Исход. Как живут Краматорск и другие города севера Донецкой области через сутки после ракетного удара по вокзалу с беженцами Спектр
  • Суббота, 21 мая 2022

Исход. Как живут Краматорск и другие города севера Донецкой области через сутки после ракетного удара по вокзалу с беженцами

Женщина прощается с мужем через окно автобуса через день после ракетного обстрела железнодорожного вокзала в Краматорске. Украина, 9 апреля 2022 года © Fadel Senna / AFP / Scanpix / Leta
Женщина прощается с мужем через окно автобуса через день после ракетного обстрела железнодорожного вокзала в Краматорске. Украина, 9 апреля 2022 года © Fadel Senna / AFP / Scanpix / Leta

Происходящее 8 и 9 апреля в Краматорске можно описать одним емким словом — ИСХОД. Идет исход гражданских людей, лечение раненых, похороны погибших, подготовка к обороне города военными. Число погибших от ракетного удара по Краматорскому вокзалу достигло 52 человек из которых пятеро — дети. Раненых 98, кого-то из них, возможно, тоже пытаются вывезти в более безопасные города.

Эвакуационные поезда шли из Краматорска и городов севера Донецкой области с 26 февраля ежедневно. Их отправление продолжается сегодня из Славянска и Покровска. Организованно поездами на сегодня вывезено 200 000 человек, сколько уехали своим ходом — не поддается подсчету. Позиция главы Донецкой областной военно-гражданской администрации Павла Кириленко проста: гражданские не должны мешать военным в предстоящих боях за Донбасс.

В Донецкой области на подконтрольных Украине территориях действует комендантский час с 19:00 до 6:00. Только после этого утром стартует массовая эвакуация, к которой ежедневно не устают призывать глава областной военно-гражданской администрации, местные и не местные блогеры и журналисты. Особенные голоса в этом хоре — обращения людей из Мариуполя, которые пытаются передать на север области свой печальный опыт.

На этом фоне Краматорск к 9 апреля выглядит как вымерший перед штурмом врага город, из которого уже месяц массово бежит население. Закрываются магазины, бизнесы, банки, с начала марта не работают заводы, на этой неделе начали закрываться аптеки и перестают загружать наличными последние банкоматы. Часть департаментов Донецкой областной государственной администрации тоже выехала в эвакуацию и работает в Днепре.

В Краматорске, Дружковке, Константиновке и Торецке сейчас растут только укрепления на улицах и ключевых перекрестках — работают армия и территориальная оборона. Ракетный удар только подхлестнул гражданских людей к эвакуации, она теперь массовая и, чаще всего, на колесах — в автомобилях и автобусах.

«Я 8 апреля вывез из Краматорска тестя с тещей, в день ракетного удара. Но я про него, конечно, не знал — ехал в пять утра потому, что пытался выскочить на трассы за Павлоград до пробки, — рассказывает „Спектру“ краматорчанин Руслан Гаврюшенко. — Поговорил с парой последних блокпостов перед Краматорском, что я повезу с утра двух очень больных пожилых людей с котом и половиной машины лекарств и аппаратуры, и решился выскочить до окончания комендантского часа. Получилось, пропустили!»

Руслан Гаврюшенко снял дом в одном из сел Винницкой области и перевез туда всю семью, вплоть до всех собак и кошек — за четыре ходки в 1600 километров каждая.

Горящий автомобиль после обстрела железнодорожного вокзала в Краматорске, Украина, 8 апреля 2022 года © Reuters / Oleksiy Merkulov / Scanpix / Leta

Горящий автомобиль после обстрела железнодорожного вокзала в Краматорске, Украина, 8 апреля 2022 года © Reuters / Oleksiy Merkulov / Scanpix / Leta

«Краматорск сейчас выглядит вымершим городом. Я пытался договориться со знакомыми таксистами, чтобы они за любые деньги вывезли наших, но это оказалось невозможным. В городе на 8 апреля четвертые сутки не было бензина на заправках, только дизель по 47 гривен (примерно ё128 рублей) за литр и иногда газ, — продолжает Руслан. — Дорога на выезд одна — на Доброполье через Старый Город. Пробка на выезд по утрам достигает 8 километров. Первую заправку со всем ассортиментом топлива я увидел в Павлограде Днепропетровской области, но до полного бака и там не наливают, нормируют по 20 литров. Я в своей последней поездке видел колону инкассаторских машин из Славянска — банки и „Укрпочта“ тоже вывозят все».

С 9 апреля в городах севера Донецкой области прекращает работать «Новая почта», ее отделения массово эвакуируются. Самый крупный частный украинский перевозчик посылок уже имеет опыт вывоза отделений из Волновахи и Мариуполя, и тут — в Краматорске, Дружковке, Константиновке и Славянске — не стал дожидаться начала работы артиллерии.

«Спектр» смог поговорить на условиях анонимности с работником отделения государственного банка из Краматорска.

«Наш банк нетипичный, наше непосредственное руководство в Харькове, и мы отреагировали на военные действия сразу, в первые дни, — говорит собеседник „Спектра“. — К 26 февраля наши отделения были закрыты, как во время войны, согласно всем инструкциям, — с уничтожением наличных денег, документов и ключей от сейфов. Дальше мы работали на удаленке и наблюдали ситуацию вокруг. „Приватбанк“, самый массовый коммерческий банк Украины, прекратил работу гораздо позднее, но на этой неделе прекратил загружать банкоматы и он. Дольше всех в итоге продержался государственный „Ощадбанк“. Он обслуживает пенсионеров, но и он сейчас закрывается».

Судьба Краматорска равна судьбе любого другого города северного Донбасса. Со стороны Изюма, с северо-запада к Святогорску прорывается часть «харьковской» группировки российских войск. Здесь считанные десятки километров до Славянска. В Луганской области российская армия штурмует город Рубежное перед Северодонецком. Беженцы оттуда бегут в Славянск и Краматорск. Они в том числе были в толпе на привокзальной площади, когда прилетели ракеты. В Донецкой области с юга бои идут на старой линии соприкосновения между Горловкой и Торецком. Канонаду хорошо слышит Константиновка. С запада ожидается попытка прорыва российской армии из Запорожской области к Павлополю. Налицо очевидная всем картина попытки взять в кольцо группировку ВСУ на Донбассе — выстроенный российский план, который так же тщательно собираются ломать украинские бригады и отдельные полки спецназа изнутри потенциального котла.

В этом бурлящем и готовом взорваться регионе нет места никакому нормальному бизнесу. Ни один частный поставщик не готов поставлять свою продукцию в города, откуда в любой момент может не вернуться грузовик. Те продуктовые магазины, что работают, распродают остатки. «У нас сейчас смс приходят от зоомагазинов, объявления в Facebook идут — мол, поставок больше не будет. Если остаетесь, берите для своих животных просто все корма, что есть сейчас!» — рассказывает «Спектру» краматорчанка Светлана.

В городе закрываются не только магазины, но и отдельные больницы. Мы смогли поговорить с одним из врачей расположенного в Краматорске Областного территориального медицинского объединения.

«Ситуация проста — лаборатории с понедельника распущены в бесплатные отпуска, оборудование частично вывезено, частично спрятано от обстрелов в подвал, онкологический центр также прекратил работу, закрывается хирургия. Пока работало отделение гемодиализа — пока у них есть пациенты, они должны держаться, по идее. В остальных больницах города ситуация сравнима с нашей», — рассказывает «Спектру» Татьяна из Краматорска. Она уже в эвакуации.

В конце этой недели поездку по городам северного Донбасса совершил украинский политолог Константин Батозский.

«Краматорск пустой. Скопления людей наблюдаются вокруг еще работающих банкоматов, аптек и АЗС — большинство машин работает на газе и его отпускают только по 20 литров на машину. Очереди к АЗС растягиваются на километры, люди там проводят по половине дня, — рассказывает „Спектру“ Батозский. — Предприятия остановлены. Видно, что еще работает общественный транспорт, и единственной точкой, где была хоть какая-то жизнь, была открытая пиццерия на площади перед вокзалом. На этой площади за день до взрыва я видел огромное количество людей. Они заполонили собой площадь, здание вокзала и перрон. Эти люди пытались попасть на эвакуационные поезда, которые формируются из того, что есть, — там видны очень разные вагоны. Порядок на вокзале поддерживался привлеченными донецкой областной военно-гражданской администрацией волонтерами. Там есть установленный большой шатер, где оказывалась медицинская и психологическая помощь, раздавали воду и базовую еду. Я видел людей, которые бегут уже несколько дней, в том числе из Луганской области — они добирались на машине до Краматорска и садились там в поезд».

Пожарные тушат горящую машину после обстрела железнодорожного вокзала в Краматорске, Украина, 8 апреля 2022 года © Reuters / Oleksiy Merkulov / Scanpix / Leta

Пожарные тушат горящую машину после обстрела железнодорожного вокзала в Краматорске, Украина, 8 апреля 2022 года © Reuters / Oleksiy Merkulov / Scanpix / Leta

«Такую же ситуацию я наблюдал в Славянске. Город пустой, в нем отсутствует какая-либо деловая активность и жизнь, — продолжает Батозский. — Везде, в Славянске, Краматорске и Дружковке, слышно войну, но ходят троллейбусы. В Краматорске четыре дня до того был прилет в школу № 15. Она разрушена и никаких восстановительных работ я тоже там не видел. Гром взрывов слышен уже в Славянске. Мы там с моим братом были на кладбище, где похоронены наши предки, и там нас застигла воздушная тревога. Ирония судьбы — по инструкции в такой ситуации ты должен лечь на землю, на могилу прадеда, и ждать, когда все закончится. На кладбище видно много новых могил гражданских — они явно несут непрямые потери сейчас, есть аллея погибших в 2014 году».

Школа № 15 на улице Маяковского соседствует с знаменитым городским отделом МВД Краматорска — в 2014 видео его штурма людьми Стрелкова обошло весь мир. Тогда человек с автоматом и в маске потребовал от гражданских «отойти за поребрик».

Это свойственное больше Питеру слово «поребрик» в 2014 стало маркером скрытого участия российских бойцов в боевых действиях против Украины. В 2022 году все открыто — школу рядом с горотделом разрушила вполне себе официальная российская ракета. И наступает со всех сторон на Краматорск тоже российская армия — без всяких масок.