«Прямую ответственность за это несёт Путин». Александр Черкасов и Максим Резник — о возможных последствиях теракта в Москве Спектр
Четверг, 18 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Прямую ответственность за это несёт Путин». Александр Черкасов и Максим Резник — о возможных последствиях теракта в Москве

Обращение Путина к населению, 23 марта 2024. Скриншот канала "Комсомольская правда" / Youtube Обращение Путина к населению, 23 марта 2024. Скриншот канала «Комсомольская правда» / Youtube

К вечеру 23 марта официально объявлено о 133 жертвах  террористического акта в «Крокус Сити Холл». 140 человек пострадали. Президент Путин, чье заявление многие ожидали в первые часы после случившегося, молчал более 20 часов и обратился к нации лишь в 15.30 на следующий день после теракта. До этого Путин лишь передал через министра здравоохранения Татьяну Голикову слова благодарности врачам и пожелание выздоровления всем пострадавшим.

В обращении к гражданам России президент страны четко обозначил «украинский след» в произошедшей трагедии, но не назвал никаких конкретных шагов, которые он намерен сделать в ближайшее время. Также Путин объявил 24 марта днем национального траура, что само собой следовало из сложившихся трагических обстоятельств.

Еще до обнародования видеообращения Путина, журналу «Спектр» дали интервью экс-председатель ликвидированного общества «Мемориал» Александр Черкасов и оппозиционный политики Максим Резник, которые поделились своими мыслями об ответственности главы государства за случившуюся трагедию и возможных политических последствиях террористической атаки в «Крокус Сити Холл».

Александр Черкасов

экс-председатель ликвидированного общества «Мемориал»

Председатель совета правозащитного центра

Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов. Фото Mikhail Tereshchenko / TASS / Scanpix / Leta

- Правы ли те, кто говорят, что организаторы теракта в «Крокус Сити Холле» сработали в интересах Владимира Путина и его окружения? Или это все-таки преувеличение?

- Утверждение, что устроившие этот теракт сработали «в интересах Владимира Владимировича и его окружения» я бы переформулировал иначе. Любую кризисную ситуацию Владимир Владимирович и его ближайший круг использует с целью укрепления своей власти. В конце концов, мы имеем дело с организованной преступной группировкой, созданной и действующей с целью захвата и удержания власти, совершения военных преступлений и преступлений против человечества. Всё это они делают хорошо, остальное у них получается как-то не очень.

- Может ли этот теракт переключить внимание общественности в Европе и США на то, что Россия теперь — жертва терроризма?

- Переключить внимание в Америке сейчас на что-то достаточно тяжело, поскольку там вовсю идет предвыборная кампания, и американцев интересуют прежде всего их внутренние дела. Очень тяжело переключить этот триггер. В нынешней ситуации все, кто определились с поддержкой Украины, с пониманием сущности российского режима, не ждут сигнала «давайте мы все переменим на что-то другое». А тем, кому Владимир Путин с компанией милы, не нужны дополнительные сигналы.  

- Как все-таки получается, что в стране с такими развитыми и хорошо финансируемыми спецслужбами могут происходить такие чудовищные вещи, как трагедия в «Крокус Сити Холле»?

- Это два очень разных процесса и две совершенно разные задачи: борьба с оппозицией (когда у вас есть в картотеке человек, которого вы можете вычислить по его фотографии и задержать в метро) и борьба с терроризмом, когда нужно задержать человека, которого вы заранее не знаете, который готовит теракт и которого требуется обнаружить среди десятков и сотен тысяч людей.

Тут нужны совершенно другие алгоритмы. Здесь так называемый «театр безопасности» (то есть рамки и скучающие людей с металлоискателями) не сработает. Нужна совершенно другая мотивация, принципиально другое обучение.

Если государство не заточено под защиту своих граждан от опасности, а наоборот, заточено на защиту себя от своих граждан, то на выходе мы имеем именно этот результат. Систему можно обойти, и никто не в безопасности. Таков результат четверти века перестройки государства под предлогом борьбы с терроризмом.

- Можно ли, по-вашему, провести аналогию со вчерашним терактом и со взрывами жилых домов 20 лет назад в Москве?

- Во-первых, если говорить о взрывах жилых домов в Москве (и в Волгодонске), насколько я знаю, единственное, что удалось тогда доказать — причастность некой группировки из Карачаево-Черкесии. То, что над этой группировкой стоял Басаев или спецслужбы, не было доказано. Понятно, что гораздо проще считать, что у нас источник всех зол — государство. Это такая манихейская версия, когда есть один источник зла. Но ситуация сложнее, и таких источников [зла] гораздо больше.

Если говорить про нынешний теракт, я не берусь судить о каких-то деталях. Не имею дополнительной информации.  

- Как в этой трагической истории можно расценивать предупреждение, которое посольство США в Москве сделало 7 марта?

- Поскольку там не было конкретных указаний на какие-либо детали, то, наверное, соотнести то предупреждение с этим террористическим актом могут только представители спецслужб США, если, конечно, они пожелают.

Мы находимся в тумане войны и в ситуации тотальной неопределённости. Но, как говорил герой романа Умберто Эко «Имя Розы» монах и детектив Вильгельм Баскервильский, «я предпочитаю совершать сразу много ошибок, чтобы не стать пленником одной». Нам остаётся жить в ситуации, когда есть много возможных версий. И без лишней необходимости не стоит принимать на веру какую-то одну просто потому, что так проще жить.

Максим Резник

участник Антивоенного Комитета России, соучредитель движения «Европейский Петербург»

Максим Резник. Фото maximreznikliberal/Instagram

Максим Резник. Фото maximreznikliberal/Instagram

- Вчера вечером вы были одним из первых, кто поставил вопрос о возможной ответственности Владимира Путина за чудовищный теракт в «Крокус Сити Холл». Вы написали в своем телеграм-канале: «Спросите себя: способен ли Путин на массовое убийство людей в собственной столице ради своих целей? Ответ очевиден». Сегодня, после появления информации о задержании подозреваемых, вы не отказываетесь от своей вчерашней версии?

- Когда речь идёт о Путине и его банде, подобная версия всегда должна рассматриваться. Это не исключает, конечно, версии, связанной с ИГИЛ, но это делает преступление Путина и его подельников лишь немного менее чудовищным. Господин Путин правит страной 24 года, Патрушев — 16 лет секретарь Совета безопасности, Бортников 16 лет возглавляет ФСБ, Колокольцев 12 лет руководит МВД, Золотов — 8 лет Росгвардией. Все эти люди легко справляются с несогласными, эффективно борются с оппозицией, сажают людей за репосты, за слова и так далее. Это самая настоящая диктатура, которая держится на штыках, направленных против собственного народа, на его подавление, а не на защиту.

Путин, безусловно, несёт ответственность напрямую за всё, что произошло. Как можно объяснить наличие такого количества силовиков, «опричников» и лёгкость, с которой был осуществлен чудовищный теракт? При том, что и американцы, и официальные каналы других стран предупреждали о том, что такое возможно. Конечно, сейчас невозможно выстроить какие-то однозначные версии, но ответственность Путина очевидна. Он виновен в гибели этих людей. В этом у меня нет никаких сомнений.

- Как вы считаете, Путин переложит эту ответственность на кого-то из ближнего круга? Ему придётся кем-то пожертвовать или он своим прощает всё и всегда?

- Вариант того, что надо кем-то пожертвовать, напрашивается, но посмотрите на его реакцию: пока что свои соболезнования Путин передаёт через вице-премьера Голикову. Это позорище. Я даже не знаю, как это комментировать: погибло более сотни людей, более ста раненых, люди умирают от полученных травм, а президент страны не находит слов, чтобы обратиться к людям в этот момент и передаёт что-то через свою «шестёрку». Это совершенно отвратительно. 

То, что он может кого-то снять, не изменит ситуацию. Конечно, Путин может поменять одного своего однокурсника на другого. Мы видим, что он вообще ничего не стесняется: свою никому не известную однокурсницу ставит во главе Верховного суда. В общем, здесь уже степень деградации режима очевидна. И, на самом деле, нужно принципиально менять режим. Главное — это отстранение самого Путина от власти, потому что этот человек совершенно неадекватный. Абсолютно. Он живёт в иллюзорном мире. Путин, по-моему, единственный человек в стране, который верит в 87% (речь о результатах выборов президента 15−17 марта — Ред.), и, конечно, кого бы он не снял, «сумма слагаемых» сильно не изменится.

Мне кажется, как бы ни развивались события в ближайшие дни, как бы ни вела себя пропаганда, что бы она ни пыталась навязать, людям, у которых есть хоть одна извилина в голове (и не в виде буквы Z), понятно, что прямую ответственность за это несёт Путин. Думаю, что это событие, безусловно, ударит по Путину, потому что это он так построил систему: он обещал россиянам безопасность и величие, когда нас «все будут уважать и бояться», а вместо этого людей расстреливают прямо в столице — совершенно безнаказанно, при полном попустительстве силовиков.

Я не вижу здесь возможности для Путина каким-то образом развернуть теракты в свою пользу. Да, российская власть вполне цинична, чтобы использовать гибель людей для того, чтобы упрочить свой режим. Но я не думаю, что это получится.

С другой стороны, чего гадать? Мы всё увидим в ближайшее время. Уже объявлено о создании новых армий и дивизий, уже, как говорят, началась раздача повесток в метро и в электронном виде.

Я надеюсь, что эта трагедия заставит ещё какое-то количество людей задуматься и осознать, что происходит в стране и кто виновник гибели россиян в ежедневном режиме.

- Многие западные официальные лица выражают соболезнования России в связи с жертвами террористического акта. На ваш взгляд, может что-то серьёзно измениться в отношении к Кремлю на Западе из-за этой трагедии?  

- Нет, я не думаю, что это произойдёт. На Западе после 17 марта и убийства Алексея Навального особенно чётко прослеживается тенденция к разделению российского народа и российской власти, путинской диктатуры. Соболезнования направлены в адрес россиян.

Происходящее лишний раз подтверждает тезис о том, что умиротворение любого маньяка возможно только путём его ликвидации. Других способов не существует.  

Путин сам является главным преступником, который сегодня террористическими атаками уничтожает соседнее государство. Соболезнования россиянам со стороны западных стран — это очень правильно и точно. Это по-человечески правильно, но ни в коем случае нельзя это как-то проецировать на Путина, который несет либо уголовную, либо политическую ответственность за теракт.

Перед нами результат преступной халатности руководителя государства и вверенных ему спецслужб, которыми, как я уже сказал, десятилетиями руководят одни и те же люди. Это говорит о том, что они — по меньшей мере соучастники этого преступления в той или иной форме. Они — соучастники того, что произошло в «Крокусе». А россияне — жертвы.