Ребята, разработчики, программисты, айтишники. Как Россию массово покидают IT-специалисты и удастся ли чиновникам их удержать Спектр
  • Пятница, 20 мая 2022

Ребята, разработчики, программисты, айтишники. Как Россию массово покидают IT-специалисты и удастся ли чиновникам их удержать

Суперкомпьютер «Червоненкис» в дата-центре Яндекса в Сасове, Рязанская область, 2021 год. Фото распространяется по лицензии CC BY-SA 3.0 Суперкомпьютер «Червоненкис» в дата-центре Яндекса в Сасове, Рязанская область, 2021 год. Фото распространяется по лицензии CC BY-SA 3.0

Из России массово уезжают IT-специалисты. Кто-то бежит от страха репрессий, кто-то от финансовой нестабильности, кто-то из-за невозможности работать на зарубежные компании. Для многих толчком стала проводимая Путиным «военная спецоперация» и введенные в ответ западные санкции. «Спектр» поговорил со специалистами в IT-сфере и экспертами, попытавшись понять — чего ждать от исхода, помогут ли принимаемые правительством меры сдерживания и есть ли будущее у тех работников отрасли, кто решил остаться в России. А также — есть ли будущее у самой отрасли.

«Я больше не собирался платить ни копейки налогов этой стране»

Дмитрий Утесов (имя и фамилия изменены по просьбе собеседника) последний год жил в Санкт-Петербурге. Больше пяти лет он занимается программированием, работал в сфере разработки видеоигр. Дмитрий прилично по российским меркам зарабатывал — не так давно зарплату повысили до 230 тысяч рублей в месяц. Однако комфортно чувствовать себя в России у собеседника «Спектра» не получалось. Прежде всего, тяготила атмосфера внутри страны.

Дмитрий вел активный гражданский образ жизни. Выходил на протестные акции, донатил связанным с Алексеем Навальным организациям. Когда репрессии внутри страны стали нарастать, был принят закон об иноагентах, а независимые СМИ начали закрывать, Дмитрий стал задумываться об эмиграции. «Но у меня, понимаете, всегда находились оправдания, — признается молодой человек. — Мол, вот закончу один проект, а потом устроюсь в европейскую компанию с релокацией, а потом вот мне хочется ещё в Питере пожить…»

Протесты против решения суда о заключении лидера российской оппозиции Алексея Навального в тюрьму. Москва, 2 февраля 2021 года © Natalia Kolesnikova / AFP / Scanpix / Leta

Протесты против решения суда о заключении лидера российской оппозиции Алексея Навального в тюрьму. Москва, 2 февраля 2021 года © Natalia Kolesnikova / AFP / Scanpix / Leta

Начало путинской «специальной операции» в Украине стало для Дмитрия точкой невозврата. «Я для себя прежде всего уяснил две вещи, которые и послужили триггером для внеплановой эмиграции. Первое — я больше не собирался платить ни копейки налогов этой стране, которые бы шли на все эти войны, на прочий террор против своего же собственного населения, на обогащение представителей путинского режима. И второе — я не хотел сидеть на пороховой бочке и ждать, пока моих рублёвых доходов не станет. Я не хотел сидеть и ждать, пока запретят выезд. Я не хотел сидеть и ждать, когда начнут репрессировать всех несогласных», — говорит Дмитрий Утесов.

Теперь Дмитрий живет в Тбилиси. «Тут нет произвола силовиков, добрые люди, еда вкусная, — говорит Утесов. — Тут нет Путина. Нет зигующих ура-патриотов».

Массовый исход и меры сдерживания

Таких IT-специалистов, покинувших страну, в современной России тысячи. 22 марта на заседании профильного комитета Госдумы представитель Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) рассказал, что к этому моменту из России уже уехали 50−70 тысяч специалистов данной сферы. А при самом негативном прогнозе при «второй» волне Россию могут покинуть еще более 100 тысяч специалистов.

Сегодня многие чаты в Telegram, в которых раньше IT-шники обсуждали железо, софт и языки программирования, постепенно наполняют разговоры об эмиграции. Все чаще там можно встретить объявления, предлагающие трудоустройство в зарубежные компании. Среди направлений — Германия, Кипр, Турция, Польша, Грузия. Участники осторожно интересуются — как на новом месте дела обстоят с российским паспортом. Некоторые опасаются, что наличие оного влечет за собой мгновенный арест счета и невозможность зарабатывать. Кто-то на эти опасения замечает: «выбирай дружественные страны». Но их сегодня — по пальцам счесть. Особенно тех, где IT-индустрия действительно востребована и по достоинству оценена.

После совещания в Госдуме правительстве РФ экстренно озаботились мерами, которые, по мнению чиновников, могли бы остановить массовый исход из страны айтишников. Первой стало освобождение отечественных IT-компаний от уплаты налога на прибыль и проверок контрольными органами до конца 2024 года. Также компаниям пообещали кредиты на продолжение работы и новые проекты по ставке не более 3%. Минцифры предложило освободить от уплаты НДФЛ сотрудников российских IT-компаний, а также наделить их правом на льготную ипотеку со ставкой 5% на время работы в этих компаниях.

Росгвардейцы блокируют Манежную площадь в Москве 2 февраля 2021 года © Kirill Kudryavtsev / Scanpix / Leta

Росгвардейцы блокируют Манежную площадь в Москве 2 февраля 2021 года © Kirill Kudryavtsev / Scanpix / Leta

Кроме того, айтишникам в России намерены предоставлять отсрочку от армии. Эта мера коснется специалистов в возрасте до 27 лет, которые имеют высшее образование и работают в IT-компаниях не менее одного года. «Кроме того, действие правил распространяется на специалистов со стажем менее одного года, но при условии, что они окончили вуз за год до момента своего назначения на должность», — говорится в тексте документа.

Премьер Михаил Мишустин, дабы повлиять на какую-то часть IT-сегмента, попытался и лично поговорить со специалистами. «Ребята, разработчики, программисты, айтишники, — по-отечески обратился он к представителям индустрии на правительственном совещании, — давайте сделаем свою экосистему, у нас все для этого есть». Глава кабмина также добавил: «Ничего не бойтесь, никому не верьте в этом смысле, все будет здесь хорошо».

Что говорят эксперты?

Эксперт в области IT-рынка, преподаватель МФТИ Юрий Аммосов уже назвал в своем канале эту меру «вторым крепостным правом». «Что происходит, когда „ИТ-специалист“ меняет работу? Он теряет на год непрерывный стаж! И здрасьте, сапоги», — прокомментировал Аммосов предложенную айтишникам правительством отсрочку от армии. По его мнению, эта мера позволит крупным компаниям эксплуатировать работника призывного возраста «от зари до зари и пороть на конюшне», ведь «бежать-то ему некуда».

Интернет-эксперт, автор телеграмм канала @addmeto Григорий Бакунов в беседе со «Спектром» назвал предложенные правительством меры по удержанию специалистов в стране «смешными». По его мнению, они лишь показывают, что чиновники не понимают IT-индустрии в целом. «Люди, которые сегодня уезжают, это как раз те специалисты, которые способны устроиться в большие не российские компании. Они предоставляют им и выгодные условия работы — там банально зарплаты выше чем в России, и льготное налогообложение, многие предоставляют и жилье. Поэтому вопрос, как удержать людей в России, довольно жесткий. Потому что не понятно, как их удерживать в условиях открытых границ», — говорит Бакунов.

Беспилотный автомобиль, разработанный российским интернет-гигантом «Яндекс». Москва 15 впреля 2021 © Yuri Kadobnov / AFP / Scanpix / Leta

Беспилотный автомобиль, разработанный российским интернет-гигантом «Яндекс». Москва 15 впреля 2021 © Yuri Kadobnov / AFP / Scanpix / Leta

К отсрочке от службы в армии собеседник «Спектра» отнесся с нескрываемым скепсисом. По его прикидкам, в России IT-специалистов, по той или иной причине не имеющих отсрочки от армии или же в принципе на момент окончания вуза подлежащими призыву, — очень мало, порядка 20%. «Как можно манипулировать отсрочкой имея такую небольшую цифру реально военнобязанных — честно, не понятно», — пожимает плечами Бакунов. Он считает, что кейс с армией теоретически мог бы на что-то повлиять, если бы государство запретило выпускать из страны молодых людей из IT-сферы, которые не прошли воинскую службу или не имеют отсрочки. «Да, тогда эти условные 20% останутся в стране. На рабство не похоже. На крепостное право тоже», — говорит Бакунов.

Для тех людей, которые сегодня покидают Россию не по политическим мотивам и в принципе аполитичных людей, отъезд связан прежде всего с отсутствием экономической стабильности, считает эксперт. Поэтому заинтересованное в специалистах государство могло бы попытаться им эту стабильность обеспечить.

«Например, государство может им сказать: если ты теряешь работу или работаешь в компании, которая попала под санкции, то государство тебе что-то компенсирует деньгами. Никакими подарками, льготами и прочим. Конкретно — деньгами», — считает Григорий Бакунов.

Еще одной действенной мерой, по его мнению, могли бы стать предложения по участию в интересных технологических проектах. Однако, считает Бакунов, в реальности правительство это обеспечить не может, потому что большая часть интересной работы, — если не считать Яндекс и Mail.ru, — представлена американскими и другими англоязычными IT-компаниями. А они, считает эксперт, не очень-то готовы оставлять людей в России. «Поэтому нормальных, эффективных способов у правительства деле нет», — говорит Бакунов.

«Яндекс.Ровер», автономный робот для доставки малогабаритных грузов. Москва, 15 апреля 2021 года © Yuri Kadobnov / AFP / Scanpix / Leta

«Яндекс.Ровер», автономный робот для доставки малогабаритных грузов. Москва, 15 апреля 2021 года © Yuri Kadobnov / AFP / Scanpix / Leta

Иного мнения придерживается основатель и редактор издания о российском IT-бизнесе roem.ru Юрий Синодов. Он считает, что уже принятые государством меры отчасти могут оказаться эффективными.

«Айтишники с зарплатами номинально ниже европейских и американских в России неплохо жили до 24 февраля, предложение некоторой компенсации (ипотека) закрывает финансовые потери. Поблажки по призыву — несколько снижают уровень тревожности», — сказал «Спектору» Синодов.

Он полагает, что правительство могло бы сделать и еще что-нибудь. Но деление граждан на «клёвых, которых государство поддерживает» и «не клёвых» имеет свои минусы. «Нежелательно иметь 90% молодых людей, желающих пойти в айтишники, есть и много других нужных обществу и государству сфер, — говорит эксперт. — Поэтому проще смириться с некоторыми потерями IT-специалистов, чем создавать большие перекосы на рынке труда».

«Глобализация умерла»

По мнению Юрия Синодова, в ближайшие годы мы увидим гибель «глобализации». Во всяком случае в IT-сфере.

«Скорее всего мы в горизонте 5−10 лет увидим фрагментацию рынка мобильных устройств, появление новых андроидоподобных OS, национально или регионально ориентированных форков. Никому не надо чтобы в критический момент вся власть над медиа в стране уходила в США. Возможно, даже Европа обособится от Штатов, или как минимум потребует отделения бизнес-частей Apple и Google в отношении мобильных устройств и/или аппсторов, и вынесения их в Европу», — считает Синодов.

Другие страны, включая Россию, полагает эксперт, будут заниматься своими разработками, в том числе и OS. Соответственно, работать на глобальном рынке будет сложно. Но те, кто смогут выбирать, попытаются работать «в странах золотого миллиарда. Компании там будут более денежные ближайшие лет 30−50, с этим сложно будет что-то делать».

Первый смартфон Яндекс во время презентации в Москве, 5 декабря 2018 г. © © Yuri Kadobnov / AFP / Scanpix / Leta

Первый смартфон Яндекс во время презентации в Москве, 5 декабря 2018 г. © Yuri Kadobnov / AFP / Scanpix / Leta

Что до карьерного роста, полагает Синодов, то зарплата 1,5−2 млн рублей в месяц для C-level менеджера в приоритетной для государства области не выглядит фантастикой. «А жить на эти деньги в России благодаря высокому паритету покупательной способности существенно комфортнее, чем на номинально ту же зарплату за рубежом, — отмечает эксперт. — С другой стороны, за рубежом, наверное, надо меньше крутиться, чтобы иметь комфортный уровень благосостояния, особенно в Европе, где уровень социального расслоения невысок».

Чтобы обеспечить интересной и доходной работой российских айтишников, уверен Синодов, правительству стоит «вбухивать деньги в IT-продукты и не допускать их разворовывания».

Что будет с крупными компаниями

В начале апреля стало известно об отъезде из страны гендиректора «Яндекса» в России Елены Буниной. Она заявила, что с 15 апреля перестанет быть руководителем компании, а затем передаст другим сотрудникам и «остальные свои роли». Бунина уточнила, что переехала в Израиль еще 1 марта.

Я не буду возвращаться: не могу работать в стране, которая воюет со своими соседями", — написала глава «Яндекса» на внутреннем корпоративном форуме.

В России «Яндекс» с началом «военной спецоперации» безусловно подвергается давлению со стороны государства. Пользователи все чаще обращают внимание на казусы, связанные с поисковой выдачей ресурса. После того, как весь мир увидел кровавые кадры из Бучи, в сети обратили внимание не то, как отличаются выдачи поисковика Google от того, что по запросу «Буча» выдает «Яндекс». В первом случае — фотографии с телами застреленных людей. Во втором — местные достопримечательности. После публичного обсуждения ситуации в поисковике «Яндекса» фотографии из «освобожденной» Бучи все же появились. Однако информповоды, связанные с «Яндексом», на этом не прекратились. На днях депутат Госдумы Антон Горелкин заявил, что компания начнет маркировать Google как нарушителей российского законодательства. А глава пропагандистского Russia Today Маргарита Симоньян в эфире Владимира Соловьева на «России 24» раскритиковала «Яндекс» за негативную «выдачу» о Путине, «сошедшем с ума». «С таким Яндексом нам никакой Гугл не страшен», — заявила Симоньян и призвала регуляторов «наводить порядок».

Елена Бунина, гендиректор «Яндекс» Россия © Sergei Karpukhin / Reuters / Scanpix / Leta

Елена Бунина, гендиректор «Яндекс» Россия © Sergei Karpukhin / Reuters / Scanpix / Leta

О том, насколько ситуация в «Яндексе» тяжелая как с политической точки зрения, так и с экономической, достоверно неизвестно. Уход из компании Буниной лишь косвенно подтверждает, что — точно не все в порядке. «Спектр» отправил в компанию запрос со своими вопросами.

Юрий Синодов считает, что кадровые потери компании, «судя по остроте реакции», серьёзны.

«Именно в силу того, что компания имела позиционирование на рынке труда „мы не с ними, тут вот ватники всякие, а мы элои“. Элои оказались перед фактом, что они тоже ватники, никто не будет их отличать от других российских компаний. Это очень неприятный момент, через который не все готовы пройти», — полагает эксперт.

По его мнению, переключить моментально большие массы людей [сотрудников «Яндекса"] от позиции «мы оппонируем власти» к ситуации «была не была, мы все оказались в одной лодке», мягко говоря, сложно.

«Кто-то не переключится, потери кадров будут, они уже есть. „Яндекс“ потерял почти всю международную часть своего бизнеса, и скорее всего потеряет оставшееся или вынужден будет отделить россиян от международных проектов, как это произошло с Clickhouse (после начала „спецоперации“ компания, чьим инвестором является нидерландский Yandex NV, вывезла своих сотрудников из России и осудила действия Путина — прим. „Спектра“). Это неприятно, это сужает вариативность действий сотрудников „Яндекса“ в рамках компании, лишает выбора, делает жизнь некомфортной», — говорит Синодов.

Выходом из этой ситуации, по мнению эксперта, мог бы стать запуск проектов в Средней Азии, в арабских странах, во Вьетнаме, южно-восточной Азии, помимо Китая «где свои погремушки». «Это сложный момент для компании, но мне кажется, что задел прочности в ней такой, что она сможет пройти это всё. Хоть и не без потерь. Остальным, наверное, попроще, они принимают какое-то решение (вплоть до ухода из России, несмотря на огромное количество сотрудников здесь, как Jetbrains) и начинают действовать в соответствии с принятым решением. „Яндекс“ всё ещё в полупозиции между „мы российская компания, несмотря ни на что“ и „ну нет, мы не с ними“ (что уже невозможно) и это морально изводит сотрудников сильнее всего», — считает Юрий Синодов.

Григорий Бакунов полагает, что отток специалистов повлечет за собой падение качества внутренних технологических продуктов сначала в крупных компаниях, таких как «Яндекс», Mail.ru, Ozon, а затем и во всех остальных. «Дело в том, что в России, как и во всем мире, дикая нехватка специалистов. Это приводит к падению качества продуктов. В России это произойдет относительно быстро», — уверен эксперт.

Бакунов добавил, что для сотрудников уровня компании «Яндекс», например, важнейшая часть компенсации — акции компании. Они часто существенно превышают зарплатную часть. И это именно та часть, которая у всех крупных IT-компаний в России пострадала сильнее всего. «Также многие продукты компании имеют экономический смысл только в случае, если есть выход на запад, — смотрите, например на невероятно перспективные self-driving автомобили, которые у „Яндекса“ были одними из лучших в мире. Самые интересные для программистов задачи часто связаны с личными амбициями, когда хочется увидеть свой продукт во всем мире», — добавил Бакунов.

Остаться или вернуться

В отличие от экспертов и обозревателей IT-рынка, Дмитрий Утесов, эмигрировавший в Грузию, к правительственным мерам поддержки отрасли относится с иронией. «Ну вот возьмем, к примеру, льготную ипотеку, — говорит он. — Вы читали эти меры? Ну то, что пишется мелким шрифтом и не выносится в тексты большинства СМИ? Там же требуют высшего профильного образования. А знаете у скольких человек из десятков компаниях, где я работал, такое было? У одного-двух. IT-сфера, даже та часть, что касается технических профессий — это всё в большинстве своем самоучки в СНГ».

«Я не представляю, каким надо быть идиотом, чтобы купиться на это, даже если условием будут 0%», — добавил Утесов к своим словам про ипотеку.

Отключенные компьютерные мониторы в офисе российской интернет-группы «Яндекс» в Киеве. Украина, 29 мая 2017 г. © Valentyn Ogirenko / Reuters / Scanpix / Leta

Отключенные мониторы в офисе российской интернет-группы «Яндекс» в Киеве. Украина, 29 мая 2017 г. © Valentyn Ogirenko / Reuters / Scanpix / Leta

Сергей Антонцев (фамилия по просьбе собеседника изменена) в свое время успел поработать в «Яндексе». Сейчас — исследователь в области искусственного интеллекта в компании Huawei Russia. В свободное время читает лекции в одном из столичных вузов. Зарабатывает порядка 160 тысяч рублей в месяц. Относительно мер правительства РФ, в частности, отсрочки от армии, собеседник «Спектра» откровенно признается: все, с кем он работает и работал, в армии не служили, «решили финансово, скажем так». Что касается освобождения от уплаты НДФЛ на несколько месяцев, то это никак не упрощает жизнь, если специалист, к примеру, берет ипотеку. За три месяца ее не выплатить.

Пока Сергей живет в России, но задумывается над тем, чтобы уехать. Причина не столько финансовая, сколько психологическая.

«У меня, знаете, есть ощущение усталости от того, что мне постоянно приходится адаптироваться под меняющуюся действительность. Мне тревожно от того, будет ли у меня возможность в будущем работать на какую-то зарубежную компанию? Да и в целом будет ли возможность выехать из страны, чтобы поработать из-за рубежа. Поэтому сейчас я склоняюсь к мысли, что хочу поработать за границей», —говорит Сергей. «Моя причина простая: даже если все закончится [в Украине], здесь [в России] все станет прекрасно, я вернусь из-за рубежа с большим опытом, накоплениями и смогу принести [стране] больше пользы».

По словам Сергея, в его окружении большинство специалистов рассчитывают уехать. Причем, будучи хорошими профессионалами в свой области, за рубежом они сейчас смотрят даже те вакансии, на которые еще до 24 февраля не стали бы и обращать внимания. «Они понимают, что в дальнейшем с доходами в России у них могут быть проблемы, а с работы могут уволить», — добавил Сергей.

Любопытно, что тему с эмиграцией IT-специалистов подхватила компания близкого к Владимиру Путину бизнесмена Евгения Пригожина «Конкорд». В конце марта она опубликовала «проект федерального закона», который бы обязывал IT-специалиста, пожелавшего эмигрировать для работы в зарубежной компании, получать специальное разрешение на выезд от ФСБ. «Законопроект» провисел в открытом доступе недолго. Но этого хватило, чтобы его процитировали некоторые СМИ, в том числе РБК, а политики и чиновники поспешили выступить с увещеванием: мол, ничего такого не планировалось и не планируется. Но почву безусловно прощупали…