• Четверг, 5 августа 2021
  • $73.19
  • €86.62
  • 70.76

«Виновные полицейские должны ответить за смерть Веры». Правозащитники призвали предать огласке историю убийства 23-летней студентки из Кемерово

Вера Пехтелева. Фото Facebook Алена Попова Вера Пехтелева. Фото Facebook Алена Попова

По версии следствия, 23-летняя студентка пятого курса Кузбасского государственного технического университета Вера Пехтелева была убита в январе 2020 года бывшим парнем, ровесником Владиславом Канюсом. Ему грозит до 15 лет заключения. Тем не менее, обвиняемый может получить небольшой срок и выйти по УДО, написала в своем Facebook соосновательница сети взаимопомощи для жертв домашнего насилия «ТыНеОдна» Алена Попова.

«Мало того, убийцу теперь судят не по статье „убийство, совершенное с особой жестокостью“ с наказанием до 20 лет лишения свободы, а по более легкой части статьи 105 УК РФ. Несмотря на ходатайства, дело так и не было переквалифицировано. В обвинении написали, что Владислав всего лишь несколько раз ударил жертву и задушил, а ведь он измывался над ней часами. Так что убийца может получить небольшой срок, да еще выйти по УДО», — написала правозащитница.

«Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия

По ее словам, Канюс нанес Вере не менее 56 телесных повреждений, после чего задушил девушку шнуром от утюга. Весь процесс, предположительно, занял 3,5 часа. Обвиняемый, по версии следствия, решил убить девушку из-за того, что она с ним рассталась. При этом соседи пытались вызвать полицию несколько раз, но правоохранители на вызов не приехали.

Как сообщили в Следственном комитете, в связи с этим было возбуждено дело о халатности в отношении 41-летнего начальника смены дежурной части и 40-летнего старшего оперативного дежурного дежурной части местного отдела полиции, которые «находясь на рабочем месте, получили сигнал, что в одной из квартир многоэтажного жилого дома в Ленинском районе областного центра драка, слышны крики женщины о помощи».

«Полицейские зарегистрировали данное сообщение, однако халатно отнеслись к своим должностным обязанностям и не отправили группу на проверку данной информации. В результате халатных действий полицейских преступные действия злоумышленника не были пресечены оперативно, в указанной квартире была убита 23-летняя жительница областного центра. 23-летний мужчина, убивший бывшую сожительницу, был задержан на месте преступления. В настоящее время уголовное дело в отношении него рассматривается в суде. Со следствием обвиняемые не сотрудничали, вину не признали», — говорится в сообщении ведомства.

Не первый раз. В Москве мужчина до смерти избил свою жену, на помощь к которой отказалась приехать полиция

В СК сообщили о возбуждении дела по ч. 1 ст. 293 УК (причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства), максимальное наказание по которой составляет арест на срок до трех месяцев. При этом халатность, повлекшая смерть человека, регулируется 2 частью статьи и наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Как написала в своем посте Попова, «полицейские тоже могут избежать справедливого наказания и отделаться всего лишь штрафом за халатность».

«Есть сведения, что близкие родственники одного из виновных полицейских работают в судебной системе Кемерово. Ведь все связи и ресурсы могут быть брошены на то, чтобы замять дело», — сообщила правозащитница.

Также она опубликовала расшифровку звонков соседей в полицию.

Звонок № 1

ЖЗ: Алло, здравствуйте. Нам бы полицию вызвать, тут у соседей какая-то бойня происходит. Девушка орет, прям истерически. Дверь оттуда не открывается тоже. Туда уже долбятся все, кто может.
Оператор: Вызов сотрудникам полиции передали.
Звонок № 2
На фоне звонка женский крик: «Ааа, нет, нееееет, нет, аааааа».
МЗ: Девушка, вот Вы слышите, как она орет там за дверью?
Оператор: Я что должна сделать-то?
МЗ: Где милиция бл… дь?
Оператор: Вы почему так разговариваете?
МЗ: А как мне дверь-то открыть? Там ее убьет сегодня бл… дь!
Оператор: Полиция приедет. Не надо материться!
Последний звонок
ЖЗ: Вызвали службу полтора часа назад. Так никто и не подъехал, своими силами вскрыли дверь, девушка уже мертва. Наши действия дальнейшие?
Оператор: На линии останьтесь, на полицию переключу Вас, назначу сотрудников скорой помощи.

«Сейчас наше государство отстаивает интересы убийцы и полиции. Такое отношение к домашнему насилию стало в России уже нормой. Государство продолжает рассматривать домашнее насилие не как преступление, а как многовековую традицию российской семьи, в которую оно вмешиваться не должно. В итоге государство стоит в стороне и ждет, когда нужно будет забирать очередной труп. Это дело требует широкой огласки. Нельзя допустить, чтобы убийца отделался небольшим сроком, а полицейские — штрафом», — отметила Попова.

Россия является единственной из стран — членов Совета Европы, где не принят закон против домашнего насилия. В 2017 году из российского Уголовного кодекса удалили статью за побои, а за семейное насилие ввели административную ответственность.

Законопроект, который защищал бы жертв домашнего насилия, в России не могут принять уже много лет. Первые (безрезультатные) попытки делались еще в 2016 году и с тех пор регулярно повторялись с тем же успехом. Нынешний вариант законопроекта был опубликован Советом Федерации в ноябре 2019 года и вызвал серьезную общественную дискуссию. Сторонники принятия закона как такового считают последнюю редакцию слишком мягкой. Противники видят в ней репрессивный инструмент, направленный на разрушение традиционных семейных ценностей. В декабре 2020 года депутаты Госдумы вернулись к работе над законом.

Спасительный протокол. Правозащитники посоветовали главе МВД использовать мировой опыт борьбы с домашним насилием