• Суббота, 24 июля 2021
  • $73.76
  • €86.80
  • 74.19

Жертвы домашнего бессилия. Зачем государство ополчилось на борцов с насилием в семье?

Вечер в помещении Театра.doc, посвященный проблеме семейного насилия. Фото с личной страницы Анны Ривиной в Фейсбук Вечер в помещении Театра. doc, посвященный проблеме семейного насилия. Фото с личной страницы Анны Ривиной в Фейсбук

21 декабря «Нижегородский женский кризисный центр», помогающий пострадавшим от домашнего насилия женщинам, стал очередной жертвой кампании, развернутой в декабре этого года российскими силовиками, против ВИЧ-сервисных и правозащитных НКО.

Как ясно из сообщения его руководителя Анастасии Ермолаевой в Facebook, внеплановая проверка местного Минюста, целью которой стало признание организации иностранным агентом, оказалась инициирована прокуратурой. Но пока подробностей дела социальщицам не сообщают.

«Нижегородский центр» — существует с 2003 года и занимается тем, что оказывает психологическую помощь женщинам и детям, пострадавшим от насилия. На правах партнера организация поддерживает работу профильного всероссийского телефона доверия, а в течение последних пяти лет помимо прочего содержала государственный нижегородский «шелтер», то есть убежище для жертв домашнего насилия, но совсем недавно отказалось от его услуг, предпочтя работать не с государством, а с местной епархией.

«Из-за того, что государственный шелтер стал работать неэффективно, чиновники придумали слишком много бюрократических препон, мешающих тому, чтобы женщины могли им воспользоваться, мы решили прекратить оплачивать его и подписать договор с епархией. У них тоже есть свое убежище, но всего на восемь мест, — рассказала Ермолаева в беседе с корреспондентом „Спектра“. — В декабре мы собирались открыть свой собственный приют для жертв, он уже был готов, но теперь из-за проблем с проверкой открытие в итоге пришлось перенести».

Ермолаева подчеркивает, во время пандемии коронавируса услуги организации стали особо актуальны, а количество жалоб на домашнее насилие, поступающих в организацию увеличилось в 2,5 раза, поскольку запертые на карантине жены, в условиях изоляции, оказались один на один с мужчинами-насильниками.

Фото Scanpix/Leta

Фото Scanpix/Leta

Страсти вокруг закона

О проблемах, которые возникли у российских НКО, работающих с уязвимыми группами и правозащитой, «Спектр» уже писал. Так, некоторое время назад, гонениям подвергся ВИЧ-сервисный проект из Орла, работающий с представителями ЛГБТ, и ранее получавший на свои профилактические программы деньги фонда Элтона Джона. (Проект был признан «иностранным агентом»). Второго декабря Федеральная миграционная служба, как сообщал ОВД-инфо, аннулировала вид на жительство Ванессы Коган, директора проектов «Астрея» и «Правовая инициатива». (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) В начале декабря внеплановая проверка посетила и без того имевший проблемы с властями столичный правозащитный центр «Мемориал». (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента)

Чуть позже с проверкой силовики пришли и в две другие организации. Первая из них: фонд помощи людям, живущим с ВИЧ «СПИД.ЦЕНТР» телеведущего Антона Красовского. В результате этого рейда депутат Государственной Думы и член попечительского совета фонда Оксана Пушкина обратилась к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину с просьбой проверить действия сотрудников полиции.

«В последнее время анонимки и разного рода доносы все чаще сыплются в мой адрес и адрес моих единомышленников. За высказывания. За позицию. За законотворческие инициативы», — цитирует слова Пушкиной сайт фонда.

По сообщениям работников «СПИД.ЦЕНТРа» сотрудники полиции, пришедшие в офис организации на территории столичного центра «Artplay», помимо прочего задавали им вопросы и относительно связей организации с депутатом, которая известна своими инициативами и заявлениями в том числе по проблемам семейного насилия в отношении женщин.

Вторая организация, на которую обратили свое внимание силовики — московский центр «Насилию.нет». (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) Как и нижегородский центр тут помогают жертвам домашнего насилия, в первую очередь женщинам. Как и приволжским коллегам, москвичам грозит статус «иностранного агента».

Как сообщал в начале декабря «Коммерсант», поводом для проверки стала анонимка некоего «господина Трубецкого». «Через пару дней мы ждем результатов, но если что готовы оспаривать их всеми законными способами», — сообщила корреспонденту «Спектра» в ответ на просьбу прокомментировать ситуацию вокруг ее организации глава центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

Анна Ривина, фото с личной станицы в Фейсбук

Анна Ривина, фото с личной станицы в Фейсбук

По ее мнению, в целом, кампания против НКО, которые занимаются поддержкой женщин, связана с дискуссией вокруг законопроекта о семейном насилии, у которого есть серьезные противники среди православных фундаменталистских организаций, вроде «Сорока сороков», или структур предпринимателя Владимира Малофеева и части чиновников и силовиков разделяющих их позиции.

Напомним, что поддержанный в прошлом году депутатом Оксаной Пушкиной проект закона о профилактике семейно-бытового насилия вызвал ожесточенное сопротивление со стороны радикально-консервативной общественности, а в октябре 2019 года 181 организация право-радикального толка даже направила письмо президенту России, в котором выступила против обсуждений закона, который на их взгляд является проявлением «антисемейной идеологии феминизма» и угрожает «традиционным семейным и нравственным ценностям».

Тогда же, в декабре 2019 года с критикой проекта от лица РПЦ выступила Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства, возглавляемая в то время протоиереем Димитрием Смирновым, работавшим до этого уполномоченным, отвечающим за контакты церкви с силовыми структурами. А Патриарх Кирилл в эфире телеканала «Россия-1» назвал появление законопроекта «данью западной моде».

Мнение РПЦ Пушкина в свою очередь назвала голословным, а также пожаловалась на то, что авторам законопроекта поступили анонимные угрозы в связи с их инициативой.

В ожидании приговора

«В том случае, если нас признают иностранными агентами, значительная часть нашей деятельности окажется парализована, для нас очень важно иметь рабочий контакт с органами власти, с МВД, соцзащитой. Клеймо „иностранного агента“ сделает для нас такое взаимодействие невозможным», — говорит теперь Анастасия Ермолаева. И подчеркивает, что раньше с властями у ее организации проблем не было: «Мы читаем лекции нашим полицейским, проводим для них семинары. У нас никогда не было проблем».

Кроме дискуссий вокруг закона о насилии она связывает обострение ситуации с ужесточением положения НКО, о которых «Спектр» также писал в последние недели.

Оксана Пушкина. Фото Sputnik/Scanpix

Оксана Пушкина. Фото Sputnik/Scanpix

«Кампания связана с тем, что сейчас рассматривает Госдума, относительно „иностранных агентов“, мы никогда не скрывали, что кроме российских президентских грантов получали и зарубежные, это нормально для любого социального НКО, все до копейки мы тратили на убежище для пострадавших, обеспечение доступа женщин к услугам психологов и консультантов. По каждому гранту мы присылали отчеты в Минюст, публиковали всю информацию в сети», — подчеркивает Ермолаева.

«Гранты есть, но тут главное вторая составляющая — политическая деятельность, которой нет. Мы никогда не занимались никакой политической деятельностью, если только не считать таковой любое участие в общественных советах, разговоры о проблемах с законодательством и выступления на круглых столах», — подчеркивает она.

«Единственный митинг на котором я была — это по делу сестер Хачатурян. Но это тоже сложно назвать политикой, — настаивает общественница. — Создается впечатление, что не мы помогаем государству выполнять свои функции, а занимаемся какими-то „прихотями“. Что не государство обязано поддерживать пострадавших от насилия, не мы, как организация, оказываем ему поддержку, а наоборот, оно нам делает одолжение, позволяя, или не позволяя нам работать».

«Продолжается целенаправленная атака на женские организации, помогающие пострадавшим от насилия, идут проверки в „Насилию.Нет“ и Нижегородском кризисном центре для женщин. Обе организации незаменимы, без них тысячи женщин и детей не получили бы поддержки», — резюмирует в своем Facebook Марина Пискалкова-Паркер, правозащитница, чей центр «Анна» (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) одним из первых среди «женских» организаций, еще в 2016 году, получил статус «иностранного агента». «Скорее всего проверки идут снова по доносам „активных патриотов“, но я знаю, что мы точно делаем правое дело, что наступит время, когда эта несправедливость станет очевидна любым псевдопатриотам, потому что жизни женщин и детей точно стоят тех жертв, которые мы сегодня вынуждены нести», — подчеркивает правозащитница.