 20 центов. Без денег, без еды, без понимания, куда ехать дальше, в шоковом состоянии, для вас скидка — с паспортом 20 центов… Как тут люди были без нас, я даже не могу представить».

Возле окошка волонтерского пункта помощи украинцам Young Folks на Рижском автовокзале люди есть постоянно. В момент прихода автобусов из Нарвы, Москвы, Таллина их собирается особенно много. Пункт работает с восьми часов утра до полуночи. Его легко узнать по распечатанным на принтере листкам в цветах украинского флага и хэштэгу #savemariupol. «Это визитная карточка бедствия, — говорит Саша, — 90% беженцев у нас едут из Мариуполя. Сегодня вот пишут, звонят — нужна коляска, потому что мать, раненую осколками, перевозят, переносят через Россию на руках».

Люди стоят с огромными сумками, чемоданами, кошачьей переноской, в которой взволнованно мяукает черный кот. К окошку подходят попросить бутылку воды, взять 20 центов на туалет из баночки, которую наполнили монетами доброжелательные люди. Спрашивают, где оставить сумки, как остаться в Латвии, как передвигаться по Германии, как вообще до нее добраться (на бесплатном автобусе до Лиепаи, там пересадка на бесплатный же для украинцев паром до Травемюнде), просят тут же зарезервировать им билеты. Подходит пара. Люди растеряны: они хотели ехать в Чехию или Польшу, потому что туда уехали знакомые «и говорят, что там нормально и работа есть». Но приятель дочери узнал у чешских волонтеров, что Чехия и Польша «полны» и туда, якобы, больше не пускают, потому что жилье найти проблематично. Морозов объясняет, что с жильем везде проблема, но это не значит, что какая-то страна «закрылась»: «В Европу вас везде пускают». Советует не двигаться наобум, только чтобы куда-то ехать, а взвесить имеющиеся возможности. Например, можно поехать в Эстонию: в Пярну есть 30 мест, с автобуса встречают и довозят полицейские каждого человека персонально, затем распределяют по стране. А в Германии, куда направляется большинство украинцев с автовокзала, случались и неприятности — в пасхальные выходные центр помощи закрылся и три десятка человек просто оставили ночевать на улице.

Многие беженцы едут в Германию. Им надо добраться на автобусе до паромной переправы в Лиепая. Фото Мария Кугель для Spektr.press

Многие беженцы едут в Германию. Им надо добраться на автобусе до паромной переправы в Лиепая. Фото Мария Кугель для Spektr. Press

Партнеры и волонтеры

Волонтер Наташа — родом из Резекне, в Риге учится. «Я давно была подписана на страничку Young Folks в Фейсбуке, интересовалась, следила за их жизнью. И вот в один прекрасный вечер вижу, они выставили анкету и призвали помогать украинцам. Я очень хочу помочь, но как? Я студентка, денег нет, жилье снимаю. Заполнила анкету утром, вечером Александр написал, что завтра же вечером я могу выходить. Подходят люди, я вижу, насколько моя помощь их воодушевляет, какой у них был безжизненный взгляд и как загораются глаза после того, как я им чем-то помогла. И вот теперь я тут почти каждый день. Ищем жилье, либо в Букинге, либо ищем людей, которые готовы взять украинцев к себе в квартиры. Оформляем билеты, добавляем денег при необходимости из пожертвований, направляем куда-то, сажаем на автобус. У нас есть телеграм-канал @Volunteers_YF. В него могут зайти украинцы, другие волонтеры, любой человек, и написать: мы едем в Ригу, или отправляем к вам столько-то человек, помогите. Мы видим эти заявки, никого не оставим на улице».

Организация Young Folks работает в Латвии с подростками и молодежью уже 10 лет и за это время создала сеть отделений в разных городах и наладила контакты в других странах.

«Восьмого мая наши партнеры из Нарвы написали нам, что помогают беженцам, — рассказывает Александр, — В тот момент в Нарве был большой поток, город перестал справляться. Тут открылся бесплатный поток на Германию. Нам сообщили, что отправляют несколько семей через Ригу транзитом, попросили помочь устроить на ночлег и отправить дальше. Я написал пост в фейсбуке о том, что необходима помощь: накормить людей из Мариуполя и приютить на ночь, за час люди сорганизовались. Все в основном держится на „наших“ мамах, дети которых росли на наших глазах».

В последующую неделю нарвский филиал эстонской организации «Друзья Мариуполя» отправили Young Folks 40 украинских семей и беженцев-одиночек. С немецкой стороны сотрудничество идет с мощной организацией Rubikus, которая обладает ресурсами на вывоз украинцев непосредственно с оккупированных территорий целыми автобусами. Волонтеры курируют беженцев онлайн, и очень важны «живые» центры, в которые можно направить людей.

«В Лиепае у нас живет наша Маша Шнипова, — рассказывает Саша, — Мы написали ей, что отправляем людей автобусом в Лиепаю, нельзя ли их встретить, поскольку от автовокзала до парома пешего хода 30 минут, а там бабушка 70 лет после операции, другие едут с пятимесячным ребенком, с огромными торбами. Они, бывает, приезжают голодные и уставшие после четырех дней пути, готовы упасть и спать. Маша кинула клич, и теперь обычные люди на машинах довозят беженцев от автовокзала до парома, кормят, решают проблемы. И вот мы отправляем десять человек, Маша подходит к автобусу и спрашивает: „Кто из Украины на паром в Германию?“ И отзывается весь автобус. В этот момент мы понимаем: что-то не так. Людей намного больше. Они не попадают в нашу систему».

Чай-кофе-покормить

Люди едут в Европу из России самостоятельно на своих машинах, поездах, автобусах, попутках. Часто их довозят до границы и высаживают. В Латвии украинскими беженцами занимается Пожарно-спасательная служба. Спасатели приезжают по вызову либо самих украинцев, либо пограничников, довозят в Зилупе и сажают на поезд до Риги. При необходимости находят им ночлег. Но государственная система помощи рассчитана только на людей, которые остаются в Латвии. Никто не занимается транзитниками. Ночь, ты пересекаешь границу, стоишь с детьми и сумками на краю Латвии, и ничего вокруг нет. И в столице тебе не на что рассчитывать, даже зал ожидания на автовокзале открыт только для тех, кто ждет своего автобуса.

Александр Морозов решил, что нужно открывать пункт прямо на автовокзале, чтобы заниматься людьми там, где они есть. Все, кто попадает сюда, через куратора или самостоятельно, получат бутылку питьевой воды, монетку для туалета, еду, памперсы для ребенка, доедут до хостела и от него обратно к автовокзалу. Если нет денег на хостел, волонтеры добавят из пожертвований.

Администрация автовокзала приняла волонтеров с распростертыми объятиями. Ведь без них вся нагрузка по помощи транзитникам лежала на кассирах и охранниках. Young Folks безвозмездно выделили помещение прямо на выходе к перронам, компьютер и принтер. Работа организована в три смены. Подключилось 60 волонтеров, но Саша говорит, что этого недостаточно, потому что в первую неделю люди работают на энтузиазме, а потом возвращаются в собственным делам. Волонтеры очень нужны, потому что беженцы есть в любое время суток.

Есть три направления помощи. Первое — чай-кофе-покормить. Второе — жилье. «Бывает, что люди не успевают на паром в Германии, или на автобус нет билетов на сегодня, им надо переночевать, — говорит Саша, — А денег нет, вокзал закрывается. У нас есть пяток вариантов: на автовокзале есть хостел на 10 комнат, 12 часов 15 евро с человека. Есть какие-то хостелы, мы завели WhatsApp-чаты с администраторами, пишем им напрямую, они сразу принимают и раз в неделю выставляют нам счет. Есть церковь, которая может взять к себе до 30 человек бесплатно: сами забирают на машине, кормят. Если и это все занято, ищем в Букинге, заполняем хостелы, гостиницы вокруг вокзала». Третье направление — помощь с отправкой дальше по маршруту.


КАК ПОДДЕРЖАТЬ Young Folks LV:
Swedbank
LV44HABA0551038525297
mērķis: ziedojums
Young Folks LV
Swedbank
LV44HABA0551038525297
mērķis: ziedojums Liepāja

ЧТОБЫ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К ВОЛОНТЕРАМ НУЖНО ЗАПОЛНИТЬ ЭТУ АНКЕТУ

Александр подсчитал, что в рабочие дни через Ригу проходит примерно 150−200 человек в день, из них только на паром до Травемюнде едут человек 100−120. Не все едут в Германию: некоторые возвращаются обратно в Украину, двигаются дальше в Польшу, Чехию, в другие страны Европы. Из приграничных городов Резекне, Зилупе и Валка украинцев привозит поезд на железнодорожный вокзал. Автобусами они прибывают из Таллина, Нарвы, Москвы. Приезжают на попутках от границы.

В субботу паром от Травемюнде не ходит, и за выходные в городе скапливается много транзитников. Следующие паромные и автобусные рейсы бывают перегружены, и люди иногда могут отправиться дальше только ко вторнику.

Таким образом Young Folks регулирует одновременно три человеческих потока: первый — это люди, которые едут через кураторов и скоро прибудут. Второй — это те, кто остался ночевать в Риге. И третий — те, кто на пути в Травемюнде ночует в Лиепае. С ними тоже держат связь. Создан чат в Телеграм, в котором украинцы, уже добравшиеся до Германии, делятся опытом и информацией с теми, кто едет вслед за ними.

«Если не отстроят, в Украину не вернемся»

Олег и Мария выехали из Мариуполя 22 марта и ждут автобуса в Лиепаю, чтобы там пересесть на паром до Травемюнде. Их конечная цель — Ганновер. «Мы из Ильичевского района, выезжали машинами, колонной, — рассказывает Олег, — Выехали в Мелекино, это ДНР, там полтора месяца жили. Потом поехали в Мелитополь, тоже ДНР. Оттуда в Крым. Дальше Симферополь, Ростов, оттуда в Питер и в Эстонию».

Передвигаться паре помогали волонтеры. Координаторы в чатах составляют маршруты, покупают билеты на поезда, помогают с жильем. Почему решили уехать из России? «Там как такового статуса беженца нет, есть единовременная выплата и помощь с жильем на какое-то время, — отвечает Мария, — И в целом в Европе больше возможностей найти работу. Очень много туда знакомых и друзей уехало. Как минимум мы там будем не одни».

«Города у нас нема, где там жить?» — спрашивает Тахир, ром из Мариуполя. Фото Мария Кугель для Spektr. Press

Мы с Александром идем забирать из хостела возле Бастионной горки цыганскую семью из Мариуполя. Позавчера в волонтерском чате появился нештатный запрос на прием 35 человек, из которых 24 — дети. На родине семья продавала овощи и фрукты, занималась озеленением города. Волонтеры связались с президентом Международного союза ромов Нормундом Рудевичем в Риге, он помог организовать ночлег, а с утра навестил единородцев. Спрашиваю, кто может сказать от имени семьи пару слов на диктофон. Вызывается Тахир. «Мы жили в городе Мариуполь, на левом берегу, — рассказывает он. — Начались обстрелы, мы в подвале прятались, там и жили. Не было ни еды, ни воды, ничего. Потом с левого берега волонтеры нас вывезли в Бердянск. Оттуда — на Мелитополь. Из Мелитополя выехали на российскую таможню в Крыму, оттуда на Ростов. Потом в Петербург и в Эстонию. Всю дорогу нам помогали волонтеры, молодцы, дай бог им здоровьечка. Детей кормили, жилье давали, продукты. Сейчас собираемся в Германию. Там наших уже человек 20−25, они выехали таким же способом. Собираемся оставаться в Германии. Города у нас нема, где там жить? Ни домов, ничего. Все разрушили. Подождем, покамест все будет мирно, а там посмотрим, пока наш город не построят обратно. Если не отстроят, в Украину не вернемся».

Саша грузит в машину вещи, а люди собираются идти до автовокзала пешком. Мне предлагают пойти проводником — больше никто дорогу не знает. Идти всего пара кварталов, но я с легким ужасом смотрю на разбегающуюся ораву маленьких детей. Взрослые успокаивают меня: «Просто идите впереди и ни о чем не волнуйтесь!» И действительно, дети отлично организованы. Они с живым любопытством реагируют на все вокруг и одновременно цепко держат друг друга в поле зрения. Рядом со мной идет девочка лет двенадцати с десятимесячным младенцем на руках. На перекрестке мальчишки окружают старшеклассника на электроскутере и восторженно разглядывают транспортное средство, завязывая разговор. «За сто метров 14 центов! — делится со мной десятилетний Богдан, — а как за него заплатить? Только по интернету? А если у меня нет телефона? Никак?» Богдан явно разочарован.

14-летняя Амина говорит мне, что учится в восьмом классе, но в этом году учебы не было: «Война». Это слово звучит невыносимо обыденно.

Как рассказала «Спектру» волонтерка Екатерина, многие беженцы первоначально собирались остаться на некоторое время у своих родственников в России, но не смогли выдержать столкновения с последствиями воздействия российского телевидения — от родственников можно было услышать такое, с чем пострадавшим от войны и потерявшим близких людям просто невозможно было сжиться, к примеру объяснение, что разрушенные бомбежками города — это «наказание за грехи» а сами украинцы неблагодарные, ведь «Путин освободил их от фашистов», от свидетельств разрушений и ужасов войны они просто отмахивались, заявляя, что «это все западная пропаганда».

Ответы и отписки

Мы отправили в пресс-службу Рижской думы два вопроса: осознает ли дума критическую ситуацию с транзитными беженцами с оккупированных территорий, пересекающими Латвию со стороны России, и собирается ли она как-то эту проблему решать. Через несколько дней вопросы вернулись к нам вместе с ответом от правления акционерного общества «Рижский международный автовокзал» — частной коммерческой компании, никакого отношения к Рижской думе не имеющей. То есть, мэрия не сочла эту проблему своей и отфутболила ее вместе с нашим письмом на автовокзал, и без того буквально закрывший собой амбразуру. Связавшаяся с нами по телефону представитель компании Мара Эглите не была обрадована таким перекладыванием ответственности.

Официальный ответ от правления гласит: «АО „Рижский международный автовокзал“ 19 мая заключил договор о сотрудничестве с обществом Young Folks LV. Это негосударственная молодежная организация, которая обеспечивает обслуживание потока пострадавших на войне в Украине и военных беженцев (предоставление информации, заботу о размещении, питание, согласование дальнейшего перемещения и тому подобное). Волонтеры предоставляют помощь на пожертвованные средства. Они помогают организовать поток беженцев, прибывающих в помещения и на территорию автовокзала, удовлетворение их нужд и дальнейшее перемещение во временное жилье и далее, таким образом обеспечивая по возможности незатрудненную повседневную работу автовокзала и удовлетворение нужд основных клиентов автовокзала в привычном режиме. Автовокзал безвозмездно обеспечивает общество помещениями, мебелью, компьютерной техникой, интернет-подключением. Постоянно на мониторы выводится информация для беженцев, а также и указатели размещены в помещении автовокзала и на платформах».

Правление автовокзала отчитывается, что до 19 мая уже обращалось в Фонд общественной интеграции за помощью (это организация, официально уполномоченная решать проблемы с беженцами — прим. «Спектра»). Фонд прислал номер информационного телефона, который попросил разместить на видном месте, что администрация и сделала. В иной помощи в силу недостатка ресурсов фонд отказал. В случае наплыва беженцев сотрудники автовокзала связывались с фондом, который присылал за ними транспорт. Поток беженцев регулировали сотрудники охраны и дежурные администраторы, раздавая карты с адресом Рижского центра помощи жителям Украины, который находится на Калькю, 1. Однако беженцы, которые едут транзитом в другие страны, оставались в круглосуточном зале ожидания.

Проблему с регулированием потока беженцев осложняет строительство Rail Baltica — прибывающие автобусы высаживают пассажиров за шлагбаумом. «В данный момент объем автобусов и пассажиров растет, — отмечает правление, — и его обслуживание уже само по себе сложная задача во время работ по строительству, существенно ограничивающих территорию автовокзала. Затруднен доступ автобусов и пассажиров к предоставляемым услугам. Проконсультировавшись с партнерами по Всеевропейской ассоциации автовокзалов, мы заключили, что там кризисную ситуацию с беженцами решают сотрудники компетентных учреждений и привлеченные волонтеры. У АО „Рижский международный автовокзал“ нет ресурсов для обеспечения размещения беженцев и на другие услуги вроде связи, питания, транспортировки и так далее. Кризис беженцев уже сейчас очень сильно повысил нагрузку на сотрудников автовокзала и охрану».

Власти же продолжают самоустраняться.