Филе-о-фаш. Кто такой Тимоти Снайдер, назвавший Россию «фашистским государством» Спектр
Суббота, 25 июня 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Филе-о-фаш. Кто такой Тимоти Снайдер, назвавший Россию «фашистским государством»

Тимоти Снайдер. Фото CC BY 2.0/Wikipedia Тимоти Снайдер. Фото CC BY 2.0/Wikipedia

Российские интеллектуалы продолжают обсуждать и осуждать американского историка Тимоти Снайдера, назвавшего Россию «фашистской страной». Последний текст, опровергающий тезис Снайдера, написал бывший главный редактор «Радио Свобода» (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) Ярослав Шимов. До этого уже выступили Григорий Голосов, Ивана Курилла, Александр Морозов и другие русские философы и историки. Удивительно, но подобное несогласие звучит не из рядов сторонников путинского режима, а как раз напротив, из стана разгромленной «либеральной оппозиции», большинство представителей которой делают подобные заявления, находясь в эмиграции. Интересно и то, что, например, такие же заявления журналиста Александра Невзорова (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) никакого отторжения у русских интеллектуалов не вызывают.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Сама дискуссия при этом выглядит странно. Снайдер публикует свою колонку на страницах The New York Times — одной из самых читаемых в мире либеральных газет. А его российские оппоненты отвечают по-русски и в русскоязычных онлайн-изданиях. Голос Снайдера слышит весь мир, а российских интеллектуалов — узкий круг читателей российской эмигрантской прессы. Получается, что российские интеллектуалы не дискутируют со Снайдером, а объясняют своей российской аудитории, почему они считают, что он неправ. Так кто же такой Тимоти Снайдер?

Ху из мистер Снайдер

Тимоти Снайдер — профессор истории Йельского университета, член академии «Института гуманитарных наук». В 1997 году он защитил докторскую диссертацию в Оксфорде. Много лет Снайдер провел в Европе, говорит на пяти (а читает на десяти) европейских языках, в том числе на украинском и русском.

Снайдер написал целый ряд книг по истории Восточной Европы: «Национализм, марксизм и современная Центральная Европа: Биография Казимежа Келлес-Крауза» (1998), «Реконструкция наций: Польша, Украина, Литва и Беларусь, 1569−1999» (2003), «Зарисовки секретной войны: миссия польского артиста по освобождению Советской Украины» (2005), «Красный принц: тайные жизни габсбургского эрцгерцога» (2008) и «Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным» (2010), «Черная земля: Холокост как история и предупреждение» (2015).

«Кровавые земли» получили девять престижных премий, в том числе Премию Эмерсона в области гуманитарных наук, литературную премию Американской Академии искусств и литературы, Лейпцигскую премию «За понимание Европы», а также премию имени Ханны Арендт в области политической мысли.

Книга стала «книгой года» 12 различных изданий, была издана на 30 языках и стала бестселлером в шести странах.

В соавторстве Снайдер написал книги «Стена вокруг Запада: Государственные границы и иммиграционный контроль в Европе и Северной Америке» (2001), «Сталин и Европа: террор, война, доминирование» (2013), «Обдумывая двадцатое столетие» (совместно с еще одним крупнейшим европейским историком, совершенно не известным в России, Тони Джадтом, 2012).

Статьи Снайдера об украинской революции были опубликованы в сентябре 2014 года в Украине в виде книги «Украинская история, российская политика, европейское будущее».

Последние работы Снайдера — «Дорога к несвободе», «О тирании» и «Our Malady: Lessons in Liberty from a Hospital Diary» носят публицистический характер. Кроме того, Тимоти Снайдер — активный колумнист многих мировых изданий, как американских, так и европейских. Он постоянно выступает на самых разных форумах, постоянно участвует в дискуссиях о судьбе демократии в Украине, Восточной Европе и ЕС и регулярно комментирует текущие события в cвоем Twitter. Вторжение России в Украину сделало Тимоти Снайдера одним из ведущих экспертов по вопросу российско-украинских отношений. Он регулярно выступает на ведущих телеканалах и публикуется в ведущих европейских и американских изданиях.

Известный неизвестный

Тимоти Снайдер — активный сторонник европейской интеграции, яркий противник Дональда Трампа и один из самых популярных в Восточной Европе, включая Украину, западных специалистов по истории региона. Работы Снайдера в этих странах входят в университетский curriculum по истории. Он много выступает в США и странах Восточной Европы, и там он хорошо известен. В октябре 2017 года он выступал в Риге с почетной ежегодной лекцией в честь уроженца города — философа Исайи Берлина, а затем дал интервью латвийскому телевидению в прайм-тайм. В 2018 году в Пражском институте международных отношений Снайдер выступил с лекцией о Европейском союзе, посвященной столетию окончания I Мировой войны. На Давосском форуме 2022 года Снайдер выступил в Украинском доме с программной речью о российско-украинской войне, а в декабре 2021 года принял участие в Киевском форуме безопасности. Снайдер — человек левых взглядов, сторонник сильных государственных институтов, социального государства, национальной системы здравоохранения и т. п.

Между тем, в России за пределами экспертного сообщества он известен мало. На двух русскоязычных порталах, политически неизмеримо далеких друг от друга — «Россия в глобальной политике» и «Радио Свобода» можно найти лишь по одной статье Снайдера на каждом. Одна посвящена «Оранжевой революции» 2004 года, а другая — разоблачению путинских тезисов об истории Украины (это даже не статья, а текст выступления историка с киевского форума).

Из 12 его работ в России были напечатаны только три, да и то лишь одна из них — «Реконструкция наций» — исторический труд. Остальные две — «Дорога к несвободе» и «О тирании» — можно скорее назвать историко-политическими памфлетами. Ни «Кровавые земли», ни «Черная земля» в России никогда не издавались.

«Реконструкция наций» в переводе Павла Кудюкина и Алексея Собченко была опубликована в 2011 году при поддержке Министерства иностранных дел Польши мизерным тиражом в 1000 экземпляров и давно стала библиографической редкостью.

Перевод на русский «Кровавых земель» был издан в Украине в 2015 году издательством «Дулiби». Электронная версия книги доступна в Google.Books. По настоянию самого Снайдера — для российских читателей бесплатно.

Причины такой неизвестности кроются во взглядах Снайдера на восточно-европейскую историю, включая российскую, как Нового времени, так и прошедшего столетия. А также его позиция по отношению к путинскому режиму с начала украинских событий.

Неправильные нации

«Реконструкция наций» (из-за невозможности приобрести ее русский перевод желающим придется читать ее английскую версию) — подробный, основанный на множестве источников и тонко нюансированный рассказ о том, как на месте огромной аристократической республики — Речи Посполитой — сформировались к концу XX века национальные государства: Польша, Литва, Украина и Беларусь. Снайдер описывает сложный процесс формирования национальных идентичностей на границе столкновения двух империй — российской и поглощенной ей в XVIII веке польской. И в этом процессе роль России предстает далеко не прогрессивной.

Книга впервые вышла в 2003 году, и в ней много места посвящено событиям последнего десятилетия XX века. Снайдер внимательно описывает и противопоставляет друг другу польскую и российскую внешнюю политику начала 1990-х, проводимую обеими странами по отношению к их бывшим колониям. После распада СССР демократически избранное польское правительство полностью отказалось от каких-либо притязаний к своим соседям (напомним, до раздела Польши в 1939 году между Сталиным и Гитлером, западная Украина, западная Беларусь и Вильнюс с прилегающими к нему районами входили в состав Польской республики) и активно выступило в поддержку их независимости от СССР в существовавших границах. В то же время Москва фактически была вынуждена пойти на такой шаг, когда все надежды сохранить СССР оказались тщетными, в первую очередь из-за явного желания украинцев обрести независимость, выраженного на референдуме 1991 года и даже после этого продолжила попытки объединения «славянских» государств, фактически продолжив старую, советскую и имперскую политику.

Важным мотивом книги является роль в формировании нового Европейского союза, которую сыграло в 1990-х годах руководство Польши. Его подход к вступлению в ЕС своему и своих соседей — Венгрии, Румынии, Болгарии, Чехии, Словакии и стран Балтии, — по мнению Снайдера, фактически изменил сам смысл существования Европейского союза, превратив его из собрания бывших колониальных империй в зонтик, укрывающий от возможного поглощения Россией ее бывших восточно-европейских полуколоний.

Российский читатель в части книги, посвященной истории Великого княжества Литовского и Королевства Польского, обнаружит, что по историческим меркам совсем не так давно, всего каких-то 250 лет назад, существовала огромная страна, большая часть населения которой говорило по-русски, называло себя русскими, но не считало Москву или Петербург центрами русской земли и вплоть до последовавшего раздела Польши в 1795 году жило гораздо свободнее, чем население Российской Империи. Разделы Польши — важный эпизод книги. Читая книгу Снайдера, удивляешься тому, насколько российская политика по отношению к Украине на протяжении последних 20 лет напоминает екатерининскую.

Кровавая Украина

Больше всего возражений и возмущения у российских и некоторых западных историков вызывают «Кровавые земли». В этой книге впервые в европейской историографии сделана попытка рассмотреть события, происходившие на территории Восточной Европы в 1930—1940-е годы не в рамках противостояния сталинского и гитлеровского режимов, а, наоборот, в рамках их взаимодействия и даже подражания друг другу.

«В середине ХХ века посреди Европы нацисты и советский режим вместе уничтожили около 14 миллионов человек. Все эти жертвы погибли на „кровавых землях“, которые простираются от Центральной Польши до Западной России и располагаются на территории Украины, Беларуси и стран Балтии. В годы консолидации национал-социализма и сталинизма (1933−1938), совместной германско-советской оккупации Польши (1939−1941), а затем германско-советской войны (1941−1945) на эти земли пришли доселе невиданные в истории массовые злодеяния», — пишет Снайдер.

В эти 14 миллионов он зачисляет умерших во время Голодомора украинцев, представителей «диаспорных национальностей», уничтоженных в ходе «национальных кампаний НКВД в 1937—1938 годах», восточно-европейское еврейство, заморенных голодом советских военнопленных и мирных жителей, польских военнопленных и представителей интеллигенции, расстрелянных и депортированных с территории захваченной советами и нацистами Польши. Пальму первенства в начале политики массового уничтожения людей на этих территориях Снайдер отдает Сталину, что для российского глаза выглядит совершенно возмутительно.

Снайдер пишет, что Советский Союз, формально оставаясь интернационалистским государством, первым в Европе, начиная с 1933 года, провел несколько кампаний массового уничтожения людей по национальному признаку. В первой в ходе искусственно организованного голода (Голодомора) погибли около 3,3 миллиона украинских крестьян. Во вторую (Большой террор 1937−1938 годов) особенно пострадали поляки, большинство которых проживало как раз в «кровавых землях». (Многие советские и российские историки не согласны с такой трактовкой, считая, что эти трагические события не носили ярко выраженного национального характера, — прим. «Спектра») Так Снайдер пишет: «около 85 000 поляков были расстреляны в 1937—1938 годах, а это значит, что поляки составляли восьмую часть от общего количества жертв „Большого Террора“ (681 692 человека). Это поразительно высокий процент, учитывая, что поляки были крошечным национальным меньшинством в Советском Союзе и составляли менее 0,4 процента от общего населения. У советских поляков вероятность погибнуть во время Большого террора была примерно в 40 раз выше, чем у других советских граждан».

Снайдер указывает, что казненные органами НКВД в ходе «национальных операций» составили не менее 36 процентов от общего числа жертв Большого террора в то время, как численность всех национальных меньшинств, к которым они принадлежали, составляла не более 1,6 процента населения СССР. Остальные две трети убитых в основном были уничтожены в ходе так называемой «кулацкой операции» против ранее сосланных в сибирский ГУЛАГ в ходе коллективизации крестьян. Их Снайдер тоже причисляет к жертвам национальных кампаний, поскольку большинство из них ранее были высланы с территории Украины, самой густонаселенной части СССР.

Еще одна важная идея, которую Снайдер развивает в этой книге, не нравится в России многим, — о том, что Холокост и ужасы Второй Мировой войны стали возможны лишь потому, что Сталин, вступив в союз с Гитлером в 1939 году, позволил и помог последнему уничтожить Польшу — государство с самым большим еврейским населением в Европе.

Это его утверждение давно вызывает в России стойкое неприятие. Так, известный российский историк Алексей Миллер в 2016 году обвинил Снайдера в подтасовках фактов, а политолог Родион Михайлов и вовсе назвал русофобом.

Один почтенный историк в частной беседе не так давно заявлял автору этих строк, что понятие «Голодомор» искусственное, потому что в то же самое время в результате политики коллективизации голод был и в Казахстане, и в Поволжье. И сформировалось это мнение в Украине лишь потому, что «так совпало, что в то же время была уничтожена советская партийная верхушка Украины и представители ее культуры». «Так совпало» маститый ученый произнес совершенно серьезно.

«Кровавые земли» рисуют непривычную, но ясную и фактологически точную картину истории 1930−1940 годов: сталинский и гитлеровский режим подходят к «кровавым землям» примерно с одной и той же меркой — колониальной. Снайдер смотрит на оба режима не с точки зрения их идеологии, а с точки зрения практик массового уничтожения людей на «кровавых землях», в первую очередь в Украине, с одной и той же целью — полностью подчинить себе самый плодородный регион Европы. В ходе этого подчинения, ее население сознательно приносилось в жертву. Самой смертоносной практикой советских и нацистских колонизаторов он называет голод. Именно с его помощью Сталин и Гитлер, по его подсчетам, вместе уничтожили большую часть своих жертв на «кровавых землях». Снайдер называет Вторую Мировую последней в Европе колониальной войной.

Практически все описываемые им практики массового уничтожения можно сегодня воочию разглядеть в действиях российских войск в Украине. Иногда даже описания событий их непосредственными участниками совпадают с воспоминаниями жертв и участников событий 1930−1940-х.

О русском фашизме замолвите слово

Резкая реакция российских интеллектуалов либерального крыла на присвоение Снайдером российскому режиму звания фашистского выглядит удивительной еще и потому, что это не первый случай, когда историк употребляет этот термин по отношению к России.

Первый раз Снайдер сделал это в своей статье «Фашизм, Россия и Украина», опубликованной в The New York Review of Books 20 марта 2014 года, описывая киевский Майдан. Фашистскими в этой статье называются идеи и практики, которыми в своей антиукраинской пропаганде пользуется Россия. Никакого отклика на этот текст от российских интеллектуалов тогда не последовало.

В марте 2018 года в том же журнале Снайдер опубликовал статью «Иван Ильин, путинский философ русского фашизма». Статья подробно описывает развитие философских идей Ивана Ильина, пришедшего под воздействием итальянского фашизма 1920-х годов к идее о том, что никакой свободы, гражданского общества и демократии не существует, а Россия должна объединиться под началом сильного лидера в государство-организм и спасти человечество от заразы демократии военным путем. В числе прочего Ильин полностью отрицал само существование украинской нации и считал ее частью российского государства-организма.

В тексте Снайдер привел многочисленные примеры того, как Владимир Путин в разные годы своего правления активно обращался к идеям Ильина, регулярно цитировал его работы, в основном применительно к Украине и даже перевез его прах в Россию. Снайдер даже вспомнил о том, что в 2014 году, перед вторжением в Крым, на Рождество каждый крупный российский чиновник получил в подарок книжку Ильина «Наши задачи». Никакой реакции снова не последовало.

Идею о том, что Путин в своей практике управления страной и ее внешней политике руководствуется фашистскими идеями, Снайдер много раз повторял в своих публичных выступления все прошедшие годы.

Многое из этого, а также и ряд других тезисов, подкрепляющих идею, что Россия стала фашистской страной, изложены и в книге Снайдера «Дорога к несвободе», напечатанной в России в 2021 году. Однако и ее выход в России был встречен гробовым молчанием российских интеллектуалов.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Так почему же сейчас, на фоне войны в Украине, на фоне войны, в ходе которой Россию уже обвиняют в применении практически всех практик из 1930−1940-х годов — от массовых убийств и депортаций до уничтожения культурных памятников (например, музея украинского философа Григория Сковороды) — российские интеллектуалы принялись спорить с Тимоти Снайдером именно по вопросу фашизма? С его заявлением, что война России против Украины — колониальная, никто не спорит. Видимо, ассоциировать себя с фашистской страной, ведущей колониальную войну, куда менее приятно, чем с просто авторитарной.