«Деколонизация себя» и новые возможности. Как российские айтишники и креативщики поехали в Узбекистан и что они там обнаружили Спектр
  • Четверг, 26 мая 2022

«Деколонизация себя» и новые возможности. Как российские айтишники и креативщики поехали в Узбекистан и что они там обнаружили

Для российских эмигрантов в Ташкенте празднование Новруза стало поводом познакомиться друг с другом и с местной культурой и погадать, когда закончится война © Lev Radin/Pacific Press / ZUMA / Scanpix / Leta Для российских эмигрантов в Ташкенте празднование Новруза стало поводом познакомиться друг с другом и с местной культурой и погадать, когда закончится война © Lev Radin/Pacific Press / ZUMA / Scanpix / Leta

После начала войны в Украине Россию покинули уже сотни тысяч человек. Точное число уехавших неизвестно, но, по данным Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) на 22 марта, одних только IT-специалистов выехало 50−70 тысяч. 7 апреля премьер-министр РФ Михаил Мишустин заявил, что «не особо верит, что все уедут». Массово бегут журналисты и политические активисты, музыканты и деятели культуры, предприниматели, сотрудники НКО и фрилансеры. Самые популярные маршруты пролегают в Стамбул, Ереван или Тбилиси, но многие выбирают не столь очевидные пути.

Поначалу Узбекистан не входил в число самых популярных направлений, но уже на третьей неделе марта страна оказалась на втором месте по количеству поисковых запросов авиабилетов после Турции (по данным сервиса для планирования путешествий OneTwoTrip). Выросшее за последние недели российское присутствие начинает бросаться в глаза. На рейсах Москва-Ташкент россиян уже едва ли не больше, чем обладателей паспортов Узбекистана. В ташкентском супермаркете можно встретить эталонного москвича с Патриарших в футуристичной дизайнерской куртке, который тщетно пытается расплатиться российской картой на кассе. Цены на аренду жилья в узбекской столице заметно подросли, а созданный в начале марта телеграм-канал «Релокейшн в Узбекистан», где публикуют советы по переезду и возможности для экспатов, насчитывает уже больше семи с половиной тысяч подписчиков на момент публикации этого материала.

Пассажиры в аэропорту Домодедово в Москве. Россия, 1 апреля 2022 г. © Maxim Shipenkov / EPA / Scanpix / Leta

Пассажиры в аэропорту Домодедово в Москве. Россия, 1 апреля 2022 г. © Maxim Shipenkov / EPA / Scanpix / Leta

Вокруг канала уже успело сформироваться активное сообщество россиян — в тематических чатах они ищут жильё, проверенные парикмахерские и маникюрные салоны, обсуждают тонкости оформления карт в местных банках и общаются на другие темы (обсуждения религии и политических вопросов запрещены). Некоторые приехали в страну без работы и с минимальной финансовой подушкой, но у большинства все же есть возможность зарабатывать на удаленке.

IT-предприниматель Олег прилетел из Москвы в Ташкент вместе с женой и двумя детьми в начале марта — по его словам, из-за порожденного войной чувства тревоги, а также связанных с ней санкций. Помимо этого, одной из главных причин для релокации стал риск интернет-блокировок, которые могли поставить крест на его бизнесе. Олег изучил возможности переезда в ближайшие страны — Армению, Грузию, Киргизию и Казахстан. По его словам, грузинский вариант отпал из-за не всегда дружелюбного отношения местных жителей к русскоязычным приезжим, а остальные — из-за слишком тесных связей с Россией и членства в ОДКБ. «Я понимал, что если в войну ввяжутся и эти страны, то санкции наложат и на них», — объяснил Олег. Про Узбекистан он почти ничего не знал (по его выражению, «кроме плова»), но после изучения информации в интернете и просмотра роликов тревел-блогеров остановился именно на этой стране.

О своем выборе москвич пока не жалеет. Приятной неожиданностью для него стало отсутствие языкового барьера — большинство жителей Ташкента хорошо говорят по-русски. «Люди приветливые, все пытаются помочь, очень хорошо относятся к экспатам и русскоязычному населению. Если продавец, допустим, не знает русского языка, то другой сразу поможет и переведет. После жесткой жизни в Москве меня такая открытость поначалу настораживала», — поделился собеседник «Спектра».

Специалисты из сферы информационных технологий, такие как Олег, занимают особое место в общем потоке мигрантов из России — они здесь самые желанные гости. В последнее время правительство Узбекистана задалось целью сделать из страны «связующий IT-хаб в Центральной Азии». Запущено несколько государственных программ и стратегий развития. С 2019 года в Ташкенте работает IT-парк, на который возлагаются особенно большие надежды по развитию информационного сектора в стране. Резиденты парка освобождены от всех корпоративных налогов до 2028 года, а также пользуются другими льготами и преференциями.

Девиз узбекского государственного ИТ-парка «Стартуй локально и развивайся глобально» на фасаде из деревянных панелей у его входа. Ташкент, 31 марта, 2022 г. © Yevgeniy Sorochin / AFP / Scanpix / Leta

Девиз узбекского государственного ИТ-парка «Стартуй локально и развивайся глобально» на фасаде из деревянных панелей у его входа. Ташкент, 31 марта, 2022 г. © Yevgeniy Sorochin / AFP / Scanpix / Leta

Исход квалифицированных специалистов из России стал прекрасной возможностью для узбекских властей. Они приложили немалые усилия для привлечения иностранных айтишников. Специалистам с семьями и целым IT-компаниям обещают помочь добраться до Ташкента и обустроиться, а также оформить специальную визу с возможностью получения вида на жительство. В IT-парке утверждают, что с начала 2022 года программой релокации воспользовались больше 3 тысяч человек. «В сравнении с Москвой IT-сектор здесь развит слабо, но местная власть всегда идет навстречу, очень быстро принимаются определенные решения», — подтвердил Олег. Сейчас он находится в процессе оформления юридического лица, которое нужно зарегистрировать для дальнейшего ведения бизнеса в Узбекистане. При этом предприниматель пока настороженно следит за внутриполитической ситуацией в Узбекистане, опасаясь усиления авторитаризма.

***

Люди творческих профессий и политактивисты из России реже выбирают Узбекистан в качестве места для релокации, чем айтишники. На первый взгляд может показаться, что менять одно авторитарное государство на другое не имеет никакого смысла. Ситуация со свободой слова и правами человека в стране действительно далека от идеала. Некоторые соцсети и сайты СМИ заблокированы, проведение митингов фактически под запретом, а политическая система остается одной из самых закрытых среди всех постсоветских стран. В феврале 2022 года Узбекистан занял 150-е место из 167 возможных в «Индексе демократии» от Economist Intelligence Unit. По сравнению с прошлым годом страна поднялась на пять позиций, но не за счет собственного прогресса, а из-за ухудшения ситуации в других странах. Россия находится на 124 месте рейтинга — при этом стоит отметить, что он был составлен до начала войны в Украине, разгона антивоенных акций протеста, очередной волны ужесточения законодательства и блокировок независимых СМИ.

Хотя по формальным критериям Россия может считаться более демократичной страной, многие россияне, оказавшиеся в Узбекистане, замечают, что даже здесь сейчас заметно больше возможностей для самореализации и выражения своего мнения, чем у них на родине. «Здесь намного свободнее, чем в России», — утверждает музыкант и организатор мероприятий по имени Винер. Он прилетел в Узбекистан 8 марта, не без труда покинув Россию. «У меня „сгорели“ три рейса в Ереван — за них, кстати, до сих пор не вернули деньги. На оставшиеся деньги я нашел самый дешевый билет из Казани в Ташкент. Пришлось сначала добраться до Казани», — рассказал москвич. Главной причиной, по которой он решил покинуть Россию, стало неприятие войны и в целом политической ситуации в стране. «Я понял, что в России на данный момент мне делать нечего», — констатировал Винер, добавив, что больше не видит возможности реализовывать себя профессионально. «Может быть, Ташкент — не лучшее место в этом плане, потому что здесь, если и работать в моей сфере, нужно создавать все с нуля, но это в любом случае намного интересней, чем жить сейчас в России».

По словам Винера, страна оказалось гораздо более либеральной, чем он ожидал. «Я вижу здесь расцвет и весну, большое и голодное культурное сообщество, которое хочет развиваться дальше», — воодушевленно рассказывает музыкант. Он искренне восхищен уровнем культурной жизни в узбекской столице: хватает и центров современной культуры, и промогрупп, которые занимаются электронной музыкой, и музыкальных групп самой разной направленности — от академических коллективов до исполнителей этнической музыки. «Здесь даже есть два независимых частных театра, что тоже меня удивило — не в каждом городе России такие найдутся, тем более с оппозиционной повесткой. И их при этом не закрывают!" — добавил Винер.

Одной из самых популярных точек притяжения добровольных изгнанников из России стал центр документальной фотографии 139 Documentary Center, который его создатели называют «междисциплинарным пространством». После начала войны команда центра выпустила заявление со словами поддержки в адрес народа Украины и провела серию благотворительных мероприятий со сбором средств в пользу гуманитарных фондов. Совсем недавно в центре прошла выставка, посвященная украинскому Майдану. Эти и другие проекты, которые в России стали бы как минимум поводом для полицейской проверки, в Ташкенте можно проводить свободно — возможно, потому, что власти Узбекистана стараются занимать подчеркнуто нейтральную позицию по поводу российской агрессии.

Узбекистан, страдающий от регулярных отключений электроэнергии и заблокированных популярных сайтов, таких как Twitter и TikTok, вряд ли кажется вероятным кандидатом на технический бум. Но в связи с вторжением России в Украину, вызвавшим массовый отток ИТ-специалистов в бывшие части Советского Союза, власти Узбекистана надеются ускорить выполнение планов по модернизации экономики, наиболее известной своим огромным производством хлопка. © Yevgeniy Sorochin / AFP / Scanpix / Leta

В Узбекистане бывают веерные отключения электричества, а некоторые социальные сети заблокированы. На первый взгляд кажется, что там не стоит ждать технологического бума. Но теперь, когда квалифицированные кадры массово эмигрируют из России и Украины, власти Узбекистана надеются модернизацию экономики, наиболее известной прежде всего производством хлопка. © Yevgeniy Sorochin / AFP / Scanpix / Leta

По словам Винера, он отдает себе отчет в том, что оказался в авторитарном государстве, но с репрессивным аппаратом лично пока не сталкивался. «Здесь довольно много полиции, которая отчасти удивлена увидеть здесь такое большое количество приезжих из России. Но все ведут себя очень культурно, ни о каких эксцессах я не слышал», — рассказал музыкант.

Со сдержанным оптимизмом на ситуацию в Узбекистане также смотрит кинокритик и фестивальный куратор Арсений (имя изменено по его просьбе), который прилетел в Узбекистан 9 марта. Решение о переезде он принял после того, как культурная жизнь в России оказалась поставлена на паузу из-за войны, а международные проекты — заморожены. Собеседник «Спектра» также добавил, что занимался политическим активизмом и, хотя пока не чувствовал непосредственной опасности для себя, решил, что будет лучше уехать. По его словам, еще одной важной причиной для отъезда стало «осознание невозможности прямого политического действия в сложившейся в связи с войной репрессивной обстановке».

«Было понятно, что все поедут сидеть друг у друга на головах в Ереван, Стамбул и Грузию. Тбилиси я очень люблю, у меня там много друзей, но тем не менее было понятно, что там все будет дороже, в том числе и билеты. Узбекистан же — во многом русскоговорящая страна, находящаяся в процессе либерализации. Я знал, что здесь есть какое-то количество фондов, которые поддерживают современную культуру, ну и просто было интересно погрузиться в контекст. Было понятно, что здесь чуть посвободней», — объяснил Арсений свой выбор страны для переезда.

«Государственную надстройку» в Узбекистане он считает «не самой приятной» из-за авторитаризма и схожести с российской политической системой. При этом кинокритик отметил, что ситуация улучшилась после смерти в 2016 году первого президента страны Ислама Каримова, который руководил страной с момента обретения ей независимости.

В отъезде из России большого количества активных молодых людей Арсений находит и плюсы. «Это важный опыт деколонизации себя, своего собственного мышления. Нужно бережно и аккуратно действовать здесь, попытаться прислушаться к тому что здесь происходит, какие нужны разговоры, мысли, идеи, события и так далее. В этом процессе я и нахожусь, он мне кажется полезным, важным и интересным». По словам кинокритика, у него уже появилось несколько рабочих проектов на ближайшие пару месяцев. При этом он пока сомневается, что сможет остаться в Узбекистане надолго — прежде всего, из-за жаркого климата. Погода действительно может стать суровым испытанием для людей, привыкших к жизни в средней полосе. В летние месяцы температура часто превышает отметку в 30 °C, а в отдельных районах страны может доходить до 40−45°C.

Сотрудники узбекского государственного IT-парка. Ташкент, 4 апреля 2022 года © Yevgeniy Sorochin / AFP / Scanpix / Leta

Сотрудники узбекского государственного IT-парка. Ташкент, 4 апреля 2022 года © Yevgeniy Sorochin / AFP / Scanpix / Leta

Винер же пока не задумывался об отъезде. Музыкант также успел погрузиться в новую жизнь: вместе с Арсением и другими коллегами из сферы культуры они создали неформальное объединение взаимопомощи. Недавно его участники провели благотворительный концерт, собрав существенную по местным меркам сумму. Треть средств фонда пойдет на нужды культурных работников, оказавшихся в затруднительном финансовом положении — например, на оплату хостелов. Оставшуюся часть денег планируется потратить на организацию бесплатного образовательного проекта-лектория.

***

На вопрос о том, при каких обстоятельствах они готовы вернуться в Россию, собеседники «Спектра» отвечают по-разному. «Хотелось бы, чтобы все вернулось к тому, как было прежде, хотя как прежде вряд ли будет. Жизнь показала, что каждый год все кардинально меняется — ничего нельзя предугадать», — посетовал Олег. Для возвращения на родину предпринимателю будет достаточно снятия со страны санкций, улучшения политического климата и появления «хоть какой-то надежды».

Винер более категоричен. «Окончание войны и смена власти. Одно из условий меня не устроит — должны случиться оба», — сказал музыкант. «Я готов вернуться тогда, когда появится возможность для политической жизни в нашей стране, когда появятся политические свободы», — ответил Арсений. Но когда именно могут наступить долгожданные перемены, никто из героев загадывать не берется.