«За границей все разговоры о войне, а в Москве жизнь идет своим чередом». Почему и как надолго противники войны стали возвращаться в Россию Спектр
Пятница, 01 июля 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«За границей все разговоры о войне, а в Москве жизнь идет своим чередом». Почему и как надолго противники войны стали возвращаться в Россию

Иллюстрация: Мария Толстова специально для spektr.press Иллюстрация: Мария Толстова специально для spektr. press

В январе—марте 2022 года из России за границу выехали 3,88 миллиона граждан страны, сообщали в начале мая в ФСБ. Это почти на 50% больше, чем за тот же период прошлого года. Судя по всему, такой всплеск прежде всего связан с несогласием с военными действиями против Украины. При этом 17 мая глава Минцифры Максут Шадаев заявил, что 80% уехавших после 24 февраля вернулись, об этом якобы свидетельствую данные их сим-карт. «Спектр» поговорил с россиянками, которые уехали после начала войны и недавно вернулись в страну, о причинах их возвращения и дальнейших планах. Имена героинь текста изменены по их просьбе.

Алина Демидова, автор подкастов, журналистка

Мы с мужем и двумя детьми решили уехать 2 марта, хотя думали об этом с самого начала войны. Муж больше склонялся к отъезду, чем я. В какой-то момент закрыли «Эхо Москвы», «Дождь» (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента), журналисты уезжали, а затем пошли разговоры, что с 4 марта закроют границы и в стране объявят мобилизацию. Мы подумали, что лучше уедем и переждем, чем останемся заперты в стране.

Мы созвонились с мужем днем 2 числа, вечером с трудом купили билеты на 4 марта. Они были невероятно дорогие, на большинстве сайтов нам с двумя детьми нужно было около 400 тысяч. Решили лететь хитрыми маршрутами через Среднюю Азию, потому что таких денег у нас не было. В итоге летели через Бишкек, где у нас была пересадка двое суток, уже оттуда улетели в Стамбул. Было тревожно, потому что не понимали, выпустят ли нас из страны или отменят рейс.

Самое тяжелое в подобной ситуации — ты не можешь планировать свою жизнь. Мы там подали документы на литовскую визу, сняли жилье, работали, гуляли. Потом улетели и так же жили в Литве. Из-за неопределенности не могли надолго снять квартиру и устроить детей в садик. Состояние, когда пытаешься определиться, где тебе начать новую жизнь, очень выматывает. Как будто все время сидишь в тамбуре поезда и не знаешь, когда твоя остановка. В итоге мы решили, что до мая должны определиться с дальнейшими планами. А к маю поняли, что у нас накопилось много дел в России и решили поехать в Москву.

Ехать было тревожно, потому что вновь были слухи про мобилизацию, мы не выезжали из дома, пока Путин не выступил на параде 9 мая. Мы послушали его речь, сложили вещи и поехали. Ехали через Беларусь, там сухопутная граница, у нас просто посмотрели паспорта и все, проблем не возникло.

Когда приехали в Москву, мне показалось, что люди живут своей жизнью и вообще не слишком в курсе, что где-то идет война и Россия напала на Украину. Как будто они не знают, какие страшные вещи в мире творятся от нашего имени. Понимаю, что в России нельзя ходить с футболками против войны или публично идти критиковать власть, но есть ощущение, что люди то ли забыли, то ли привыкли к происходящему. При этом я ожидала большей милитаризации, символов Z и прочего, но в этом плане в Москве все не так плохо.

Когда мы сидели в Литве и решали с мужем куда дальше двигаться, то сделали три столбца «США», «Европа», «Россия» с их плюсами и минусами. РФ ужасна в плане безопасности, экономики и свободы, тут хуже дела с образованием и уровнем жизни, но в целом она значительно обошла все страны. Здесь все устроено и понятно, есть друзья, хорошая школа у детей, а в других странах очень много неизвестного.

Мы склоняемся к тому, чтобы окончательно уехать из страны. Сейчас пытаемся решить некоторые вопросы, в том числе с документами. В идеале хочется вернуться в Европу и пожить там, с другой — чтобы все закончилось, в России началась нормальная жизнь. Но не знаю, насколько это реалистично.

Иллюстрация: Мария Толстова специально для spektr.press

Иллюстрация: Мария Толстова специально для spektr. press

Карина Осипова, IT-специалист

Мы с мужем из тех, кто рассматривал отъезд из страны еще до войны. Планировали в течение 1−2 лет перебираться в США. Когда началась война, у нас ничего не было готово к переезду. Мы думали 3−4 дня, сначала купили билеты на 6 марта, но когда стало известно о возможной мобилизации и военном положении, то за кучу денег взяли для мужа и его брата билеты на 3 марта.

Мы улетели в Ереван, потому что не у всех были загранпаспорта. Город оказался лучше наших ожиданий, мы были в полном восторге от того, как нас встречают местные жители, почти все говорят по-русски и во всем помогают. Сложным был поиск квартиры, потому что цены взлетели. В первое время мы снимали с друзьями дом, потом нашли квартиру в центре. У нас двое детей, один из них пошел в сад, где организовали русскоязычную группу.

Мы нашли для себя много плюсов в новой реальности. В Ереване чудесная эмигрантская тусовка, мы за это время познакомились с огромным количеством удивительных людей. Это не только «айтишников», но и философы, психологи, физики, люди творческих профессий. Атмосфера приятная, люди знакомятся прямо на улице, ходят друг другу в гости, придумывают какие-то совместные проекты,

Мой бизнес перестал работать в связи с блокировкой рекламы и основных соцсетей в РФ. Я начала искать работу в Европе и была очень приятно удивлена спросом на российских специалистов. Даже могла выбирать между предложениями о работе.

Сейчас мы вернулись в Россию на месяц-полтора, купили билеты после 9 мая, когда слухи о мобилизации не подтвердились. Мы точно уедем снова, наверное, обратно в Ереван, потом на ПМЖ Европу, а дальше, возможно, в США.

Я бы не сказала, что атмосфера в Москве сильно поменялась из-за войны. Мы ожидали гораздо больше провоенной символики. Здесь мы встречаем много людей, которые планируют переезд или не поддерживают войну. В «Ашане» рядом с нами все паллеты расписаны фразами «Нет войне», это было приятно увидеть. Изменения конечно есть, но они связаны в основном с бизнес-процессами, ушли многие компании, нет возможности покупать какие-то материалы, люди пытаются как-то выкрутиться из ситуации.

Большинство наших знакомых тоже возвращаются, но не навсегда. Им нужно доделать дела, разобраться с имуществом и активами. Желающих вернуться и жить при нынешнем политическом режиме не знаю. Треть моих близких в ближайший год точно собираются уехать из страны.

Алла Попова, предприниматель, руководитель контент-агентства

Окончательное решение об отъезде я приняла на фоне возможного объявления военного положения и мобилизации. Стало очень страшно за свою физическую безопасность и поэтому я решила улететь с ребенком в Дубай, где у меня были знакомые. Кроме того, у меня не было открытой визы, и есть не так много стран, которые так принимают. Было непонятно как жить дальше. Не было обратного билета, не было ощущения, что уезжаешь навсегда, скорее переждать.

Возвращалась из-за того, что потеряла надежду, что это все быстро закончится, плюс были какие-то бытовые неудобства. Было тяжело осознавать, как много всего было налажено в Москве и как сложно даются какие-то бытовые вещи для собственного комфорта в новом месте. Это было моим сознательным решением, я понимала, что так называемая «спецоперация» быстро не закончится и мне нужно принимать какое-то решение. Подумала, что мне спокойнее будет в Москве, где у ребенка есть няня, сад и я смогу принимать решения не в состояния паники и ужаса, а с холодной головой.

Опасений о своей безопасности у меня уже не было. Удивило, что за границей все разговоры с друзьями были о войне, а в Москве жизнь идет своим чередом, и это меня в первые дни очень удивило. Как будто есть ощущение какой-никакой прежней жизни, хотя очевидно, что это не так. В работе вижу изменения в людях. Они как будто потеряли надежду, что это быстро закончится, появилось общее ощущение безнадеги и тоски. С другой стороны я поняла, что нужно радоваться моменту, даже находясь здесь, потому что без этого вообще теряется смысл жизни.

Мне кажется, что из моей жизни точно ушло долгосрочное планирование, я боюсь давать себе какие-то обещания. Сейчас у меня есть план на месяц, в это время я точно тут, а дальше не знаю. У меня очень много знакомых, которые уехали, в основном это те, кто работают удаленно и владеют собственным бизнесом. Мне кажется, что очень многие хотели бы вернуться, но не могут позволить себе находиться в стране-агрессоре.