"Слава Богу, у нас не Мариуполь". Как жители Одессы привыкают к обстрелам, добывают лекарства и возвращаются к работе Спектр
  • Суббота, 28 мая 2022

«Слава Богу, у нас не Мариуполь». Как жители Одессы привыкают к обстрелам, добывают лекарства и возвращаются к работе

Одесса возвращается к жизни, по-прежнему сохраняя баррикады в историческом центре. Украина, 30 марта 2022 года © Eurokinissi / Zuma / Scanpix / Leta
Одесса возвращается к жизни, по-прежнему сохраняя баррикады в историческом центре. Украина, 30 марта 2022 года © Eurokinissi / Zuma / Scanpix / Leta

2 апреля по Одессе в очередной раз нанесли ракетный удар, пострадало нефтехранилище. Удары наносят регулярно, хотя местные власти отчитываются о том, что большую часть ракет сбивает ПВО. Город при этом живет относительно спокойной жизнью — насколько это возможно. Мы поговорили с Романом Козловским, одесситом, преподавателем, главой общественной организации «Агентство развития туризма» о том, что происходит в Одессе, которую российским войскам, видимо, уже не удастся осадить и взять.

— Где вы находитесь? Это безопасное место?

— Я нахожусь в Одессе в одном из курортных районов, от меня до моря метров 400−500. Я тут родился, вырос, моя семья тоже тут, жена, дочка, родители. Конечно я не могу сказать уверенно, что тут безопасно. К нам прилетают «Калибры», «Искандеры» и прочая хрень, которая попадает не только в военные объекты, но и в жилые здания тоже. Да элементарно, рядом со мной железная дорога в 150 метрах, если решат, что это стратегический объект и туда ударят, то как минимум у меня вылетят стекла, зимой это неприятно. Я не считаю, есть максимальная угроза для моей жизни, но сказать, что тут безопасно, как в той же соседней Молдове, не могу.

Что касаемо города, как мы живем. На самом деле я не могу сказать, что мы тут выживаем. Не все плохо. Первые дни были сложности с продуктами и с топливом, но это связано было в первую очередь с тем, что многие скупали в панике все.

— Был ажиотажный спрос.

— Ну да. У вас в Москве то же самое было. И на заправках были большие очереди, многие заправляли полные баки, чтобы уехать. Но это первые 3−4 дня. Сегодня я честно скажу: я не могу сказать, что в супермаркетах чего-то не хватает. У нас есть разные виды мяса, хлеба, консервов. Гречки нет, но я ее и не ел раньше, и сейчас не ем. С едой проблем нет.

— С чем есть проблема?

— С медикаментами. Притом не столько даже с медикаментами, сколько с самими аптеками. Очень много людей уехали.

Беженцы из Украины, прибывшие поездом из Одессы, на железнодорожном вокзале в Перемышле, юго-восточная Польша, 6 апреля 2022 г. © Wojtek Radwanski / AFP / Scanpix / Leta

Беженцы из Украины, прибывшие поездом из Одессы, на железнодорожном вокзале в Перемышле, юго-восточная Польша, 6 апреля 2022 г. © Wojtek Radwanski / AFP / Scanpix / Leta

— А сколько людей уехало из Одессы? Я знаю, что из Украины уехало несколько миллионов человек, а из Одессы?

— По ощущениям — половина. На дорогах — я постоянно езжу за рулем — по трафику на дорогах половина. Конечно, я не знаю, сколько точно уехало, никто не говорит эти цифры. Но надо понимать: далеко не все уехали далеко. Многие уехали в пригороды, на дачи, там все-таки теоретически спокойнее. Во-вторых, у нас от Одессы до Кишинева всего 200 километров, многие уехали в Молдову. И знаете, женщины, бывает, даже туда-сюда ездят. Мы — мужчины — не можем поехать, а женщины, старики без проблем могут туда-сюда кататься.

— Давайте вернемся к лекарствам. Чего не хватает?

— Смотрите, очень много аптек закрыто из-за отсутствия персонала. Второй момент: я не понимаю, почему, честно скажу, логистические цепочки не налажены. Нам поставляют топливо, продукты, а лекарства — практически нет. И вот например есть такие препараты для щитовидной железы, л-тироксин… их нет, причем по всей Украине. Ты готов отдать миллион, а лекарства нет. Поэтому мы закупаем в Молдове, в Румынии через знакомых. Вот такие препараты, которые нужно принимать регулярно, постоянного применения, практически исчезли. Хотя вот инсулин есть. А вот сердечно-сосудистых препаратов, даже элементарного корвалола нет. Это становится практически неразрешимой проблемой, если ты живешь в Украине и у тебя нет друзей за рубежом.

— Город обстреливают? Есть какая-то логика, куда россияне стреляют и почему они это делают?

— Ну, естественно я вам не буду говорить по привязкам к координатам, у нас это уголовно запрещено. Но я вам скажу так: обстрелы в первые дни войны были связаны с тем, что бомбили именно воинские части и ПВО. Ну то есть те места, где, как они считали, есть ПВО. Я хоть и не военный, но понимаю, что зенитные комплексы уже вывели к этому моменту. И фактически, когда в первые дни войны российские генералы говорили, что мы уничтожили наше ПВО, это они уничтожили места, где оно базировалось. Эти комплексы — С300 — мигрируют, но продолжают нести боевое дежурство, и мы сбиваем достаточно много российских самолетов.

И в первые дни многие удары пришлись по военным частям. К сожалению, некоторые военные части были с военнослужащими, у нас были жертвы.

Сейчас это скорее, знаете, тактика выжженной земли. Они бомбят нефтехранилища, нефтебазы. Я, конечно, понимаю, что это объект двойного назначения, и гражданский, и военный. Но у нас все-таки посевная, мы стараемся хоть что-то посеять, чтобы что-то потом собрать и кушать.

Горящий топливный склад в промышленной зоне у порта после ракетного обстрела. Одесса, Украина, 3 апреля 2022 года © Vincenzo Circosta / Zuma / Scanpix / Leta

Горящий топливный склад в промышленной зоне у порта после ракетного обстрела. Одесса, Украина, 3 апреля 2022 года © Vincenzo Circosta / Zuma / Scanpix / Leta

Я не знаю, что будет дальше, пока вроде острого дефицита не наблюдается. Но, конечно, если дальше продолжатся такие обстрелы, будет нелегко.

4 апреля вроде ночью пытались в еще одну нефтебазу попасть, но наши отчитались, что все ракеты сбили. Хотя грохот был хороший.

— А осколки на город падают? В других городах это большая проблема, много разрушений от ПВО.

— Сегодня (4 апреля — прим. «Спектр») написали, что осколки ракет побили дома, но вроде нежилые строения. Хотя по-разноиму бывает. Мы каждый день мы гоняем российские беспилотники Орлан-10. Наша зенитная артиллерия по ним стреляет. И вот пара зенитных снарядов упали рядом с нашими соседями и разорвались во дворе. Стекла побило, никто не пострадал. Но это тоже ничего хорошего зимой. Вот такое бывает. А чтоб конкретно какие-то обломки ракет успали на какие-то дома — такого пока не было.

Корабли кстати обстреливали наши коттеджные поселки. Я не думаю, что это прицельно, я думаю, это беспокоящий огонь, чтобы нам не было скучно. Они там пару коттеджных домов разгромили. Бывает, наверное. Ничего хорошего, но никто не погиб, не ранен.

То есть, слава Богу, у нас не Мариуполь. Но тоже ничего хорошего.

— Давайте чуть подробней именно о том, как город живет. Кафе открыты? Чашку кофе и омлет можно заказать?

Да, уже пооткрывались в последние две недели. Первые дней десять это была проблема, просто найти где выпить кофе. Сейчас уже процентов 60−70 точек пооткрывались. Во-первых, людям надо работать, не можешь же ты всю жизнь сидеть в ожидании чего-то. Во-вторых, само руководство города и правительство призывает там, где более-менее спокойно, начинать работу. Нам нужны налоговые поступления и занятость людей.

Одесса возвращается к жизни, по-прежнему сохраняя баррикады в историческом центре. Украина, 30 марта 2022 года © Eurokinissi / Zuma / Scanpix / Leta

Одесса возвращается к жизни, по-прежнему сохраняя баррикады в историческом центре. Украина, 30 марта 2022 года © Eurokinissi / Zuma / Scanpix / Leta

Кинотеатры? Театры?

Пара кинотеатров работают в режиме для детей, показывают мультики. Блокбастеров не показывают, а чтобы детям хоть как-то отвлечься, дают детские программы. Театры, насколько я знаю, не работают, ни одной афиши нет.

Школы?

Все онлайн. Я сам преподаватель в университете, и школы и университеты работают онлайн там, где это можно работать. В Мариуполе и в Чернигове, понятное дело, ничего не работает. А вот в Одессе, в Западной Украине и даже в Киеве идет работа онлайн, потому что за время карантина мы многому научились, я думаю, как и в России. Но стало меньше студентов. Многие уехали за рубеж.

И многие видимо ушли в армию и тероборону?

Это если мы говорим о парнях. А у меня специальность «туризм», там в основном девочки. Где-то процентов сорок уже за рубежом, и я не думаю, что все они вернутся назад. Хотя продолжают ходить на пары…

В начале войны Одесса готовилась к десантным операциям. Ходили слухи, что были попытки по крайней мере диверсантов с моря высадить в Одессу. Что сейчас с этим происходит? Такие ожидания есть, подготовка к этому?

В первые дни войны действительно на нас шло много диверсионных групп. Я лично был на позициях на передовой ребят, их рота отчиталась о том, что они лично семь диверсионных групп уничтожили. Сколько было в других местах одесского побережья?

Первые дни кто-то еще сильно переживал по поводу десанта. Но мы видим новости: 80% морской пехоты черноморского флота уже все, перемололи. Во-вторых, десант просто так не высадишь, ему нужна поддержка с берега. Просто высадить десант, даже 2−3 тысячи человек, ну их просто расстреляют на подходе. Есть угроза, нас все время пугают, что из Приднестровья двинутся войска. Сложно сказать, я не видел те войска, я был летом в приднестровье пару раз, и не видел там крупных российских гарнизонов, способных как-то повредить нашей области. Ну, а местные — сомневаюсь, честно говоря. Может недооцениваю, но сомневаюсь.

ПВО украинской армии в порту Одессы. Украина, 27 марта 2022 г. © Sipa / Scanpix / Leta

ПВО украинской армии в порту Одессы. Украина, 27 марта 2022 г. © Sipa / Scanpix / Leta

Читайте также
«Электроэнергию армия забирает, а автосалоны — чеченцы». Жители занятого российскими войсками Мелитополя рассказали «Спектру», как «освободители» отжимают их город
«Все как в 1941-м». Что принесли российские войска жителям украинских городов вокруг Мариуполя и как им от этого можно сбежать — рассказы очевидцев
«Из морга не пришли, отца закопали у подъезда». История семьи, которая вырвалась из блокадного Мариуполя и оказалась на территории под российским контролем
Наступление Чернобыля. Виктория Ивлева о поездке в Бучу и Ирпень, детской машинке и таинстве смерти
«Внимание, Ракетная атака!!!». Как Киев ждет штурма российской армии и встречает гостей c Запада — репортаж «Спектра»
«Я хочу, чтобы они сами покушали своего русского мира». Трупы российских военных, могилы в парках, заминированные машины — корреспондент «Спектра» прошел по Буче, Ирпеню и Гостомелю и поговорил с уцелевшими жителями (18+)