Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 26 октября 2020
  • $76.43
  • €90.30
  • 41.05

«Сам рассказ о домашнем насилии наносит вред». Соавтора законопроекта о бытовом насилии вызвали на допрос после жалобы депутата на «распространение фейков»

Алена Попова. Скриншот из видео YouTube- канала "Плюс один" Алена Попова. Скриншот из видео YouTube- канала «Плюс один»

Правозащитницу Алену Попову, которая является соавтором законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», вызвали в полицию для дачи показаний по поводу распространения фейков. Попова написала в своем Facebook, что на нее «хотят возбудить уголовку» из-за того, что ее посты в соцсетях про домашнее насилие якобы представляют угрозу жизни и безопасности граждан.

«Пришел участковый вчера, меня дома не было. Он дал свой телефон моей семье, попросил связаться и объяснил, что это по поводу моих постов в Facebook. Участковый мне сказал, что некий гражданин обратился к депутату Госдумы Веремеенко, депутат уже написал в СК, а из СК через МВД и УВД все дошло уже к участковому», — рассказала правозащитница «Новой газете».

На меня хотят возбудить уголовку. Я не шучу. Примерно, как в истории с Навальным, который задел чувства дедушки. А меня...

Gepostet von Alena Popova am Dienstag, 22. September 2020

Показания у Поповой хотят взять по ст. 207.1 УК («Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан»). Максимальное наказание по ней - до трех лет ограничение свободы.

Позднее правозащитница опубликовала в своем Facebook обращение к депутату Сергею Веремеенко (он представляет в Госдуме «Единую Россию»), напомнив ему, что в данной статье идет речь о фейках про природные и техногенные катастрофы, а также эпидемии.

«Я крайне счастлива, что вы как депутат признаете два факта: домашнее насилие в России носит характер эпидемии и является катастрофой. Я полностью с вами согласна. Однако мы с вами расходимся в сути опасности: судя по вашему запросу (если участковый верно мне сообщил информацию), вы считаете, что опасно о домашнем насилии рассказывать, потому что сам рассказ о нем наносит вред, а еще вы считаете, судя по всему, что рассказ о масштабах домашнего насилия в России-это ложная информация (хотя, судя по статье УК, масштабы эпидемии и катастрофы вы признаете)», - написала она.

Сама Попова в последние месяцы активно писала в соцсетях на тему насилия по отношению к женщинам. Он рассказывала, как мужчину приговорили к штрафу, за то, что он угрожал убийством, избил и пытался задушить экс-супругу; как житель Воронежа после ссоры с женой облил бензином и поджег машину, в которой сидела их годовалая дочь; как полицейский запихнул свою бывшую девушку в багажник автомобиля, вывез в лес и изнасиловал. Подобные этим истории происходят в российских регионах каждый день.

Чтобы привлечь внимание к проблеме домашнего насилия Попова летом запустила флешмоб в Instagram #янехотелаумирать. Под этим хештегом пострадавшие делились в соцсетях историями о насилии со стороны партнеров. К акции присоединились и известные блогеры. Они выкладывали свои фото в гриме, имитирующем следы побоев, и надписью на теле «я не хотела умирать».

С этим флешмобом, помимо своей активности в Facebook, Попова связывает претензии депутата. В своем обращении к Веремеенко она задала вопрос, что лично он, заседая в Думе, предпринял, чтобы закон о профилактике семейно-бытового насилия был принят.

Законопроект, который защищал бы жертв домашнего насилия, в России не могут принять уже много лет. Первые (безрезультатные) попытки делались еще в 2016 году и с тех пор регулярно повторялись с тем же успехом. Нынешний вариант законопроекта был опубликован Советом Федерации в ноябре 2019 года и вызвал серьезную общественную дискуссию. Сторонники принятия закона как такового считают последнюю редакцию слишком мягкой. Противники видят в ней репрессивный инструмент, направленный на разрушение традиционных семейных ценностей.

Согласно последней версии документа, споры о которой не утихают до сих пор, основным принципом профилактики домашнего насилия является «поддержка и сохранение семьи». Попова тогда говорила, что в полном ужасе от этой формулировки, потому что целью закона должна быть защита жертвы, а не содействие сохранению семьи. Критиковали документ и за то, что в предложенной Совфедом редакции полностью выводятся из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. д.), так как они содержат в себе признаки других правонарушений или преступлений. А, как известно, еще в 2017 году были декриминализированы семейные побои, если они были нанесены впервые. Из категории уголовных они перешли в разряд административных правонарушений.

Акция против декриминализации домашнего насилия в Москве. Фото: Sergei Fadeichev / TASS / Scanpix / Leta

Акция против декриминализации домашнего насилия в Москве. Фото: Sergei Fadeichev / TASS / Scanpix / Leta

Проект закона о противодействии домашнему насилию так и завис в Совете Федерации. Работа над ним весной была и вовсе отложена из-за пандемии коронавируса. Спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко тогда называла маловероятным всплеск бытового насилия в период самоизоляции: «ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период».

Однако статистика показала обратное. Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова признала, что уровень насилия в семьях во время пандемии в России вырос в 2,5 раза. По мнению депутата Оксаны Пушкиной, ухудшения ситуации можно было бы избежать, если бы закон был принят.

«Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия