• Пятница, 30 июля 2021
  • $73.13
  • €86.74
  • 75.18

Спасительный протокол. Правозащитники посоветовали главе МВД использовать мировой опыт борьбы с домашним насилием

Женщина в маске. Фото YURI KADOBNOV / TASS / Scanpix / Leta Женщина в маске. Фото YURI KADOBNOV / TASS / Scanpix / Leta

Правозащитные организации призвали главу МВД России внедрить протоколы оценки рисков для жертв домашнего насилия. Как сообщает «Зона права», сейчас в России пострадавшие не могут получить оперативную и эффективную помощь, а силовики не имеют инструментов для корректной оценки риска и обеспечения их безопасности.

По данным доклада организации, в судебной практике по статье 293 УК РФ («Халатность») суды указывают полицейским на необходимость оценить риск повторения насилия и возможность летального исхода. Такую систему профилактики правонарушений применяют во многих странах мира — причем не только силовики, но также медики и социальные работники.

В письме, направленном на имя Владимира Колокольцева, руководители восьми правозащитных организаций попросили использовать мировой опыт борьбы с семейно-бытовым насилием. Под документом подписались «Правовая инициатива» (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) , «Зона права», «Насилию.нет», «Анна», «Китеж», центр помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации, центр «Сестры» и сеть взаимопомощи женщинам «ТыНеОдна». Они выразили готовность участвовать в обсуждении методики и организации работы.

Ранее глава МВД РФ Владимир Колокольцев, выступая перед Советом Федерации, заявил, что российские губернаторы должны рассмотреть возможность создания кризисных центров для помощи жертвам домашнего насилия.

Сейчас правозащитники представили главе МВД РФ свой вариант опросника, состоящий из вопросов об истории насилия и текущей ситуации в семье, о детях и других зависимых родственниках. Такие вопросы полицейские во многих странах задают пострадавшим от насилия в семье.

Жертвы карантина. «Зона права» запустила «горячую линию» для пострадавших от домашнего насилия в период самоизоляции

Опроник включает:

· вопросы о текущей ситуации (например, «Привел ли последний инцидент к физической боли и травме?», «Испытываете ли вы страх за свою жизнь и здоровье (за жизнь и здоровье близких)?»),

· вопросы о детях и других зависимых членах семьи,

· вопросы об истории насилия («Учащается ли насилие в последнее время?», «Ревнив ли обидчик?», «Использовал ли он когда-либо оружие, чтобы причинить вам вред?», «Пытался ли он душить вас?»).

Также включен блок вопросов о жизни и характере агрессора (имеет ли проблемы с алкоголем, наркотиками, психическим здоровьем, использует ли нецензурные выражения, обвиняет ли и оскорбляет других, бьет ли посуду, были ли у него проблемы с правоохранительными органами).

Координатор направления «Защита женщин и детей» организации «Зона права» адвокат Валентина Фролова говорила, что сейчас российские полицейские зачастую руководствуются бытовыми стереотипами, не принимая во внимание «специфичные риски».

Не первый раз. В Москве мужчина до смерти избил свою жену, на помощь к которой отказалась приехать полиция

В сентябре Европейский суд по правам человека интересовался у России, работает ли в стране подобная система. Поводом для этого стало дело делу жительницы Чебоксар Анны Овчинниковой, которую в 2018 году задушил муж. До этого она неоднократно обращалась в полицию, жалуясь на угрозы убийством. ЕСПЧ направил Росси вопросы с требованием пояснить, приняли ли власти все возможные меры после жалоб женщины, а также есть ли в РФ система оценки рисков для ситуаций домашнего насилия. Позже ЕСПЧ задал этот вопрос еще в двух коммуникациях по обращениям женщин из России.

Ранее российские правозащитники обратились к омбудсмену Татьяне Москальковой и замглавы думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксане Пушкиной с просьбой обеспечить жертв домашнего насилия госзащитой. По их мнению, пострадавшие имеют право на защиту в рамках закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

В письме правозащитников говорится о том, что во всех семи случаях, указанных в обращении, жертвы домашнего насилия просили следователей избрать в отношении их обидчиков «запрет определенных действий» или обеспечить госзащитой. Однако заявления женщин либо долго не рассматривались, либо по ним были вынесены отказы.

Домашнее насилие — широкое понятие, в него входит любое насилие в семье, не только между супругами, но и по отношению к детям или пожилым родственникам. Оно может быть не только физическим, но и эмоциональным, сексуальным, экономическим и психологическим.

ЕСПЧ впервые потребовал от России данных о том, как они оценивают риски для жертв домашнего насилия