• Пятница, 15 ноября 2019
  • $63.77
  • €70.47
  • 62.91

На штыках и дубинках. Почему россияне доверяют армии и спецслужбам, но не тем, кого они охраняют

Кремль. Фото: Maksim Blinov / TASS / Scanpix / Leta Кремль. Фото: Maksim Blinov / TASS / Scanpix / Leta

«Левада-центр» обнародовал результаты традиционного опроса о доверии россиян к институтам государства. На первый взгляд, эти результаты должны сильно понравиться Кремлю и части ура-патриотов, искренне поддерживающих милитаристский угар, в котором Россия живет как минимум с весны 2014 года и который постоянно подпитывается официальной пропагандой.

Армия и спецслужбы заняли первое и третье место в рейтинге доверия институтам государства. Причем армия потеснила даже самого президента. Но если внимательно посмотреть на весь опрос в целом и в динамике, радоваться нечему — причем, ни власти, ни народу. Потому что становится видно, что у российского государства нет сколько-нибудь прочных социальных и институциональных опор.

Итак, среди государственных органов и политических организаций наибольшим доверием россиян в 2019 году пользуются армия. Ей доверяют 63% россиян — почти две трети. По сравнению с 2009 годом, этот показатель вырос почти вдвое (десять лет назад было 37%). Причем даже уровень доверия армии чуть упал по сравнению с 2018 годом, когда он составлял 66%.

На втором месте в этом чемпионате России по доверию идет президент (причем, в данном случае речь формально идет об институте президентства, но по факту все равно о личности Путина—другого президента большинство россиян себе давно не мыслят). Сам Путин тоже скорее не избранный гражданский топ-менеджер государства и тем более не слуга народа (нет-нет, никаких аналогий с Украиной!), а просто Избранный. Причем с явным милитаристским уклоном: он охотно эксплуатирует роль маскулинного политика, активно пиарит армию и современное оружие, а также собственную брутальность. Институту президента доверяют 60% россиян. Но десять лет назад было 63%. Более того, десять лет назад формально президентом России вообще был не Путин, а Медведев. Выходит, Медведеву в 2009 году россияне доверяли даже больше, чем сейчас Путину.

На третьем месте в рейтинге доверия с результатом 48% находятся ФСБ и «другие спецслужбы». Их решили не разделять (оставили, как было в прошлые годы при подобных опросах), хотя, конечно, уровень доверия россиян Росгвардии явно заслуживает отдельного замера. Итак, всем спцслужбам скопом во главе с ФСБ доверяют 48% населения. В 2009 году, когда Россия еще более или менее думала о мирном экономическом развитии (хотя уже поиграла в «геополитику» маленькой победоносной войной в Грузии в августе 2008-го), спецслужбам доверял лишь 31% респондентов. При этом пик доверия ФСБ и другим силовым структурам тоже пришелся на 2018-й год, тогда было 50%.

Армия и спецслужбы за последние 10 лет фактически присвоили государство, подмяли его под себя. Уровень доверия армии вырос почти в два раза, спецслужбам — в полтора. К полиции — тоже почти вдвое (с 17 до 32%). А ко всем «гражданским» институтам государства — от правительства и обеих палат парламента до СМИ и местных властей — доверие либо не растет, либо остается намного меньше, чем к силовикам.

Но армия, полиция, спецслужбы — это ведь вспомогательные, а не ключевые атрибуты государственности. Они в лучшем случае могут только охранять государственность, но никогда и нигде (кроме случаев правления военной хунты) не способны создавать эту государственность.

При этом налицо кризис доверия россиян ко всем «содержательным» и созидательным институтам нормального государства. К тем, кто определяет правила игры и качество жизни в стране, кто отвечает за ее развитие. Ни армия, ни ФСБ за экономический рост или повышение доходов населения формально не отвечают, хотя свою роль в создании криминальных бизнесов и попытках кошмарить легальный бизнес, удушая и без того испорченный войной санкций инвестиционный климат в России, несомненно, играют.

Чекистский крюк-2019. Как ФСБ стала главным «торговцем» и главной политической силой в России

Итак, партиям в России доверяют 16% и не доверяет 71%. СМИ (включая телевидение — главное пропагандистское оружие Кремля, пока еще не добившегося победы над «крамолой» в интернете) вызывают доверие у 27% при 67% не доверяющих. Совету Федерации доверяют 24% и не доверяют 63%. Госдуме доверяют 24% и не доверяют 72%. Правительству доверяют 26% россиян и не доверяют 69%. Даже церкви в России доверяют 40% и не доверяют 46%.

Выходит, на абстрактной гордости за армию (при этом людей у нас давно не спрашивают, хотели бы вы отказаться от обязательного призыва) и реального страха перед спецслужбами, да на личном рейтиннге президента (который уже не повышают гибридные войны и милитаризация общественного сознания как главные способы управления страной) — и держится Россия.

Конкретным политикам, являющимся лицом режима, россияне тоже доверяют все меньше. Это становится особенно наглядно, когда формулируется так называемый открытый вопрос — то есть, самих людей просят назвать политиков, которым они доверяют, не навязывая конкретные фамилии.

По данным опроса того же «Левада-центра», который проводился с 26 сентября по 2 октября 2019 года, на второе месте в рейтинге доверия после Путина (в сентябре 2019-го ему доверяли 39% россиян против 59% в ноябре 2017-го) вышел … «господин Никто». Никому из политиков не доверяют 24% россиян против 14% в аналогичном опросе ноября 2017 года. При этом, по сравнению с ноябрем 2017 года, в сентябре-октябре 2019-го снизились личные показатели всех вызывающих наибольшее доверие у россиян политиков из власти: министра иностранных дел Сергея Лаврова (с 19% до 14%), министра обороны Сергея Шойгу (с 23% до 13%), премьер-министра Дмитрия Медведева (с 11% до 9%).

«Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России». Семен Новопрудский о политической ловушке, в которую угодила страна

Доверие населения к армии и спецслужбам — даже независимо от его искренности, ведь людям просто может быть страшно отвечать «нет» на такой вопрос — невозможно конвертировать в прочность и тем более в развитие государства. Никто по своей воле не будет выходить на митинги в поддержку ФСБ или Росгвардии. Армия может защитить Россию от внешнего нападения, которого нет и не предвидится, но не защитит ни от обнищания, ни от, например, ползучей экспансии Китая на Дальнем Востоке.

Росгвардия — личная армия президента, и любой другой глава государства как минимум будет вынужден менять ее руководство на лояльное лично себе. ФСБ всегда была политически неоднородной структурой и уж точно не дала повода говорить о себе как об эффективной созидательной силе. Именно экономические итоги мучительно долгого правления выходца из КГБ-ФСБ Путина и засилья силовиков во власти в конце концов, надо полагать, окажутся самыми удручающими. Уже сейчас по реальным доходам населения Россия отброшена, по разным оценкам, на 7−10 лет назад.

Высокий уровень доверия армии при лично довольно популярном министре обороны Шойгу скорее делает его опасным для других претендентов на путинское политическое наследие и власть в России. А радикальное преобладание не доверяющих никаким гражданским институтам россиян создают опасную для прочности государства конструкцию, при которой само государство слишком персонифицировано и любой вариант ухода первого лица угрожает переформатированием и даже распадом всей государственности.

Россияне говорят, что доверяют тем, кто охраняет государство. Но не доверяют тем, кто его создает.