Буквальный милитаризм. Как в России начали запугивать политических активистов и журналистов буквами Z и V, свиными головами и навозом Спектр
  • Пятница, 20 мая 2022

Буквальный милитаризм. Как в России начали запугивать политических активистов и журналистов буквами Z и V, свиными головами и навозом

Человек в форменной одежде курьера Delivery Club старого образца, положивший свиную голову к двери квартиры Алексея Венедиктова. Фото из телеграм-канала Алексея Венедиктова Человек в форменной одежде курьера Delivery Club старого образца, положивший свиную голову к двери квартиры Алексея Венедиктова. Фото из телеграм-канала Алексея Венедиктова

23 марта известный российский журналист, бывший главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) обнаружил под дверью своей квартиры отрезанную свиную голову.

На двери журналиста также наклеили герб Украины с надписью на немецком Judensau (еврейская свинья). «Страна, победившая фашизм. Отчего же не шестиконечная звезда на двери моей квартиры?» — прокомментировал произошедшее Венедиктов. Он заявил, что акты устрашения против него бесполезны: «Они решили запугать меня и мою семью? Меня, которого дудаевские боевики водили на расстрел?»

Позднее экс-главред «Эха Москвы» опубликовал снимок с камеры видеонаблюдения, на которой у двери квартиры видно человека в одежде курьера Delivery Club. В самой компании заявили, что человек, устроивший антисемитскую выходку, был в устаревшей форме и с рюкзаком, который разносчикам уже не выдают два года. Никаких заказов в этом доме также не было, заявили представители сервиса доставки. Венедиктов пообещал обратиться в полицию и передать ей кадры, снятые камерой в подъезде.

Этот инцидент — далеко не первый. С начала марта по стране прокатилась целая серия акций устрашения в адрес независимых журналистов, правозащитников и политических активистов, открыто критикующих власти и выступающих против военных действий России в Украине.

О том, что на двери его квартиры неизвестные написали букву Z, в начале марта в своем телеграм-канале сообщил кинокритик Антон Долин. «Смысл ясен: „Мы знаем, где живет твоя семья, берегись“», — прокомментировал это журналист, добавив, что неизвестные попытались взломать его мессенджеры. В этом же посте Долин сообщил, что вместе с семьей покинул Россию.

Буквы Z и V изначально появились на военной технике российской армии, вторгшейся в Украину. Как предполагают эксперты, это обозначения военных округов (Z — Западный военный округ, V — Восточный военный округ), сделанные для того, чтобы отличать свои войска от подразделений противника. Однако спустя некоторое время власти и прогосударственные организации стали использовать эти символы как знак поддержки действий российской армии в Украине.

За несколько дней до поста Антона Долина в офис правозащитного центра «Мемориал» (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) с обысками пришли представители силовых ведомств. Обыски продолжались более десяти часов, за это время в здание не пускали адвокатов, а из офиса не выпускали находящихся там сотрудников центра. После того, как силовики все-таки покинули здание правозащитники обнаружили, что на документах организации появились многочисленные буквы Z, написанные ручкой. Под одной из букв была также надпись «Мемориал — все».

Знаки Z и V появились и на стене офиса движения Льва Пономарева (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) «За права человека». (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) Пономарев через два дня после начала вторжения России в Украину выступил автором антивоенной петиции, которая набрала более 1,2 млн подписей. Позже офис организации снова подвергся запугиванию — четыре человека ворвались в помещение во время проходившей там правозащитной конференции и, выкрикивая оскорбления, распылили перцовый баллончик.

В ночь с 16 на 17 марта надписи с буквами Z и V появились на дверях квартир сразу нескольких московских оппозиционеров. «Не пре (о)давай родину, Дима» — написали на двери активиста и автора телеграм-канала «Протестный МГУ» Дмитрия Иванова. Активистке Ольге Мисик неизвестные оставили надпись — «Не продавVай родину, сука». Послание на двери журналистки издания Sota Анны Лойко гласило: «Zакончим эту войну».

На этой неделе похожие случаи произошли в Санкт-Петербурге. Координатор протестного движения «Весна» Екатерина Гончарова рассказала, что обнаружила на двери надпись «Предатель». Еще две активистки, Дарья Хейкинен и Кристина Воротникова, столкнулись с тем, что их двери не только разрисовали аналогичными надписями, но и навалили под них небольшие кучи навоза. «Подумать только, ради меня какого-то гопника наняли, заставили шариться по Купчаге, рисковать быть ***** (избитым) моим соседом амбалом и сыпать навоз! Всем, кто ждет подобную весточку, хочу сказать: отмывается быстро и легко. На краске бабки, видимо, попилили», — прокомментировала инцидент Воротникова.

В то же время подобные акции носят не только символическую форму запугивания. В Москве активист движения «Весна» подвергся реальному нападению в подъезде своего дома. Его подкараулили и били в том числе ногами по лицу.

Некоторые из тех, кто подвергся нападению, уверены, что за раскрашиванием дверей стоят власти. Одна из активисток даже считает, что жест устрашения — дело рук центра Э (Управление по борьбе с экстремизмом МВД РФ), а исполнителями являются участники неонацистских организаций. Екатерина Гончарова из «Весны» в свою очередь указала на другой подозрительный факт — адрес ее квартиры знали только близкие и сотрудники полиции. В движении «За права человека» также отмечали, что снимать стены офиса, расписанного буквами Z и V приехали журналисты контролируемого государством телеканала НТВ — еще до того, как правозащитники публично сообщили о случившемся.

Подозрения в том, что власти могут быть причастны к атакам на гражданских активистов и журналистов усилились после того, как президент России Владимир Путин, выступая на совещании правительства 16 марта, заявил, что Запад пытается «отменить» Россию с помощью «пятой колонны». Он назвал «национал-предателями» тех, кто ориентируется на западный образ жизни и выразил уверенность, что российский народ «всегда сможет отличить истинных патриотов от подонков и предателей», а последних просто «выплюнет, как случайно залетевшую в рот мушку». По мнению президента, такое «естественное и необходимое самоочищение общества» укрепит страну.

Позже подобное заявление сделал и зампредседателя российского Совета безопасности Дмитрий Медведев, назвавший критиков решения о военной операции в Украине предателями.

Характерно, что подобными же терминами руководство «Первого канала» прокомментировало нашумевшую антивоенную акцию своей сотрудницы Марины Овсянниковой в прямом эфире. «Эмоциональный порыв — это одно. А предательство — совсем другое. И когда человек предает свою страну и заодно всех нас, людей, с которыми бок о бок проработал почти 20 лет. Предает холодно, расчетливо, за твердо оговоренный бонус. От этого не убережешь, но называть своими именами надо», — сказал замгендиректора и шеф новостной службы «Первого канала» Кирилл Клейменов.

Политические исследователи указывают на то, что усиление репрессий в условиях войны ожидаемое явление. В 1994 году американские политологи Нил Тейт и Стивен По опубликовали статью, в которой проанализировали влияние на уровень репрессий в 153 странах самых разных факторов и пришли к выводу, что объем репрессий возрастал, когда страна принимала участие в военных конфликтах.

По мнению политолога Ильи Надпорожского, война позволяет автократам прибегать к секьюритизации, то есть приведению обычного политического вопроса или института в ранг угрозы для всего общества. Например, если раньше независимые медиа воспринимались властями просто как агенты влияния, то теперь они агенты вражеской разведки, если прежде несогласные расценивались как люди, вышедшие «отработать гонорары Госдепа», то теперь они «дестабилизируют обстановку в пользу противника». Все это дает политическому руководству страны карт-бланш на любые действия и укрепляет его положение. При этом значительная часть населения может испытывать желание сплотиться вокруг лидера, так как государство часто выглядит единственным институтом, обещающим безопасность во время кризиса.

Серьезное ограничение свободы и конституционных прав граждан сделало гражданский активизм, независимую журналистику и правозащитную деятельность в России занятиями повышенного риска. Прямым следствием этого стала волна эмиграции, в результате которой страну уже покинули сотни активистов и работников СМИ.