• Вторник, 22 октября 2019
  • $63.64
  • €70.92
  • 58.83

Вода дырочку найдет. Кому и зачем нужны платежные компании, и могут ли они делать то, что нельзя банкам?

Фото REUTERS/Scanpix/Leta Фото REUTERS/Scanpix/Leta

Последнее прибежище финансовой безнадзорности или новое решение на рынке международной торговли, способное составить реальную конкуренцию оказавшимся сейчас не в самом выгодном положении банкам — что представляют собой платежные компании, которые стремительно завоевывают финансовый рынок. «Спектр» продолжает изучать изменившуюся финансовую реальность вместе с нашим партнером по этому проекту, руководителем и владельцем бизнес структуры «APholding» Александром Петровым, который уже более трех лет осуществляет поддержку компаниям из России и СНГ при выходе на европейский рынок.

В материале «Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС» мы говорили о серьезном ужесточении требований к участником международной деловой деятельности и о смещении фокуса внимания контролирующих структур разных стран на прозрачность происхождения средств и понятность операций таких бизнес структур. Затем Александр Петров в интервью «Финансовая махновщина и неудобные вопросы. Почему прозрачный бизнес оказывается дешевле теневого» рассказал о преимуществах и открывающихся возможностях работы полностью в легальном поле. После в материале «Финансовый интим. Почему открыть счет в западном банке теперь труднее, чем устроиться туда на работу, и как это правильно cделать» мы поговорили о том, как правильно вести диалог с западным банком, понимать партнеров и быть убедительным.

Теперь в фокусе нашего внимания оказалась самая, пожалуй, востребованная, но не самая понятная, финансовая услуга — перевод средств через платежную компанию. И платежная компания как таковая. О ней нам согласился рассказать владелец зарегистрированной в Чехии платежной компании «Mercurius Payments», более 15 лет проработавший в целом ряде известных кредитных учреждений, Александр Быков.

«Меня сами клиенты заставили заинтересоваться платежными компаниями. Все больше и больше клиентов начинают обслуживаться в таких компаниях и дают очень много позитивных отзывов», — говорит Александр. — Платежная компания в зависимости от страны регистрации может быть разных уровней — это связано с ограничениями лицензии. В начале дают лимитированную лицензию по общей сумме переводимых средств в год — 1 уровень, затем уже на 2 уровне ограничения снимаются. Например, лицензия первого уровня в Чехии ничего не стоит, и для ее получения нет требований по минимальному уставному капиталу, у нашей компании он, тем не менее, составляет 3500 евро; эта лицензия позволяет проводить операции на общую сумму в 36 миллионов евро в год. (речь идет о так называемой «малой» лицензии платежных систем (Small-scale payment service providers), получение которой регулирует Zákon č. 284/2009 Sb. Ее выдает центральный банк Чехии Czech National Bank по запросу зарегистрированной в этой стране компании или физического лица, — прим. «Спектра»). А второй уровень — 150 тыс. евро уставной капитал — он уже не имеет лимитов на объемы проводимых платежей. Мы сейчас как раз готовим документы на получения этого второго уровня и увеличим свой уставной капитал даже больше — до 250 тыс. евро".

Здание Национального банка Чехии. Фото Prague/Czech National Bank/Scanpix/Leta

Здание Национального банка Чехии. Фото Prague/Czech National Bank/Scanpix/Leta

«Платежные компании, так же как и банки, подчиняются регулятору, — продолжает он. — Они регулярно подают отчеты по своим клиентам, по своим объемам, и на самом деле требования к платежным компаниям по обслуживанию клиентов оно плюс-минус такое же, как и в банках: нельзя обслуживать офшорные компании, игорный бизнес, брокерские компании без лицензии и так далее. Ежемесячно мы подаем отчеты, и регулятор это все анализирует. Но все равно требований к платежным компаниям бывает меньше, чем к банкам, потому что изначально на психологическом уровне через банки проще проводить сомнительные сделки, чем через платежные компании, потому что все проходящие сделки проверяются еще и банками-корреспондентами».

«Платежная компания — это финансовая институция, которая работает на базе ограниченной национальной финансовой лицензии под надзором банка той страны, где она зарегистрирована. Обычно у них сразу бывает подключена платежная систем SEPA (Единая платежная система в зоне евро — прим. „Спектра“), а SWIFT (Международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей, — прим. „Спектра“) им надо подключать дополнительно, открывая корреспондентские счета. Такая компания набирает клиентов, которым необходимо осуществить перевод средств, и через свои корреспондентские счета в банках разных стран проводит эти транзакции за определенную (немалую) комиссию. Ее главная функция — проведение платежей, — поясняет Александр Петров. — Надо понимать, что платежные компании — это совсем не банки. Основная функция банка — кредитование. Хотя у него, конечно, есть еще много направлений деятельности — работа с ценными бумагами, инвестициями, валютными операциями, лизингом, депозитами и многое другое. Но главное его главный заработок — ссудный процент. Дал кредит и вернул кредит. А тут исключительно переводы. В принципе их используют в тех случаях, когда банки по какой-то причине не хотят работать с этим клиентом, например, среди учредителей есть нерезидент. В этом особенность нашего времени, этой новой финансовой реальности, которая создала возможность для бурного развития платежных компаний».

Финансовый интим. Почему открыть счет в западном банке теперь труднее, чем устроиться туда на работу, и как это правильно cделать

«Ну чтобы вы понимали, — продолжает Александр Петров, — открыть счет в такой компании нерезиденту может стоить 1000 евро. И закрыть еще 200 евро. Еще и содержание его. Оно может стоить клиенту до 100 евро в месяц. Но, принеси ты эти деньги в банк, с тобой все равно никто не станет даже разговаривать, если у тебя не полностью прозрачная история. Зато тут, в платежной компании, тебе говорят: „да, конечно, открываем счет“. И только потом уже начнут рассматривать твой индивидуальный случай и прозрачность твоей деятельности. Если платежная компания не открыла счета — она не заработала; не провела перечисление — не заработала; не закрыла счет — не заработала. Вот в этом их заработок. Если этого не происходит, то платежная компания умирает как бизнес».

«Сейчас и в банках не менее высокие комиссии, — заявила „Спектру“ Ирина (имя изменено), сотрудница одного из европейских банков, согласившаяся ответить на наши вопросы только на условиях анонимности. — Открытие счета нерезиденту может стоить и больше 1000 евро, комиссия за обслуживание от 70 до 600, плюс комиссия за несоблюдение минимального баланса, закрытие счета может стоить 100 евро и выше (к тому же при закрытии счета банк просит оплатить еще и комиссию за обслуживание счета в последний месяц). А из личного опыта скажу, что теперь и платежные компании могут заниматься конвертацией валют, брокерские услуги по торговле ценными бумагами, если получат специальную лицензию, которую в принципе любое юрлицо может получить, разве что кредиты не могут давать».

«Я вам приведу один пример, — говорит Александр Быков, — Представим, что у меня какой-то европейский клиент покупает оборудование на 170 тысяч евро. Сам клиент занимается торговлей продуктами питания, а это оборудование необходимо ему для его магазинов. Компания-продавец оборудования выставляет инвойс, на эту сумму, в котором прописана вся спецификация. Клиент выставляет у нас в платежной компании платеж по инвойсу. Мы смотрим на документы. Мы обязаны проверить, что цены плюс-минус рыночные, проверить компанию-продавца — да, эта компания занимается именно этим оборудованием. И тогда мы выпускаем этот платеж, и сделка осуществляется».

«Что же происходит в банке с этим же клиентом, — продолжает он. — Он присылает в банк инвойс и выставляет через интернет-банк платеж на эту же сумму. Этот платеж банк ему не выпускает и составляет запрос примерно из 10−15 пунктов:

  1. зачем вам оборудование, вы же занимаетесь продажами продуктов питания,
  2. покажите, кто будет заниматься транспортировкой,
  3. покажите контракт по закупке этого оборудования,
  4. покажите все таможенные документы,
  5. укажите, кто будет устанавливать это оборудование,
  6. когда его установят, пришлите фотографии и акт выполненных работ.

И так далее. В Зачастую банк сам не знает, какие вопросы нужно задавать, чтобы выяснить, бизнес у клиента реальный или нет. Иногда доходит до маразма".

Финансовая махновщина и неудобные вопросы. Почему прозрачный бизнес оказывается дешевле теневого

«Когда платежная компания открывает счет в банке, она предоставляет информацию о своей AML политике (Anti money laundering — борьба с отмыванием средств, прим. „Спектра“), информацию о клиентах, которых она обслуживает, — объясняет Ирина. — То есть не по каждому клиенту, а по клиентской базе в целом: сколько процентов рискованных клиентов, сколько процентов юрлиц, сколько процентов физлиц… Ну и соответсвенно в рамках своей лицензии, что ей дозволено делать. И далее банк уже мониторит платежную компанию, а не конкретных ее клиентов. Время от времени, когда проходят особенно крупные сделки, банк может запросить более подробные документы, чтобы раскрыть эту сделку. Но это происходит далеко не каждый день».

«При открытии корреспондентского счета в банке, мне тоже необходимо предоставить все документы. — подтверждает Александр Быков. — Надо рассказать банку о себе, что я не вымышленный герой и что у меня реальный бизнес, и я хочу долго с этим бизнесом работать, и у меня есть внутренняя политика компании — политика AML, KYC (Know Your Customer — термин банковского и биржевого регулирования означающий необходимость идентифицировать контрагента, прежде чем проводить финансовую операцию, прим. „Спектра“). В этой политике и прописаны мои требования для открытия счета клиента, требования по обслуживанию платежей, какие документы я запрашиваю, описание, как часто я провожу мониторинги клиентов, как я сам проверяю клиентов и т. д. Банк должен внимательно изучить мои требования, и в том случае, если они удовлетворяют требования местного регулятора, тогда он принимает решение об открытии счета. Это означает, что мы начинаем через них ставить клиентские платежи. Если мы начнем нарушать собственные требования — регулятор лишит нас лицензии. Таким образом, у банка есть уверенность, что нас контролирует наш внутренний регулятор и особенно сильно мы не разгонимся».

«В то же время банк может запросить дополнительные документы по некоторым платежам, если они покажутся ему немного подозрительными, — продолжает Александр. — Тогда мы запрашиваем их у нашего клиента, и он нам их предоставит. Но как правило такое происходит только примерно в 10% случаев, все остальные платежи проходят через корреспондентские банки без каких-либо вопросов. Логотип евро перед бывшей штаб-квартирой Европейского Центробанка. Фото AFP/Scanpix/LetaЛоготип евро перед бывшей штаб-квартирой Европейского Центробанка. Фото AFP/Scanpix/Leta

«Вот и получается, — печально дополняет Ирина, — что непосредственный клиент банка с большой долей вероятности станет предметом рассмотрения и проверок, и с него потребуют документы и во время открытия счета, и при проведении платежей; тогда как клиент платежной компании, вероятнее всего, вообще может оказаться вне поля зрения банковских проверок».

«Но это не означает, что платежная компания это такая казацкая вольница. Вовсе нет, там тоже есть очень жесткий контроль, — подчеркивает Александр Петров. — К тому же банк не рассматривает платежную компанию как коллегу и друга. Приход средств на такую структуру тоже вызывает вопросы у банка. Их рассматривают почти так же как, как платежи из офшорных структур. Все понимают, что человек почему-то не может работать через банк. И, соответственно, начинается обычная паранойя — а почему? И тут может начаться уже проверка, банк может заставить платежную компанию предоставить все документы на конкретную транзакцию по полной программе. И понеслось».

«Но нужно отметить, — продолжает Петров, — что на сегодняшний день это абсолютно правовой инструмент. Платежные компании это один из этапов выживания бизнес направлений, потому что они подобрали тот рынок, в котором банк сейчас не может работать. Но это, по всей видимости, говорит о том, что этим системам дали развиться, исходя из общего понимания, что столь пристальное внимание к банкам привело к тому, что вообще весь международный рынок сегодня зажат».

«Сейчас, — вторит ему Ирина, — поскольку банковский сектор претерпел такие значительные изменения, то банкиры уже некоторые начинают понимать, что у банков большого будущего, судя по всему, нет. Такие серьезные требования выдвигаются банкам, что и самих банков будет гораздо меньше, да и уже и не заработать там особенно много. Почему бы не поработать с платежной компанией, но надо только поставить ее на правильные рельсы, чтобы она хорошо и надежно работала. И вот таких компаний становится все больше и больше».

Александр Петров в Jurmala Golf Club & Hotel. Фото из его личного архива.

Александр Петров в Viesturi Golf Club. Фото из его личного архива.

«Тут еще очень важную роль играет та степень доверия, которую вызывает у клиента платежная компания, с которой он собирается работать — добавляет Александр Петров. — Сейчас есть много таких компаний одного-двух человек, которые вообще создавались ради одной-двух-трех проводок средств. И вот если, не дай бог, что случилось, то с кого ты пойдешь спрашивать свои средства? Для того чтобы открыть банк, нужно только за одну банковскую лицензию выложить не один миллион евро, тут есть, что терять, да к тому же у банков есть гарантийный фонд, обычно около 100 тыс. евро — возврат гарантируется государством, даже если что-то пошло не так. В этом отношении платежные компании это все-таки не банки, которые имеют дорогостоящую лицензию и наработанную десятилетиями репутацию. А с платежными компаниями, которые, насколько мне известно, могут свою лицензию получить вовсе бесплатно и работать, как в Литве, с уставным капиталом порядка 350 тыс. евро — клиенту приходится самому на свой страх и риск взвешивать свой уровень доверия к ним».

«Буквально до прошлого года платежные компании воспринимались многими как инструмент некрасиво выводить деньги, и отношение к ним было настороженное», — подтверждает Александр Быков.

«Так что если ты не знаешь, кто является бенефициаром такой компании, то обслуживаться в ней довольно рискованно, — соглашается Ирина. — Потому что такая платежная компания могла не только пропасть, а и заблокировать счет клиента. И при этом владелец такой подставной компании мог уже вывести клиентские деньги на другие счета, обналичить их и бросить компанию. В этом случае своих денег уже, вероятнее всего, вернуть не получится. Так что доверие к платежным компаниям было не очень высоким. Потому что 90% платежных компаний именно этим и занимались».

«Совсем другое дело, — продолжает она, — когда сталкиваешься с современной платежной компанией, видишь, что она зарегистрирована в Чехии и работает по чешской лицензии, смотришь, кто является ее владельцем, видишь, что прямой владелец — европеец. Тут становится ясно, что если у этого единственного акционера и появятся какие-то нехорошие мысли, ну, грубо говоря, кинуть клиентов, то он этого сделать не сможет даже если очень захочет, потому что вся структура европейская, он сам европеец, не подставное лицо, а конечный владелец, соответственно ему есть, что терять».

Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС

Платежная компания — это только финансовый инструмент. Он не может заменить собой банк, — считает Александр Петров. — Если, к примеру, какие-то транзитные операции клиенту сложно провести через банк, но они все равно необходимы, то в этом случае как раз и целесообразно воспользоваться этим инструментом. Ну, а если ты ставишь ставку на то, что всю жизнь будешь работать через платежную компанию, то это такое… Это очень оптимистичный подход".

«Те люди, с которыми мы сотрудничаем, с кем мы входим в партнерство, им мы не можем рекомендовать долгосрочную работу с платежными компаниями как с единственным форматом, — говорит глава Петров. — Для одной конкретной операции — да. Причем мы подскажем и платежную компанию, куда пойти, о чем поговорить, как это сформулировать. Это часть финансового рынка на текущий момент. Но для нас важно то, что мы формируем бизнес-структуры, которые и через пять лет смогут объяснить, что и как. И если сейчас счет в платежной компании не является грехом, но как на это будут смотреть через пять лет — одному Богу известно».


В следующем материале этого проекта, посвященного возможностям выхода на экономический рынок Европы, Александр Петров расскажет о том, какую стратегию лучше избрать при выводе нового продукта на рынок ЕС, как снять вопросы логистики, патентного права и т. п.

Новая финансовая реальность и как в ней жить