Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 8 июля 2020
  • $71.24
  • €80.77
  • 43.06

«Пойду домой пешком». Как российский пенсионер, попавший в Киев по обмену пленными с ДНР, оказался между Россией и Украиной

Василий Деркач. Фото Дмитрий Дурнев для Spektr.Press Василий Деркач. Фото Дмитрий Дурнев для Spektr. Press

Пенсионер Василий Иванович Деркач, гражданин России, которого передали Украине из самопровозглашенной ДНР во время декабрьского обмена пленными, оказался в Киеве в почти безвыходной ситуации.

Историю о том, как старенького россиянина передали в декабре 2019 года Киеву в обмен на бойцов отряда полиции специального назначения «Беркут», «Спектр» рассказал еще в январе. Василий Иванович говорил тогда, что очень хочет вернуться домой, в городок Зугрес Донецкой области, где у него такая хорошая, собственноручно отремонтированная квартира.

Спустя три месяца Василий Иванович все еще на Украине и уже точно надолго — теперь у него нет документов. Их украли.

Все произошло до противного просто. 1 марта, еще до введения карантина, Василий Деркач приехал за сто километров, из госпиталя в селе Цыбли, в Киев, чтобы получить от Красного Креста материальную помощь — 1300 гривен (43 евро).

500 гривен он сразу же отдал сыну, который живет в Киеве, но отцу не только не способен помочь, а напротив, сам нуждается в его помощи.

У Деркача два сына. Правозащитник Александр Кудинов, занимающийся его делом, рассказал «Спектру», чтов 1980 году одного сына Деркача призвали в армию и отправили в Афганистан. Василий Иванович тогда написал письмо в ЦК КПСС — потребовал вернуть сына домой. Сына из Афганистана вернули, а Деркачу дали год за антисоветскую агитацию. Позже этот сын уехал жить в Италию, с отцом не общается. Второй сын Деркача живет в Киеве, но, по словам Александра Кудинова, производит впечатление не вполне адекватного и здорового человека.

С оставшимися деньгами Деркач поехал обратно в госпиталь, в Цыбли. Путь неблизкий, несколькими видами транспорта. И в первом же троллейбусе у него вытащили кошелек со всеми деньгами и общегражданским российским паспортом.

Для того, чтобы восстановить документы, Василию Ивановичу надо попасть в российское консульство. Причем по правилам — в Харькове, именно это консульство курирует Луганскую и Донецкую области. Но из-за карантина в связи с коронавирусом на Украине с середины марта не действует междугороднее автобусное сообщение и пассажирские железнодорожные перевозки. А значит, пока ни до харьковского, ни даже до киевского консульства добраться Деркач из села не может.

К тому же, чтобы собрать для консульства необходимые документы, Василию Ивановичу нужно в Киеве пройти все необходимые бюрократические круги. Василию Ивановичу 80 лет. Это и молодому-то нелегко, а уж пожилому, пережившему донецкую тюрьму…

«Я хотел бы вернуться домой». Как Киев случайно освободил из донецкого плена гражданина России

Денег у Деркача нет совсем. Свою российскую пенсию он получить сейчас не может, а украинское государство исключило его из списка тех пленных, которым положена материальная помощь.

Пленных Украина получала в декабре в одежде, подаренной в Донецке перед обменом Международным Красным Крестом, никаких других вещей с собой у них не было. Денег тоже. Дома и квартиры у большинства остались там, в ЛДНР. Чтобы люди имели возможность как-то обустроиться, правительство Украины предусмотрело для них единовременую выплату в 100 тысяч гривен (около 4 тысяч евро).

Из 76 человек, полученных по обмену Украиной 27 декабря 2019 года, эту помощь не получил (и уже ясно, что не получит) только 80-летний Василий Деркач — очевидно, как гражданин «страны-агрессора».

Когда Василий Иванович сидел в тюрьме ДНР, деньги с отобранной при аресте пенсионной карты начал кто-то снимать, но при помощи друзей Василий Иванович смог в какой-то момент прямо из колонии в Макеевке карту заблокировать, и на счете сохранилась его большая «северная» пенсия примерно за 7 месяцев. Но для того, чтобы получить эти деньги, Василий Иванович должен попасть в Россию. А без паспорта, да еще и во время карантина, он это сделать не может.

Письмр Василия Деркача президенту Зеленскому с просьбой о помощи

Письмр Василия Деркача президенту Зеленскому с просьбой о помощи

После обследования в киевской больнице «Феофания» (куда направляли всех полученных по обмену пленными) Василия Ивановича перевели в госпиталь в селе Цыбли — туда отправляли тех бывших пленных, которые нуждались в протезировании. Так что польза от пребывания на Украине у Василия Деркача все же есть — он теперь со вставными зубами. Почему старику с русским паспортом положены бесплатные зубы, но не положена денежная помощь, как всем остальным пленным — вопрос, который Василий Иванович задает, но никто на него официально ответить не может.

«Мне по телефону отвечают, из этого министерства ветеранов, — громко рассказывает „Спектру“ по телефону Василий Деркач. — Министров всяких и не упомнишь, двадцать пять телефонов у меня в книжке — из министерства этих ветеранов войны на Донбассе, людей из миссии по правам человека ООН, какие-то генералы СБУ звонят, сожалеют — и никакого толку. Не положена гражданину России помощь по украинскому законодательству! Говорят: „знаем про вас, думаем, как помочь“ — и ни хрена не делают. Надоело уже, я три месяца нахожусь в этом госпитале. Я к этому Ринату Ахметову хотел пробиться, телефон мне дали, но отказали и там, нет вроде у меня какого-то документа. Везде облом полнейший».

«Оккупированные люди». За что в Донецке забирают в концлагерь, кого считают шпионом и как за это судят

Из госпиталя в Цыблях Василия Деркача уже неоднократно пытались потихоньку выписать, но идти бывшему узнику ДНР некуда. К тому же, теперь он и без документов.

Деснянское управление полиции Киева справку о краже паспорта Василию Ивановичу не дала, на том основании, что воров они не нашли. Полиция врала, конечно — по украинскому законодательству искать воров могут только после внесения сведений о преступлении в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДС). На основании этого самого ЕРДР старик и получил бы необходимую справку для предоставления в российское консульство. Но в райотделе полиции вносить в реестр сведения о краже у пожилого человека паспорта и денег отказались, побоялись получить очередной «висяк». Не сомневались, что у старика в дешевеньком свитере (он у Деркача один единственный) и шапке от Красного Креста адвоката не окажется.

К счастью, старику по-прежнему пытается помочь бывший сокамерник по подвалам донецкой тюрьмы, правозащитник Александр Кудинов. Он и поднял публичный скандал и написал жалобу на полицию.

Підготував скаргу на активну бездіяльність та бездарність посадових осіб Деснянського управління поліції. Може комусь…

Gepostet von Александр Кудинов am Freitag, 17. April 2020

Получать Василию Ивановичу предстоит не только новый российский паспорт, но и украинский вид на жительство с указанием регистрации на неподконтрольной территории. Без этого ему после отмены карантина домой в ДНР, в город Зугрес не попасть.

«Основная задача для помощи Василию Ивановичу — это помочь ему оформить документы, получить пенсию и дать старт для дальнейшей жизни. Задача непростая — к российскому паспорту надо оформить вид на жительство в Украине, но только вид на жительство в Зугресе, там, где находится его квартира, — поясняет «Спектру» правозащитник Александр Кудинов. — У нас получается казус, нам этот вид на жительство не дают, говорят, чтоб мы другое место для его регистрации нашли — не на оккупированной территории. Получается, что Украина ту территорию своей не признает, такая игра слов, выражение «неподконтрольная» у чиновников означает «не наша».

«Крючок обмена». Почему родные донецких заключенных обвиняют Киев в нежелании освобождать своих и кто сегодня вернулся из ДНР на Украину

«А он хочет ездить, он уроженец Запорожской области, я не вижу проблем никакого характера для украинца, который не несет никакой финансовой нагрузки Украине, пересекать линию разграничения, как минимум, — продолжает Кудинов. — Более того, Конституция гарантирует на территории нашей страны одинаковые права как гражданам Украины, так и гражданам других стран и личностям без гражданства. Я думаю, что он может с документами в перспективе попасть в Зугрес. Там, правда, могут арестовать любого, и его, в том числе. Но, чтобы снизить этот риск, мы собираемся обратиться к российскому консулу — сообщить о нарушении его прав с 2014 по 2019 год. Собираемся обратиться к российскому омбудсмену Татьяне Москальцовой, может быть, напишем письмо Владимиру Путину, президенту российскому, который так рьяно защищает русскоязычных, но почему-то создает угрозу для граждан своей страны».

Мы разговаривали с Александром Кудиновым в прифронтовой Волновахе, у него остались подопечные в тюрьмах ДНР, он им и сейчас умудряется передачи организовывать, снует на машине между Киевом и Донбассом. Василий Деркач пока ждет в своей палате в госпитале под Киевом.

Правозащитник Александр Кудинов. Фото из личного архива

Правозащитник Александр Кудинов. Фото из личного архива

А тем временем, на его квартиру на неподконтрольной Украине территории в городе Зугресе напали мародеры. После того, как стало известно, что Деркача обменяли в Украину, дверь в квартиру изрисовали лозунгами «Смерть Укропам!» (в 2014 году в ходе информационной войны в ДНР, пропагандисты придумали якобы обидное сокращение «укроп», украинский патриот, которое очень понравилось самим украинцам и пошло в народ, на шевроны добровольческих батальонов и даже в название политической партии, — прим. «Спектра»). Мародерствовали, как думает сам Деркач, родственники погибших на войне донецких ополченцев.

«Паспорт российский украли в Украине, квартиру в ДНР разграбили мародеры, на дверях написали: „Смерть укропам!“ — мне соседи сообщили, — отчаянно кричит по телефону Василий Деркач. — Такое совпадение, как нельзя хуже! Теперь мне говорят: освобождайся из госпиталя, а куда я пойду? Зачем меня тогда сюда привезли, чтобы над человеком посмеяться?!»

Если ничего не изменится, говорит Деркач, пойду пешком. В Харьков пойду. В Россию. В ДНР.

Не видит другого выхода.

Да куда же идти, в карантин.