"Электроэнергию армия забирает, а автосалоны - чеченцы". Жители занятого российскими войсками Мелитополя рассказали "Спектру", как "освободители" отжимают их город Спектр
  • Воскресенье, 29 мая 2022

«Электроэнергию армия забирает, а автосалоны — чеченцы». Жители занятого российскими войсками Мелитополя рассказали «Спектру», как «освободители» отжимают их город

Митинг в поддержку Украины в захваченном российскими войсками Мелитополе. 7 марта 2022 © Shutterstock /  Anna Azary
Митинг в поддержку Украины в захваченном российскими войсками Мелитополе. 7 марта 2022 © Shutterstock / Anna Azary

Мелитополь российские войска блокировали и заняли в первые часы «специальной военной операции», официально об «освобождении» было объявлено 26 февраля. После этого новостей оттуда было немного. В СМИ мы видели, с одной стороны, видео с митингов местных жителей против «оккупантов», с другой — победные реляции и чудесные видео, на которых благодарные освобожденные мелитопольцы возлагают цветы к Вечному огню «впервые за все время жизни под украинским гнетом» и празднуют Восьмое марта.

В действительности в Мелитополе намного лучше, чем в Мариуполе: там не бомбят, почти не убивают людей на улицах, там есть электричество, отопление и в некоторых домах из крана даже течет вода. При этом там заканчивается еда, не всегда есть связь, а порядок на улице «контролируют» чеченские бойцы и ветераны ЛДНР.

Наши собеседники — супружеская пара, оба предприниматели. Они просили не называть их имен (и мы их изменили), потому что случайных прохожих регулярно останавливают на улице и досматривают, подробно исследуя все переписки в телефонах. Люди в Мелитополе часто пропадают и не всегда находятся потом.

Вот их рассказ, переданный в 14 голосовых сообщениях. Приводим его с некоторыми сокращениями и незначительной правкой для удобства чтения.

Начало: первые взрывы, армия занимает город. Мародеры

Коля: С 23.02 на 24.02 в 4:30 произошел первый взрыв. Это то, что я услышал, когда проснулся. Я сначала не понял, что это было, а потом включилась сирена. Когда вышел на улицу, было много людей. Они сначала не понимали, что происходит, задавали вопросы «Что это было?» и «Где это вообще происходит?».

День был, как день.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Потом прозвучал второй взрыв и уже все поняли, что началась война. Поднялась паника, первым делом возникли дикие очереди на заправках. Пошли слухи, российские военные якобы пошли через Крым, там идут бои, что ничего не осталось от блокпоста Чонгара (пограничный пункт между присоединенным к России Крымом и Херсонской областью — Spektr).

Из города, кто успел выехать до 4−5 часов вечера, тот успел. После этого зашли российские войска и уже не выпускали никого, ни тех, кто хотел эвакуироваться, ни тех, кто работает в Мелитополе, а живет в окрестных селах и ПГТ.

На вторые сутки началось самое интересное — грабежи.

Первые мародеры — это были русские военные. Они просто заходили в торговый центр, примеряли вещи. Просто зашли тупо, разбили все окна, витрины, забрали айфоны. Я это наблюдал тоже. Они переодевались в гражданскую одежду. Примеряли на себя спортивные костюмы. Не парились по поводу этого. Один или два человека стояли на входе, а остальные внутри. Просто центр города, центральный проспект и они там нормально себя чувствовали.

Машины отбирали. Если твоя машина им нравилась, на тебя наставляли автомат, и «Здравствуй машинка, водитель выходит и освобождает». Их интересовали больше машины на дизельном топливе, но они не брезговали и бензином. «Лексус», BMW Х5, еще что-то.

А потом обычным гражданам, которые все это наблюдали, военные сказали: «Заходи, бери что хочешь. У вас 10 минут». Кто-то воспринял это как гуманитарную помощь. Вот какие они молодцы, помогают всем, бесплатно раздают еду. Наши люди тоже красавчики.

Оля: Начали грабить магазины и выносить все остальное. Разбомбили просто весь центр города, все ювелирки. Вся красота, которая была в центре города, просто расфигачена. Витринные стекла в пол разбиты. Просто, как после бомбежки, но это просто движ мародерский.

Коля: Ближе к утру они дали понять, что город оккупирован. Они разгромили здание СБУ, вроде там сотрудники оказали сопротивление, но ненадолго.

Вот со второго дня началась полная оккупация. Они четко выдвинули свои требования. Чтоб город сдался, признали тут русскую власть и никто не сопротивлялся. Но люди все равно пытались делать какие-то акции протеста, но они получали лещей, и их разгоняли. Очередью в небо стреляли. Слава богу не по людям.

Оля: Естественно у всех в один день остановился весь бизнес, работа. Потому что люди просто боялись передвигаться по улице. Я попыталась со своей работы вывезти оборудование. Мы попали под обстрел, потому что там кого-то гоняли. Постоянно звук где-то стреляют из автоматов. Я сейчас рассказываю как про кино, я не верю, что я это все пережила.

Коля: Люди пытались уехать на центральный рынок через центр города, где были военные. В них просто из танка стрельнули и все. Нет ни людей, ни машины. Машина стояла посреди города трое суток, как знак всем, что если вы будете передвигаться по городу… У нас потом несколько суток было вообще, как будто армагедон и ни одной машины не было. Ни одной машины не было, светофоры не работали, света не было, воды не было, интернета не было. Связи не было, заглушили все к чертям где-то суток на трое.

Света нет, грабеж идет, в дома лезут. Никакой охраны не было. Полиции в городе нет, потому что все ушли и никто ничем не помог. Впрочем, может это и хорошо, осталась бы полиция — было бы больше жертв.

Оцепление российскими войсками городского сада у «Братской могилы« освободителей во время возложения цветов. Мелитополь, 15 марта 2022 @ Мелитополь глазами жителей

Чеченцы и ДНР

Коля: На данный момент очень много чеченцев. Чеченцы не разбираются, не контролируют себя. Если что-то не так, они огонь на поражение. Если ты им не понравился, твоя машина им не понравилась, все, посыпались стекла в машине. Тебя могут выложить на асфальт. Если вдруг ты где-то за блокпостом чуть дольше задержался, все, не пустят, комендантский час. А могут убить. Если ты из-за города едешь, то тебя в расход, где-то там прикопали. Машина осталась трофеем, как сказал командир.

Если в городе человек оказался на улице после комендантского часа, то его отдают ДНРовским ребятам, которые его научат, как себя вести. Они пристегивают наручниками руки и ноги как бы крестиком и начинают дубасить. С 7 вечера до 6 утра нельзя появляться на улице ни при каких делах.

Оля: Еще самое страшное, что чеченцы ходят и одетые в гражданское. Это лично видела, они пытались пристебаться ко мне. Пошутить, пообщаться, «девочка-припевочка, куда идешь красивая», а сами смотрят очень голодными глазами.

Их машины с буквой Z, они катаются по всему городу. Они могут остановиться где угодно, закинуть кого угодно в машину. Охраны нет никакой, спасения нет никакого. Защитить тебя не может никто просто. Они ездят на машинах с рупором, рассказывают о том, что у вас тут будут русские каналы, вы будете слушать русскую власть, вы будете подчиняться. Кто будет украинизировать, тот будет жестко наказан.

На самом деле, наш город вообще в принципе русскоязычный. У нас нет и никогда не было никаких нацистов.

Гуманитарная помощь, митинги, дефицит, угроза голода

Коля: Потом приехала типа гуманитарка. И с ней телеканалы: «Первый Крымский», Россия 24, канал Кадырова…

А предварительно заехало много автобусов, около тысячи человек, если не больше, переодетые в гражданку. Потому что наши люди к этим камазам с гуманитаркой сначала не хотели подходить, но вот эти вот актеры, которых привезли, видимо, из России, они начали подходить и зазывать людей: «Чего вы стоите, смотрите русские вот дают, подходите берите». И мы потом по российскому телевизору видели эти кадры: «Боже, вы наши спасители», бабушки обнимают этих военных. На самом деле никто их не обнимал, тут все летало, пиналось. У нас были митинги дикие с флагами, гимном Украины, люди кричали, что Мелитополь это украинский город, что мы его никому не отдадим. Нас не надо освобождать! «Русский корабль иди на!» И в итоге несколько дней назад вся площадь просто была усыпана вояками. Они стояли с оружием, чтобы никто ни в коем случае не собрался. И несколько человек, которые пришли, их просто словили и мы не можем их найти никого. Вот сейчас во всех чатах по городу ищут знакомых наших, ищут людей, потому что они без вести пропали якобы. Просто загребли и мы не знаем что с ними.

Оля: Что они делают. Они не дают никакой возможности завозить товар. АТБ, Сильпо, Эпицентр, Амстор — это наши супермаркеты. Сейчас ни одна машина в них приехать не может. Они нас мариновали пару недель и люди в панике все выгребли. И потом приехали машины кадыровцев. Они приехали буквально на один день, фуры, сняли это видео и больше гуманитарной помощи не было.

То, что у нас сейчас есть, завозят из ближайших сел. Это просто убивают птицу и скот, потому что нечем кормить. С оптовых баз привозят какие-то овощи, на складах остатки есть. Мы тоже сегодня охотились за продуктами, чтобы хоть как-то помочь соседям и беженцам. Те же крупы в больших супермаркетах разграбили изначально. То, что завезли из складов, быстренько в панике все раскупили. Осталось то, что завозят в маленькие магазинчики и ларечки, с оптовых баз и совсем по чуть-чуть. И нам так и говорят «Ребят, вот вот это последнее». Сегодня мы вот покупали банки с фасолью для мариупольцев, я последние 6 или 8 банок забрала.

Коля: В супермаркетах уже почти ничего нет, только зубные щетки.

Бензина нет совершенно. Топливо не привозили с первого дня. Дефицит, цена в три раза подросла. Город постепенно умирает. Большая проблема с медикаментами. Кто-то пытается провезти гуманитарку, машины расстреливают.

Причем это не украинская армия расстреливает гуманитарные коридоры. Ее тут в помине нет. Она стоит вся под Запорожье. Если Запорожье выпускает, то машина до Мелитополя доезжает вся в дырочку. Их (российские войска — прим. «Спектра») не волнует, что ты везешь. Детей или… Им срать полностью.

Попытки самоорганизации, «Охрана порядка». Изнасилования

Оля: Предприятия и более богатые слои населения организовали в самом начале оккупации центры помощи. И когда пришли эти «спасатели» русские, они запретили и позакрывали с угрозами все эти центры. «Мы тут будем гуманитарную помощь привозить вместе с кадыровскими фурами». И где эти фуры?

В городе заканчивается еда, а на вопросы типа «Ребят что будет дальше?» они говорят: «Ничего не будет. Сидите и ждите»

Их не волнует, что у многих еды нет, детского питания, лекарств. Очень много детей-астматиков. Нет кислорода и никто не дает его привезти из Запорожья. Люди, которым нужен кислород, просто умирают.

Оля: Когда начались грабежи, наши мужики организовались, собрались с битами (оружия-то нет ни у кого), начали дежурить и патрулировать, назывались ОП — охрана порядка. Эту группу разогнали за час. Дяди с автоматами сказали «Вон нафиг с улицы, даже не показывайтесь». Военные стоят на центральных улицах, ковыряются в носу, смеются, прикалываются. Цепляются к девочкам, девочки тикают. Стараются вообще не выходить, потому что реально страшно. Уже были случаи изнасилований, какие-то девочки просто пропали. Но нет ни полиции, никого, ты ни к кому не обратишься. Никто не спасет.

«Я просто больше не выхожу на улицу»

Коля: У нас есть друг, вместе спортом занимаемся. Выпил пива, шел домой. Возле его дома проехал патруль. Ну он и пропал на три дня. Мы ему звонили, писали. Телефон был выключен. Через три дня появился. Не разговаривал, старался всех игнорировать. «Все, я больше не выхожу на улицу, я просто сижу дома». А в конце концов мы выяснили, что у него перебиты ребра, порезаны сухожилия на ногах, короче, больше не спортсмен, потому что не ходит. Ему ножиком потыкали икроножные мышцы. Там же у него полностью вывернули телефон: пин, где он живет, кто с кем общался, какие переписки, все фотографии полностью все. И дальше его лупили, как хотели и издевались, как могли.

Контрактники из Сирии, перестрелка с войсками ДНР

Коля: Был момент, базировалась тут группа одна. Я подошел к ним и задал вопрос «Ребят, что вы вообще тут делаете? Зачем оно вам надо?» Они ответили, что сами вообще-то не знают, что делают. Потому как они вообще базируются в Сирии и не могут понять, зачем их сюда привезли. Говорят: «Мы и не хотим здесь находиться, оно нам и не надо. Мы не можем понять, зачем нас сюда привезли и что происходит». Когда я им сказал, где они находятся, они вообще такие: «А где это?»

Они нас предупредили «Ребят, пожалуйста, не выходите на улицу, потому что у нас сегодня был инцидент, по нам стреляли наши же ребята из ДНР. Они очень нажираются и начинают вести атаку». Среди мирного населения в городе, они стреляли друг по другу. Сзади них пятиэтажка, кто-то из БТРов стреляет, те по ним из пулеметов.

Эвакуация: туда и обратно

Оля: У нас слава Богу все знакомые живы и боятся выдвигаться, потому что у наших друзей есть те, кто погиб, и есть, кто не вернулся и никуда не доехал. Просто от них нет ответа. Они уехали в сторону Запорожья и тишина. Поэтому мы все никуда и не двигаемся.

Сегодня помогали ребятам, которые приехали из Мариуполя. Им обещали коридор на Запорожье, чтоб они могли уйти спокойно потом на Запад. А в конце концов они оказались здесь. Они в непонятках, зачем их вывезли в Мелитополь, в оккупированный город, когда они хотели выехать на территорию Украины. А их привезли сюда и они не понимают, что происходит. Их не видно, они все попрятались. Они очень напуганы, машины все побиты, в осколках, без стекол, все помятые. Держатся друг друга и стараются ни с кем не разговаривать. Их очень много. И все наши стараются им помочь. В итоге у них теперь только один выход — на Крым. Больше никуда из этого города не выехать. А в Крым украинские граждане ехать не очень хотят — говорят, там сразу отбирают украинские паспорта и дают заставляют подавать на российское гражданство.

Как отжимают бизнес

Коля: Вот у нас есть знакомый, директор пивзавода. Заходят к нему ребята с оружием и новоиспеченный директор, и его ставят перед фактом: сегодня директор не ты, а я. До свидания. Покиньте, пожалуйста помещение. Есть тот же самый плазменный завод, который вырезал всякие железки и остальное для фирм всяких. Там станки стоят современные. Они зашли, сказали «Спасибо, классный завод. До свидания». У другого знакомого была сауна, отель. Им он понравился, они сказали: «Все, до свидания мы тут будем жить». Заправляет этим кадыровское движение.

Если им понравилось какое-то предприятие — все, до свидания. Если это какой-то конкурент чего-то видимо, они заходят и занимают это полностью.

Русская армия патрулирует город, центральные улицы. Они как бы у власти. Но чеченцы забирают бизнес. Именно чеченцы. Стараются забрать самые жирные штуки, пивзаводы, молокозаводы, промышленность короче забирают. А русская власть больше забирает водоканалы там, такое. По хозчасти короче. Электроэнергию армия забирает, а автосалоны — чеченцы.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Оля: У нас есть здания такие бизнес центров с кучей офисов и кабинетов — стоматологических, косметологических… И вот эти товарищи — русская армия… Например, ты идешь в свой кабинет забрать вещи, а на входе стоят люди в форме и с автоматами и не впускают в здания. Они там обосновываются, они там живут, тусуются.

У нас есть военный городок, а в нем офицерское общежитие, там у меня друзья жили. Когда начались обстрелы, они схватили сумки с трусами и с детьми выбежали из здания. И больше они не могут зайти на военную зону. Теперь там живут все эти пассажиры, которых для съемок привезли. А может вояки там живут.