Откуда есть пошла. Как исторические мифы из школьных учебников подготовили россиян к вторжению в Украину Спектр
  • Пятница, 20 мая 2022

Откуда есть пошла. Как исторические мифы из школьных учебников подготовили россиян к вторжению в Украину

Призвание варягов на Русь. Виктор Михайлович Васнецов. Изображение Сommons.wikimedia.org Призвание варягов на Русь. Виктор Михайлович Васнецов. Изображение Сommons.wikimedia.org

Специальная военная операция вызывает сейчас у многих вопрос: «Как мы до этого докатились?» Одни винят во всем Путина, другие — русский народ, третьи — культуру, четвертые — пропаганду. На наш взгляд причина кроется в той версии отечественной истории, которую российские школьники получают из своих учебников. Оттуда на них до сих пор смотрит Российская Империя.

Упущенный шанс

Распад Советского Союза в 1991 году предоставил России уникальный шанс заново изобрести себя, переоценить свою роль в мире, внимательно посмотреть на собственное прошлое и доставшиеся ей в наследство государственные структуры Советского Союза. Этот процесс начался даже раньше, но имел довольно однобокий характер. По сути, российский образованный класс в конце 1980-х — начале 90-х сконцентрировал свои усилия в этой области на переоценке лишь относительно недавних событий российской истории — сталинских репрессий и революции 1917 года. Переосмысление революционных событий не отличалось особой оригинальностью — взгляд на необычайно сложные события начала столетия сменился с безоглядно позитивного на безоглядно негативный.

При этом взгляд на события российской истории в целом никак не изменился. История страны, точнее ее базовая версия, излагаемая в школьных учебниках, практически не подверглась пересмотру. А ведь школьный курс истории — это как раз то, что формирует базовое представление граждан страны о том, что она такое, как сформировалась, где проходят ее границы, кто в ней живет и каково его место в ней.

От Ключевского к Кацве

Девяностые были временем экспериментов: наконец-то школьная и университетская системы скинули бремя советской идеологии и смогли сами решать чему учить, а чему нет. Были пересмотрены программы по литературе и истории. Это называлось «деидеологизацией». Однако их пересмотр был тоже весьма односторонним. По сути, избавившись от идеологических партийных установок, российские историки изменили школьный курс истории лишь в области описания событий Революции 1917 года, сталинской эпохи и, частично, Второй Мировой войны, сменив оценку действий Сталина с положительной на отрицательную. Впервые российские школьники узнали о Пакте Молотова-Риббентропа, однако, дальше этого дело не продвинулось.

Все остальное никакой ревизии не подвергалось в принципе. Российский школьник твердо знал, что русское государство создал Владимир Красно Солнышко в Киеве на Днепре, потомки которого после разорения города татарами переехали в Москву, откуда и стали снова собирать земли русские. Российский школьный курс истории как не давал советскому школьнику никакого представления о развитии соседних с Московией государств, точно так же не давал его и российскому.

Владимир Святой идет походом на вятичей, миниатюра из Радзивилловской летописи. Автор: NA - сайта http://radzivil.chat.ru/, Общественное достояние

Владимир Святой идет походом на вятичей, миниатюра из Радзивилловской летописи. Изображение с radzivil.chat.ru

В школьных учебниках с советских времен до наших дней можно увидеть одну и ту же цепочку исторических героев и примерно одинаковые оценки их деятельности — от Владимира Красно Солнышко до Николая II. Вся эта цепочка российских правителей без всякого переосмысления перекочевала в новые учебники из русской историографии конца XIX века.

Достаточно открыть учебное пособие для поступающих в вузы известного российского историка Леонида Кацвы «История России с древних времен и до ХХ века» (Санкт-Петербург, 2003 год). Кацва — педагог и историк, заподозрить которого в имперских настроениях трудно. И те не менее, его учебное пособие закладывает в головы читателей все ту же теорию о Киеве — матери городов русских и о Киевской Руси — как о первом «русском» государстве, не упоминая о том, что этот «золотой век» продлился немногим более 100 лет — с начала княжения Ярослава Мудрого в 1019 году до смерти Владимира Мономаха в 1125 года.

Псы-рыцари и спасители-русские

Учебник Кацвы называет Галицко-Волынские княжества X—XI вв.еков (территория нынешней западной Украины) «русскими», не минуты не стесняясь того, что никаких «русских» в нынешнем понимании этого слова в те века не существовало. Тут же употребляется термин «Галиция», хотя придуман он был лишь после разделов Польши, когда эти земли были присоединены к Австрийской империи. Дальше Волынь упоминается в тексте учебника лишь в связи с восстанием Богдана Хмельницкого в XVII веке. О том, как жила эта «русская земля» столько веков — в пособии ни слова. Зато в голове школьника уже отложился исторический миф о древнем единстве русских земель от от Москвы до Ужгорода.

«В Х-XI вв. Русь воевала с поляками и древнелитовскими племенами, начала утверждаться в Прибалтике, где князь Ярослав Мудрый основал город Юрьев (ныне — Тарту)», сообщает нам учебник либерального историка и продолжает через пару страниц: «С конца XII в. — вторжение на земли Прибалтики крестоносцев. В 1201 г. ими основана Рига… Проникновение иноземных завоевателей встречало сопротивление населения Прибалтики. Русь помогала им, опасаясь за свои земли. Но раздоры между русскими князьями снижали эффективность их действий».

О том, что на месте Юрьева была эстонская крепость, а сам он, даже по данным летописей, находился в руках Ярослава Мудрого лишь 30 лет — с 1030 по 1061 года вообще не говорится, как и о том, что русские княжества и города-республики Новгород и Псков так же, как и крестоносцы стремились захватить и колонизировать земли балтийских языческих племен. Зато в голову школьника всего в двух абзацах заложены сразу три исторических мифа: «крестоносцы» — плохие, русские — хорошие, Тарту — русский город, основанный Ярославом Мудрым.

Итоги Монгольского нашествия XIII века автор подводит так: «Европа была спасена», хотя предложением ранее сообщает, что монголы дошли до Адриатического моря, разгромив венгерских и польских рыцарей. Еще один исторический миф — Русь спасла Европу от Монголов.

Злые ляхи

В точно таком же мифологическом ключе подаются и гораздо более поздние события — например, присоединение Украины и разделы Польши. Россия все время предстает в них не захватчицей, а заложницей обстоятельств — на все большее и большее поглощение Польши ее провоцируют то Франция, то Пруссия, то Турция. Откуда взялась огромная Польша читателю пособия совсем не понять — в нем просто нет соответствующей главы, а ее восточная часть — Великое княжество Литовское и Русское — упоминается лишь вскользь.

Гораздо более поздние учебники истории России для 6 класса (Москва, 2012 год) и 7 класса (Москва, 2013 год) авторства Игоря Андреева и Игоря Данилевского (одного из лучших современных историков Средневековья, человека совсем не имперских убеждений) рассказывают историю Руси куда обстоятельней. Однако, хоть в одном из них и есть глава, посвященная Великому княжеству Литовскому, умещается она (вместе с картой) всего на четырех страничках. Учебник молчит о том, что Великое княжество объединило большинство земель бывшей Киевской Руси еще в XIV веке и первым перестало платить дань Орде после Синеводской битвы. Зато в конце главы сказано: «Приняв католичество, Литва навсегда утратила возможность стать центром объединения русских земель», хотя юго-западные земли бывшей Киевской Руси входили в состав княжества вплоть до середины XVII века.

Битва на Синих Водах. Автор: Orlenov - собственная работа, CC BY-SA 4.0

Битва на Синих Водах. Автор: Orlenov — собственная работа, CC BY-SA 4.0

Российский школьник не узнает из этого учебника что Великий князь Ягайло был сыном русской княжны Юлиании Тверской, был крещен в православие, а католиком стал в 1387 году, чтобы занять польский королевский трон (примерно так же, как поступил во Франции протестант Генрих Наваррский), а в католичество обратил не православных своих подданных, а язычников-литовцев, составлявших в тот момент незначительное меньшинство его подданных. Ничего во всех трех учебниках не говорится и о том, что Великое княжество Литовское было чуть ли не единственным в средневековой Европе государством, в котором не было государственной религии: в то время, когда Европу раздирали религиозные войны — католики, православные и протестанты уживались на его землях относительно мирно, а вопрос веры был вопросом скорее культурным, чем политическим.

Так, пособие Кацвы утверждает, что в XVII веке «государственным языком» в Речи Посполитой был польский, совершенно не обращая внимания тот факт, что русский был закреплен, как делопроизводственный, статутом Великого княжества Литовского 1588 года. Зато в голове школьников четко откладывается миф о враждебности Литвы.

Навеки с Россией

«Украина давно уже превратилась для Речи Посполитой в неиссякаемый источник обогащения», «нигде в Восточной Европе не было столь тяжелого угнетения крестьян, как на Украине», пишут Данилевский и Андреев в своем учебнике для 7 класса, умалчивая о том, что крепостное право никогда не существовало на землях Запорожского войска в той форме, которая была принята на землях Московского царства. Восстание Богдана Хмельницкого Данилевский и Андреев называют «национально-освободительной войной», хотя никакой нации в современном понятии этого слова в XVII веке не существовало.

«Майские статьи» (договор между запорожским войском и Русским царством) согласно этому учебнику — «решение о вхождении Украины в Россию», хотя, любой, кто ознакомится с текстом самого документа, поймет, что это вовсе не так: Запорожские казаки увеличили свое число (реестр) до 60 тысяч, сохранили собственное законодательство, налоговую систему, самоуправление и внешнюю политику и лишь обязалась в обмен на присутствие 3000 «наемного люду» «по рубежу от ляхов» и военную поддержку против Польши платить подати не в Варшаву, а в Москву и не вступать в сношения с Речью Посполитой и Османской империей. Даже содержание козацкой старшине было увеличено. Пособие Кацвы называет это «автономией». Ни один из учебников даже не упоминает, что текст статей был составлен на двух языках — русском и украинском.

Почтовая марка СССР. 300-летие воссоединения Украины с Россией, 1954. ЦФА 1761

Почтовая марка СССР. 300-летие воссоединения Украины с Россией, 1954. ЦФА 1761

Таким образом, семиклассники, учившиеся даже по пособиям, составленным либеральными историками, выходили из школы не с набором знаний, а с набором исторических мифов, суть которых очень проста — центр российской государственности — Киев, Россия издревле была окружена враждебными западными государствами, а некоторые части ее нынешних соседей и вовсе — исконно русские земли, Тарту, например. Да и вообще, нынешние Россия, Беларусь и Украина — осколки некогда единого и могучего государства. Что же узнавали те, кто учился по учебникам, составленным куда более «патриотическими» авторами или по учебникам, изданным еще в СССР, которых в российских школах было полно до начала 2000-х годов?

Брехня Тараса

Не менее интересная метаморфоза произошла в 1991 году и со школьной программой по литературе. После падения СССР была расширена за счет ранее запрещенных в СССР российских, европейских и американских писателей и поэтов. Однако, из нее полностью исчезла литература республик СССР, хоть и в крайне усеченой форме, но преподавашаяся в советской школе. И если советский учебник хотя бы приблизительно сообщал школьникам, кто такие Тарас Шевченко, Леся Украина, Янис Райнис или Адам Мицкевич, то в российском учебнике о них не осталось ни слова.

Реформой российского школьного образования в начале 90-х руководили такие люди, как Эдуард Днепров, Евгений Ткаченко и Александр Асмолов, которых никак нельзя заподозрить в имперских или изоляционистских настроениях. Закон об образовании Днепрова даже получил награду ЮНЕСКО.

И тем не менее, Россия вошла в глобальный мир со школьным образованием, продолжающим оперировать архаичными концепциями. Школа до сих пор закладывает в головы гражданам представления об истории страны, сформированные в XIX веке во времена Российской Империи. На месте представлений о культуре и истории соседних с Россией государств (в первую очередь Украины) у российских школьников — дыра, заполняемая не школьной программой, а телевизионной пропагандой. И услышав из телевизора о нацистах, отрывающих Украину от России, они не испытывают когнитивного диссонанса. Ведь в школе они запомнили, что Украина добровольно присоединилась к России в ходе национально-освободительной войны больше 300 лет назад.