Вирусный контент. Что почитать об эпидемиях и врачах, а также «антимасочниках» и «вирусоотрицателях» прошлого Спектр
  • Суббота, 29 января 2022
  • $77.80
  • €86.65
  • 88.88

Вирусный контент. Что почитать об эпидемиях и врачах, а также «антимасочниках» и «вирусоотрицателях» прошлого

Медицинский работник, ухаживающий за больными с коронавирусом. Фото: MAXIM SHEMETOV / TASS / Scanpix / Leta Медицинский работник, ухаживающий за больными с коронавирусом. Фото: MAXIM SHEMETOV / TASS / Scanpix / Leta

Помогут ли вакцины от нового штамма и безопасны ли они? Будет ли новый карантин? Станет ли новый штамм коронавируса «омикрон» более смертоносным или он будет протекать, как обычная простуда? Когда все это закончится? Ответы на эти вопросы нам предлагают сотни услужливых голосов в соцсетях, во дворе, по радио и телевидению. Неизвестность, страх и паника с начала пандемии стали главными спутниками нашей жизни. Лаувс Кадитис считает, что лучше всего перестать волноваться и обратиться к книгам, написанным историками и врачами — исследователям эпидемических заболеваний.

Об эпидемиях написаны сотни книг. Однако, большая часть из них страдает двумя недостатками: либо они переписаны с книг, написанных раньше, либо их авторы — специалисты, которые не очень любят разжевывать непосвященным сложные термины, которые им самим кажутся очевидными. Впрочем, за последнее время вышли несколько книг, чтение которых будет и познавательным, и захватывающим.

Книга американского историка Уильяма Макнила «Эпидемии и народы» (Plagues and Peoples) считается эталонной работой, автор которой впервые попытался проанализировать влияние эпидемий на историю человечества.

Первое издание книги вышло в 1976 году, через шесть лет после пандемии Гонконгского гриппа, унесшей жизни, по разным данным, от 2 до 4 миллионов человек, — первого явления такого рода после Второй мировой войны. Однако тогда медики смотрели в будущее с уверенностью и полагали, что вскоре эпидемические заболевания будут уничтожены навсегда — вакцины и антибиотики сделают свое дело. Всего через год, в 1977 году был зафиксирован последний случай заражения натуральной оспой — вирусом, летальность которого достигала 90 процентов. Болезнь была полностью уничтожена благодаря скоординированной ВОЗ всемирной прививочной кампании, в организации и финансировании которой активно участвовали США и СССР. В разгаре была всемирная кампания вакцинации от полиомиелита — одной из самых заразных и самых древних задокументированных болезней (описание ее симптомов есть даже в трудах Гиппократа). Туберкулез, корь, дифтерия, сифилис, тиф, холера, малярия, — болезни, эпидемии которых перманентно повторялись веками, — отступили под натиском вакцин, антибиотиков, развития городской инфраструктуры и систем здравоохранения, во многих странах ставших бесплатными. Множество диагнозов стали заканчиваться походом в аптеку за антибиотиками, хотя еще каких-то 30 лет до того означали смертный приговор. А такие диагнозы, как «лепра» или, в просторечии, проказа стали исчисляться единицами в год.

Однако, исследование истории эпидемий вовсе не вселило в Макнила оптимизм своих современников. Макнил пришел к выводу, что никакой победы над эпидемиями не было и нет, а у эпидемических заболеваний все еще впереди в силу активного вторжения человека в природную среду, эволюции самих возбудителей, массового перемещения людей по планете и ослабления режимов вакцинации, ставшего заметным уже тогда. Макнил построил теорию, согласно которой между возбудителями инфекционных заболеваний и человеком идет борьба за «баланс» — то состояние, в котором и человечество и инфекционные болезни могут сосуществовать и размножаться, не только не нанося друг другу существенного вреда, но и способствуя продолжению существования друг друга. Этот баланс нарушается, когда тот или иной паразит выходит из-под контроля благодаря действиям человека. Так в результате вторжения европейцев на американский континент там началась жестокая эпидемия оспы, практически полностью уничтожившая индейское население континента.

Провидческая книжка Макнила вышла во второй раз в 1997 году, и автор не поменял в ней ни слова, лишь снабдил ее предисловием, в котором с сожалением констатировал, что все случилось именно так, как он предсказывал за 21 год до этого, в частности, пандемия ВИЧ/СПИД, начавшаяся в 1981 году.

Со времен издания «Эпидемий и народов» вирусологи и микробиологи шагнули далеко вперед в исследовании болезнетворных организмов. Поэтому русское издание книги снабжено многочисленными научными примечаниями, иногда опровергающими, а иногда довольно сильно дополняющими факты и идеи, изложенные в книге. Прочесть книгу Макнила нужно хотя бы для того, чтобы понять, что многими ее тезисами, в том числе и устаревшими, до сих пор жонглируют разного рода «аналитики» пандемии COVID-19, а многие их «прогнозы» построены на ее умозаключениях.

Автор книги «Вирусы: откуда они берутся, как передаются людям и что может от них защитить» датчанин Андерс Фомсгорд не строит глубоких теорий о сосуществовании людей и микроскопических организмов. Он — главный врач Государственного института сывороток Дании (аналога французского Института Пастера), глава отделения специальных вирусных и микробиологических исследований. Впрочем на обложке русского издания его книги, вышедшего в этом году в издательстве «Бомбора» он представлен лишь как «ученый-вирусолог, участвовавший в разработке вакцины от ВИЧ». Зачем издательство скрыло его реальные заслуги перед медициной — загадка.

Между тем, Андерс Фомсгорд занимается вирусологией и исследованиями болезнетворных организмов почти 40 лет. Он работал в Институте иммунобиологии и эпигенетики Макса Планка в Германии, Институте Пастера во Франции, Национальных институтах здоровья в США, занимаясь исследованиями целого ряда агрессивных вирусов бок о бок с такими светилами вирусологии, как лауреат Нобелевской премии по медицине Франсуаза Барре-Синусси, первооткрывателем ВИЧ.

Книжка доктора Фомсгорда — прямая противоположность работы Макнила. Это захватывающая автобиография, которая демонстрирует работу вирусологов изнутри профессии, зачастую, с весьма нелицеприятной стороны. Начинается книжка с истории о том, как молодой автор увлекся идеей разработать средство от смертельного эндотоксина, выделяемого менингококком под воздействием антибиотков. Исследование занимает несколько лет, Фомсгорд работает как вол и наконец-то синтезирует вещество, способное нейтрализовать яд и спасать жизни пациентов, смерть которых может по злой иронии наступить, как побочный эффект правильного лечения. Испытания на животных и даже I стадия клинических испытаний проходят успешно — больные выздоравливают на глазах. Исследователь обращается за продолжением финансирования и получает отказ — сперва от фармацевтической компании, а потом от заведующего отделением главной больницы Дании — Королевского госпиталя. Первые цинично заявляют ему, что финансировали его исключительно ради позитивной публичности на фоне пандемии СПИДа и больше тратить деньги не собираются, поскольку менингококковая инфекция публике не интересна. Второй объясняет, что тяжелый пациент на первой стадии лечения приносит больнице самые большие расходы, а потом, когда он лежит в палате и либо потихоньку умирает, либо выздоравливает, расходы на его содержание падают. Поэтому применение анти-эндотоксина просто приведет к быстрому выздоровлению и скорой выписке тяжелых пациентов, которых будут быстренько сменять новые тяжелые пациенты, на которых придется снова тратить кучу денег, а это не выгодно.

После таких отповедей у многих могло бы начисто отпасть желание спасать мир, но доктор Фомсгорд не такой — он переключается на исследования СПИДа и оказывается в самом центре борьбы с «чумой XX века» (c 1981 года вирус убил, по данным ООН, почти 48 миллионов человек). Разработать вакцину не удается, но опыт работы над ней оказывается бесценным, и доктор Фомсгорд оказывается на переднем краю борьбы с самыми ужасными болезнями — эболой, вирусом зика, свиным гриппом, атипичной певмонией, словом, со всеми возбудителями, вызывавшими у вирусологов серьезную тревогу еще до ковида. Книга читается, как динамичный детектив с быстро развивающимся сюжетом.

Только вот издательство «Бомбора» все время мешает: почти на каждой странице зачем-то назойливо втыкает по две строки «умных мыслей» автора или сенсационных фактов. Выбор совершенно беспорядочен, и появляются в тексте они без всякой связи с его содержанием. Приходится зачем-то читать одно и тоже предложение дважды — один раз обычным шрифтом, другой увеличенным или наоборот.

«Вирусы» вышли в Дании в ноябре 2019 года (тогда как раз в Ухане стали появляться первые заболевшие ковидом) и явно привлекли внимание российского издательства в связи с пандемией. Книга датского доктора демонстрирует важную вещь — почти всегда, за редким исключением, чиновники и правительства самых разных стран (от Конго до Соединенных Штатов) либо реагируют на предупреждения медиков о возможности новой опасной эпидемии с опозданием, либо вовсе их игнорируют. В результате локальные вспышки превращаются в бедствия с огромным количеством жертв. А ведь это ровно то, что случилось в конце 2019 года — китайские власти проигнорировали предупреждения уханьских медиков о появлении нового опасного коронавируса. В книге Фомсгорда можно даже найти прототипов нынешних «ковидоотрицателей», «антимасочников» и «вакцинофобов» — все эти типы поведения были встречены врачами в ходе борьбы с эпидемией Эболы в Африке в начале 2010-х годов.

Закончить хочется эпизодом из автобиографической книги Михаила Булгакова «Записки юного врача» (автор «Мастера и Маргариты» был по образованию медик): в 1917 году к его лирическому герою приходит деревенский мужик с жалобами на боль в горле. Выясняется, что у мужика вторичная стадия сифилиса. Доктор подробно объясняет мужику что это опасное заболевание, что нужно срочно начинать лечиться, что придется два года втирать в ногу и руку ртутную мазь сальварсан (антибиотиков в ту пору еще нет). Мужика в ответ интересует только почему «так долго» и не дадут ли ему полоскания «для глотки». Доктор выписывает мужику ртутную мазь и полоскание, а затем, проходя по коридору больницы слышит: «Плохо лечит. Молодой. Понимаешь, глотку заложило, а он смотрит, смотрит… то грудь, то живот. Тут делов полно, а на больницу полдня. Пока выедешь, — вот-те и ночь. О, Господи! Глотка болит, а он мази на ноги дает».

Герой Булгакова еще долго ждал, что мужик вернется за мазью, да так и не дождался. Видимо, тот выбрал мучения (язвы по всему телу, боли, гниющие заживо кости лица) и смерть от сифилиса втиранию каких-то там мазей, которые ему прописал какой-то там доктор. Ничего не напоминает?