• Воскресенье, 7 июня 2020
  • $68.70
  • €77.56
  • 42.07

Тень Войны. Почему убийство генерала Сулеймани окажется выгодным России и сильно изменит Ближний Восток

Похороны генерала Сулеймани в Тегеране. ФотоATTA KENARE / AFP/Scanpix/LETA Похороны генерала Сулеймани в Тегеране. ФотоATTA KENARE / AFP/Scanpix/LETA

Дочь убитого в ходе спецоперации США генерала Касема Сулеймани, Зейнаб заявила 6 января на похоронах отца в Тегеране, что американцев и израильтян ждут «черные дни»: «Не думайте, что со смертью моего отца все закончится!»

Насколько реальны угрозы соратников Сулеймани и как ликвидация одного из самых влиятельных людей в регионе повлияет на Ближний Восток и на внешнюю политику США, «Спектр» выяснял у экспертов.

Операция США по ликвидации одного из самых влиятельных людей Ближнего Востока — иранского генерала Касема Сулеймани по прозвищу Тень, командующего спецподразделения «аль-Кудс» иранского Корпуса Стражей исламской революции (КСИР) — попала во все мировые СМИ и вызвала в международном сообществе споры. Одни осуждают убийство высокопоставленного иранца как вмешательство в дела региона и неоправданный риск, способный привести к новым вооруженным конфликтам. Другие считают, что без Сулеймани, ответственного за множество убийств, взрывов и терактов, мир стал безопаснее. Верховный лидер аятолла Али Хаменеи и другие высокопоставленные лица Ирана пообещали отомстить. Иран уже отказался от всех ограничений на разработку ядерной программы, что в перспективе нескольких лет грозит появлением у Исламской республики ядерного оружия.

В официальном обращении президент Дональд Трамп заявил: «Мы действовали, чтобы остановить войну, а не чтобы начать ее». По его словам, Сулеймани был «террористом номер 1», убившим «миллионы людей». Он также заявил, что Иран должен прекратить вмешательства во внутреннюю ситуацию соседних стран — Ирака, Сирии и Ливана.

При этом во многих городах Соединенных Штатов прошли массовые митинги противников войны с Ираном. С осуждением операции по ликвидации Касема Сулеймани выступили представители демократической партии.

Протесты против войны с Ираном в США. Фото Whitney Saleski/SOPA Images via ZUMA Wire/Scanpix/LETA

Протесты против войны с Ираном в США. Фото Whitney Saleski/SOPA Images via ZUMA Wire/Scanpix/LETA

Волнения разгораются на Ближнем Востоке: в Иране, Ираке и секторе Газа. В Багдаде звучат взрывы вблизи американского посольства.

Открытое военное противостояние США и Ирана стало казаться вполне реальным.

Войны не будет

По крайней мере, так считают опрошенные нами эксперты. По словам ираниста, эксперта Института Ближнего Востока Владимира Месамеда, ни США, ни Иран не заинтересованы в прямом военном конфликте.

«Иран хорошо понимает, что такое противостояние с США. Что бы они ни говорили о своих военных достижениях, о своем военном потенциале, по сравнению с США это — ничто. Иран переживает страшный экономический кризис, вызванный, в частности, экономическими санкциями США. Протесты, которые то утихают, то снова разгораются с 2017 года, сейчас опять возобновились, и война явно не поправит эту ситуацию. С другой стороны, лидеры Исламской республики не могут снижать патетику своих декларативных заявлений, поэтому возмездие будет, но будет очень взвешенным и не соответствующим их собственной риторике».

Аятолла Али Хаменеи на похоронах генерала Сулеймани в Тегеране. Фото EPA/IRAN'S SUPREME LEADER OFFICE/Scanpix/LETA

Аятолла Али Хаменеи на похоронах генерала Сулеймани в Тегеране. Фото EPA/IRAN'S SUPREME LEADER OFFICE/Scanpix/LETA

«Для Ирана важно отреагировать так, чтобы это было болезненно для Соединенных Штатов или их союзников, но не так мощно, чтобы спровоцировать войну, — считает арабистка, эксперт по Ближнему Востоку и бывший член израильского парламента Ксения Светлова, — Способности и возможности Ирана принимать участие в полномасштабной войне против самой мощной страны в мире после ликвидации Сулеймани стали не больше, а скорее меньше. Поэтому я думаю, что шансы на войну не высоки. А шансы на болезненный удар против США и их союзников, конечно, есть. Возможно, это произойдет на территории одной из тех стран, которые сейчас погружены в хаос — это может быть Ирак, может быть Сирия. Это вопрос времени».

Владимир Месамед считает, что целью иранцев могут стать посольства США в регионе. Не исключен и удар по Израилю, как главному партнеру США и давнему врагу Исламской республики, тем более, что группы, тесно связанные с Ираном — ХАМАС и «Палестинский джихад» — уже выразили и свои соболезнования народу Ирана в связи с гибелью Сулеймани, и свою готовность отомстить в случае необходимости. Министр обороны Израиля Нафтали Беннет собрал срочное заседание кабинета безопасности, а премьер-министр Нетаньяху прервал деловую поездку в Грецию.

Ксения Светлова считает, что паниковать израильтянам не стоит: «Израиль находится в состоянии вялотекущей войны с Ираном уже достаточно давно. Я думаю, что Израиль больше подготовлен к иранским угрозам, чем любая другая страна. Более того, так как именно Сулеймани отвечал за ту цепь атак и диверсий со стороны Ливана и Газы, которая нас занимает последние годы, то тот факт, что его больше нет, означает, что эта цепочка немножко ослабевает. Я думаю, в Израиле многие вздохнули с облегчением, потому что найти замену этому человеку будет не так-то легко».

Новый командир подразделения «аль-Кудс» Эсмаил Гаани едва ли сможет достичь высот своего предшественника. По словам Владимира Месамеда, реальное положение Касема Сулеймани было куда выше, чем его формальная должность: «Сулеймани формально в структуре власти был на пятом-шестом месте, но на самом деле он был вторым — после верховного лидера — человеком в стране, а кто-то скажет, что даже первым. Его власть фактически не была ограничена. Иранская пресса пишет, что он мог бы быть следующим президентом. Новый человек без опыта, которым владел Сулеймани, без народной любви, вряд ли может встать вровень с тем, что представлял из себя генерал».

Палестинцы в Газе сжигают флаги Израиля и США в знак протеста против убийства генерала Сулеймани. Фото MAHMUD HAMS/AFP/Scanpix/LETA

Палестинцы в Газе сжигают флаги Израиля и США в знак протеста против убийства генерала Сулеймани. Фото MAHMUD HAMS/AFP/Scanpix/LETA

Ксения Светлова считает, что если кому-то и стоит беспокоится об угрозах со стороны Ирана, то это Саудовской Аравии и ОАЭ, которые соперничают с Исламской республикой за влияние в регионе. Тем более, подчеркивает она, что Тегеран уже не раз совершал диверсии в сторону монархий Персидского залива. «Когда провокации — обстрелы территории Саудовской Аравии, нападение на нефтяные танкеры — совершались против этих стран, то никакой реакции американских союзников не последовало. Посмотрим, насколько изменится политика США сейчас. Если мы увидим, что совершается еще одна такая диверсия, и в ответ ничего не происходит, то для Ирана это тоже будет определенный сигнал, что можно продолжать в том же духе».

Ближний Восток после Сулеймани

«Я думаю, что процентов 90 жителей Ближнего Востока сегодня совсем не оплакивают смерть Сулеймани, — замечает Ксения Светлова. — Это все население стран Персидского залива, это курды, это сирийцы-сунниты, это иракцы — ведь именно генерал стоял за подавлением протестов в последние месяцы. В Ливане тоже, я думаю, никто, кроме сторонников Хезболлы, не скорбит по нему».

Убийство генерала Сулеймани стало, может быть, крупнейшей, но лишь одной из недавних неудач Ирана в регионе. В двух главных странах иранского влияния — Ираке и Ливане — не прекращаются анти-правительственные протесты, которые, хоть и косвенно, направлены и против иранского присутствия. Два месяца назад в священном для шиитов городе Кербела в Ираке прошли манифестации с требованием прекратить вмешательство Тегерана во внутренние дела Ирака, и даже было совершено нападение на консульство Исламской республики. В Сирии, где режим Башара Ассада смог удержаться у власти в большой степени благодаря усилиям Сулеймани, все большую роль играют Россия и Турция. «Шиитская дуга», которая была основой политики экспорта исламской революции, кажется, распадается на части, и без главного архитектора иранской тайной внешней политики этот процесс может ускориться.

Тем не менее, оба эксперта согласны, что деятельность подразделения «аль-Кудс» в регионе будет продолжаться. «Иран, конечно, потерял талантливого человека, жестокого человека, человека с огромными способностями, который построил весь комплекс внешнего влияния Ирана — и этот комплекс продолжит существовать и после ликвидации Сулеймани, но, возможно, действовать его наследникам будет не так-то просто, — отмечает Ксения Светлова. — Этот удар не заставит Иран сменить курс и прекратить действовать в том же Ираке. С точки зрения Тегерана, Ирак — это их вотчина, их внутренний дворик, где Иран реализует свои региональные амбиции. Сама по себе ликвидация Сулеймани не способствует тому, чтобы Иран оставил Ирак в покое. Вся экономика, вся власть в Ираке пронизана иранским влиянием, и без нажима со стороны — в частности, со стороны США — вряд ли Ирак от этого влияния избавится.»

Цветы и свечи в память о генерале Сулеймани у посольства Ирана в Москве. Фото Stanislav Krasilnikov/TASS/Scanpix/LETA

Цветы и свечи в память о генерале Сулеймани у посольства Ирана в Москве. Фото Stanislav Krasilnikov/TASS/Scanpix/LETA

Владимир Месамед считает, что Тегеран может попробовать обернуть случившееся в свою пользу, представив себя жертвой американского террора и аппелируя, таким образом, к другим силам региона, разделяющим анти-американские настроения. Но непонятно, насколько это поможет вернуть симпатии к Исламской республике. Несмотря на международную критику, операцию по ликвидации Сулеймани эксперт считает успехом Дональда Трампа, который совершил смелый, эффектный ход без особенного риска последующей эскалации. Обострившееся противостояние США и Ирана выгодно и России, которая конкурирует с Ираном за военную, экономическую и энергетическую сферы влияния в Сирии — с ослаблением КСИР эту лакуну власти сможет занять Москва. Иран считает себя многолетним патроном Сирии, много вложившим в эту страну. Россия в свою очередь стремится взять первенство в сирийском раскладе.

Ксения Светлова говорит, что оценивать результаты уничтожения Сулеймани стоит в зависимости от дальнейших действий американской администрации. Если операция станет первым шагом новой стратегии США по отношению к Ирану и региону в целом, то ее можно считать шагом в правильном направлении. Если же США намерены, как заявлял Дональд Трамп ранее, свести свое военное присутствие и влияние в регионе к минимуму, то этот шаг окажется контр-продуктивным. При этом, по мнению Светловой, ликвидация Сулеймани однозначно создает новые возможности для России в Сирии: «Москва и Тегеран пока сдерживаются — ради общей цели — но раньше или позже, однозначно столкнутся друг с другом. У двух стран есть одна общая цель — спасение режима Башара Асада. Но они совершенно по разному представляют себе будущее послевоенной Сирии. Ликвидация Сулеймани ослабляет Иран, и соответственно, облегчает России задачу по продвижению своих целей.