• Пятница, 21 февраля 2020
  • $64.07
  • €69.55
  • 58.53

Игры памяти. Почему Израилю приходится проявлять деликатность, пока Европа и Россия спорят из-за Холокоста

Всемирный форум памяти Холокоста, Иерусалим. Фото EPA/ABIR SULTAN/POOL/Scanpix/LETA Всемирный форум памяти Холокоста, Иерусалим. Фото EPA/ABIR SULTAN/POOL/Scanpix/LETA

Спустя 75 лет после освобождения лагеря Освенцим тема Холокоста и Второй мировой войны все еще актуальна. Европарламент приравнивает преступления нацистского и коммунистического режимов, Россия пытается обвинить Польшу в развязывании войны, а государства Восточной Европы все чаще стараются сбросить груз ответственности за уничтожение евреев.

«Спектр» попытался разобраться, как мировые политики манипулируют исторической памятью — и как на это смотрят в Израиле.

Всемирный форум памяти Холокоста проходит в Израиле ежегодно и приурочен к годовщине освобождения лагеря Освенцим (Аушвиц). Несмотря на глобальную гуманистическую идею, которая, кажется, должна объединять народы, в этом году вокруг мероприятия разразился скандал. Президент Польши Анджей Дуда отказался от приглашения принять участие в форуме после того, как президент России Владимир Путин оказался в списке спикеров, а сам он — лишь среди слушателей. На протяжении последних месяцев Владимир Путин неоднократно делал заявления о Польше. По его словам, в 30х годах Польша сотрудничала с нацистской Германией и поляки сыграли важнейшую роль в разворачивании Второй мировой войны — якобы куда большую, чем СССР, о роли которого Путин предпочитает не вспоминать. Незадолго до начала форума памяти в Израиле российский перезидент пообещал заткнуть рот всем, кто намерен переписывать историю Второй мировой.

Глава польского правительства Матеуш Моравецкий обвинил Владимира Путина в попытках оболгать Польшу. Российского посла после заявлений президента РФ вызывали на беседу в польский МИД. Депутат Европарламента Яцек Сариуш-Вольский назвал высказывания Путина «элементом геополитической игры» с целью расколоть Европу.

Израиль от конфликта России и Польши старается, кажется, держаться в стороне. По крайней мере, никаких заявлений на высшем уровне на эту тему не прозвучало. Тем не менее, сам факт, что на сцене Мемориального комплекса истории Холокоста «Яд ва-Шем» в Иерусалиме стоит Путин, а не его польский коллега, говорит сам за себя. Израильский журналист и политолог Яков Шаус объяснил «Спектру», что ссориться с Россией не в интересах Израиля.

«Израиль еще с конца сороковых годов, а особенно с 1967 года, когда Советский Союз разорвал с ним отношения после Шестидневной войны, всегда очень осторожной линии придерживался в политических высказываниях против России. Не хотел, чтобы было хуже. Сегодня происходит то же самое. Посмотрите на конфликт между Россией и Украиной, в котором очень важную идеологическую роль играет осуждение роли украинцев, бандеровцев, как их называют в Кремле, в войне — то есть, если ваши предки были коллаборационистами, то сегодня мы имеем право захватить Крым и Донбасс — вот такая логика (Власти России, несмотря на множество собранных свидетельств, отрицают участие действующих военнослужащих РФ в вооруженном конфликте на Украине — прим. „Спектра“). Но Израиль дистанцируется от этого. Маленький Израиль имеет дело с одной из ведущих держав мира, и должен быть деликатным», — говорит политолог.

Президент РФ Владимир Путин и раввин Исраэль Меир Лау, глава совета Яд ва-Шем. Фото EPA/ABIR SULTAN/POOL/Scanpix/LETA

Президент РФ Владимир Путин и раввин Исраэль Меир Лау, глава совета Яд ва-Шем. Фото EPA/ABIR SULTAN/POOL/Scanpix/LETA

Что же касается Польши, то споров с ней Израиль не избегает. В 2018 году Польша представила законопроект, который вводил уголовную ответственность за утверждения о причастности польского народа к преступлениям нацистов. Инициатива вызвала бурную реакцию в Израиле и надолго испортила дипломатические отношения. «Как сказал Ицхак Шамир, поляки всосали антисемитизм с молоком матери. Приукрасить эту историю невозможно, и именно мы несем наследие Холокоста и будем продолжать делать это», - заявил Исраэль Кац, и.о. министра иностранных дел Израиля, чем вызвал очередной скандал. Польша потребовала извинений, Израиль промолчал, Польша и Чехия в результате не приехали на иерусалимскую встречу Вышеградской четверки и саммит попросту пришлось срочно отменять.

Древний символ. Полиция безопасности заинтересовалась свастикой на праздновании 100-летия Латвии лишь через несколько дней

Однако в итоге формулировка польского закона была смягчена, а главы Израиля и Польши опубликовали совместную декларацию, вызвавшую у многих израильтян недовольство. В документе осуждался не только антисемитизм, но и обвинения поляков в пособничестве нацистам. То есть, именно то, из-за чего годом позже возникли трения между Россией и Польшей.

«Не секрет, что конфликт между Польшей и Россией — это вопрос политический, — замечает Яков Шаус. — Коллаборационизм, в котором Владимир Путин обвиняет Польшу, существовал везде. Но Россия сегодня третирует на эту тему несколько стран: страны Балтии (особенно Литву), Польшу, которая очень самостоятельна, и Украину. В Беларусии было то же самое — но об этом президент Путин ничего не говорит. Пособники фашистов у него — это литовцы, поляки (поляки! Когда каждый седьмой поляк по статистике погиб при сражении в немцами! Польское сопротивление было одним из самых сильных в Европе!). Это вопрос не столько исторической справедливости, сколько современной политики», — убежден эксперт.

Несмотря на осуждение со стороны Израиля, примеру Польши собирается последовать Литва — там тоже готовится закон, призванный реабилитировать военное прошлое страны, где погибло 95% еврейского населения. Мемориальный комплекс истории Холокоста «Яд ва-Шем» называет Литву единственным государством, жители которого проявили «энтузиазм» в сотрудничестве с Германией и уничтожении евреев. Тем не менее, автор законопроекта Аренас Гумуляускас считает, что литовский народ не должен нести даже символическую ответственность за Катастрофу, поскольку жил в то время в условиях оккупации. Инициатива уже вызвала резкую реакцию раввинов Совета Европы, потребовавших у Вильнюса отказаться от рассмотрения законопроекта.

«Победители судят». Почему Москву возмутило решение Варшавы приравнять Сталина и Гитлера и стоит ли так нервничать

«Политики как умеют играют с исторической памятью и пытаются ею манипулировать, — считает историк Леонид Терушкин, заведующий архивным отделом Научно-просветительского Центра «Холокост», — Думаю, это связанно с кризисами в правящих элитах Польши и Литвы. У власти находятся определенные политические круги, которые чувствуют, что они не особенно популярны, и лучше всего попытаться разыграть карту обиженных и оскорбленных во Второй мировой войне народов. Ну и, естественно, доказать в очередной раз, что во всем виноват Советский Союз, которого уже 30 лет как нет. И предъявить претензии наследнице СССР, то есть России. А иногда и Израилю! Ведь Вторая мировая война и Холокост неотделимы друг от друга.

Другое дело, что не всех это устраивает. Не уживаются в исторической памяти в Польше, в Литве, в Украине желание стать жертвой и сталинского, и нацистского режимов с обвинениями в соучастии в Холокосте. Это совместить вместе невозможно. В этом смысле Израиль и евреи продолжают раздражать. Само их существование — это бесконечное напоминание о Холокосте, о чем вспоминать не хочется. Национальные герои никак не получаются героями, потому что они замешаны в преступлениях нацистов. А израильтяне об этом постоянно вспоминают".

Дети в новом израильском поселении в долине реки Иордан. Фото REUTERS/Ronen Zvulun/File Photo/Scanpix/LETA

Дети в новом израильском поселении в долине реки Иордан. Фото REUTERS/Ronen Zvulun/File Photo/Scanpix/LETA

Действительно, время от времени представители Израиля напоминают европейским государствам о прошлом. В 2003 году нынешний президент Израиля, а тогда — председатель парламента Реувен Ривлин посетил с рабочим визитом Литву. Выступая в литовском Сейме и на месте массовых захоронений евреев, Ривлин не стеснялся в выражениях. «Геноцид, — заявил Ривлин. — был, похоже, весьма прибыльным бизнесом для многих жителей Литвы. Сначала у евреев украли их дома, владения и предприятия. Некоторые из их соседей, кажется, были счастливы занять их места. Никого не волновало, что законные владельцы были убиты неподалеку». Речь Ривлина вызвала возмущение в Литве, но тот заявил, что, находясь на месте одного из крупнейших массовых захоронений евреев, просто не мог выражаться мягче.

«Почему-то Ривлин никогда не вспоминает о похожих событиях во время визитов во Францию или Россию, хотя антисемитизм и коллаборационизм существовал повсеместно, а как минимум полтора миллиона русских воевало в рядах Вермахта, — отмечает Яков Шаус, — Ривлин в лице Литвы нашел себе противника в самой легкой весовой категории».

«Я могу просто сесть и написать что хочу Путину». Почему староста пригорода Праги решил поставить памятник власовцам и готов его защищать

И действительно, несмотря на все аспекты российской истории, израильские политики куда тщательнее подбирают слова, говоря о России. Выступая на открытии Еврейского музея и центра толерантности в Москве, бывший президент Израиля Шимон Перес отмечал: «У нас дома говорили на идише, иврите и по-русски; моя мама пела мне русские песни… Я прибыл сюда, чтобы передать русскому народу глубокую благодарность. Я хочу сказать спасибо за тысячу лет гостеприимства, тысячу лет сосуществования, которое великая Россия предоставила моему маленькому народу».

На российско-израильские отношения всегда влияет то, что сторонам приходится находить компромисс и учиться уживаться в регионе, где оба государства представляют значимые, порой противоборствующие, силы. Но политический расчет — не единственная причина, по которой Израиль столь выдержан. Яков Шаус считает, что, как это часто бывает с исторической памятью, мифы играют куда более важную роль, чем факты.

«Есть большая история, которую пишут историки и лидеры государств», — говорит политолог, — «А есть частная, личная история простых людей. Спросите любого израильтянина — у многих родители или прародители воевали или погибли в те годы. К этому очень личное отношение. В Израиле всегда был пиетет перед подвигом Красной армии. Мифологический образ советского солдата-освободителя жив в Израиле до сих пор».