• Вторник, 22 октября 2019
  • $63.65
  • €70.92
  • 59.17

Китаизация России. Почему геополитика и экономика Путина неизбежно превращают нас в вассалов Поднебесной

Си Цзиньпин и Владимир Путин. Фото Xinhua/Scanpix/LETA Си Цзиньпин и Владимир Путин. Фото Xinhua/Scanpix/LETA

6 июня открылся Петербургский международный экономический форум, а за день до этого начался визит в Россию председателя КНР Си Цзиньпина. И Си, по сути, является главным хедлайнером этого форума. Ведь все последнее время стратегическая игра Путина во внешней политике в самом общем смысле сводится к тому, чтобы «дружить с Китаем против США». Причем путинская Россия мыслит себя в этой игре как одна из трех главных держав, вершащих судьбы мира. Только возможна ли в принципе дружба на равных с Китаем для России?

В ходе визита планируется подписать почти три десятка документов. Помощник президента РФ по внешней политике, бывший посол России в США Юрий Ушаков анонсировал подписание Путиным и Си «совместного заявления по развитию отношений, всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху, а также об укреплении стратегической стабильности в современную эпоху». На публике стороны говорят о том, что их отношения хороши как никогда. Китайская дипломатия вообще славится предельно обтекаемыми формулировками, и часто не отличишь ее риторики о врагах от риторики о друзьях.

Но есть упрямые факты. Впрочем, для начала будет много цифр — не пугайтесь. Товарооборот России и Китая в 2018 году вырос на 27,1% и поставил абсолютный исторический рекорд, впервые преодолев отметку в 100 млрд долларов и достигнув 107 млрд. Такие данные приводил глава департамента статистического анализа Главного таможенного управления КНР Ли Куйвэнь. Сальдо пока в пользу России — российский экспорт в Китай составил 59,08 млрд долларов, а импорт из Китая — 47,97 млрд. При этом весь торговый оборот Китая в 2018 году составил рекордные 4,62 трлн долларов. То есть доля России в китайской торговле очень мала — чуть больше 2,5%.

США остается для Поднебесной гораздо более важным торговым партнером, чем Россия, — просто в силу масштабов экономик двух стран (США дают примерно 25% мирового ВВП, а Китай — около 15%, тогда как Россия — менее 2%). Товарооборот Китая и США продолжал расти в 2018 году, даже несмотря на торговую войну «имени Трампа», и составил порядка 600 млрд долларов — в шесть раз больше, чем с Россией. Понятно, почему китайские банки свято исполняют американские санкции против РФ. Товароборот Китая с Евросоюзом в 2018 году был примерно в 5 раз больше, чем с Россией.

При этом пока и для самой России «коллективный Запад» остается значительно более важным экономическим партнером, чем Китай. Товарооборот России с Евросоюзом по итогам того же 2018 года вырос почти на 20% и составил 294,167 млрд долларов — почти втрое больше, чем с Китаем. Еще на 25 млрд долларов Россия наторговала со Штатами.

Россия, Китай и Монголия. Как проходят самые крупные учения в истории России «Восток-2018» — фото и видео

Китай и Россия публично заявляют, что у них практически нет внешнеполитических разногласий, и часто солидарно голосуют в ООН против США (впрочем, в традициях Китая — воздерживаться в спорных вопросах, не говоря ни «да», ни «нет»). При этом Китай не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Не признал Крым частью России. Остается одним из главных торговых партнеров и крупнейшим иностранным арендатором земли на Украине, с которой у России отношения де-факто идет война.

Структура торговых отношений Китая с Россией такова, что китайцы покупают преимущественно нефть, газ и оружие. При этом, в отличие от стран ЕС, которые по-прежнему критически зависимы от российского газа, Китай такой зависимости не имеет.

Сейчас Китаю, который сам является крупным производителем газа, не хватает ежегодно примерно 75−100 млрд кубометров. Примерно треть этой недостачи китайцы компенсируют покупкой сжиженного природного газа (не у России) и еще около трети — поставками дешевого газа из Туркмении.

В 2014 году, почти сразу после введения санкций за Крым и Донбасс, Россия заключила с Китаем «контракт века» на поставку газа в Китай по трубопроводу «Сила Сибири» до 2030 года. При этом Китай отказался финансировать этот проект, а о цене газа и точных объемах поставок стороны не договорились до сих пор. При этом Китай имеет все возможности выкручивать руки России как по цене, так и по объемам — Россия безропотно подчинится, если хочет остаться на китайском рынке энергоносителей, поскольку китайцы могут полностью обойтись без российского газа.

Производство в Китае. Фото ЕРА/Scanpix/LETA

Производство в Китае. Фото ЕРА/Scanpix/LETA

Что касается нефти, Китай является одним из крупнейших кредиторов компании «Роснефть» и активно добивается блокирующего пакета акций в этой компании. Так что и нефтяной шантаж Китая у России не пройдет.

Еще десять лет назад на российском Дальнем Востоке существовали китайские предприятия, которые и налоги платили в Китае. То есть, ползучая китайская колонизация приграничных российских территорий началась давно. Граница России с Казахстаном практически не контролируется, поэтому даже приблизительно оценить количество китайских мигрантов в Россию не представляется возможным. Китайские инвесторы активно скупают земли на Дальнем Востоке и даже на озере Байкал.

Финансовая махновщина и неудобные вопросы. Почему прозрачный бизнес оказывается дешевле теневого

Экономическая экспансия как фактор «мягкой силы» — главный способ укрепления влияния Китая по всему миру. В последние 10−15 лет китайцы практически вытеснили Россию из бывшей советской Центральной Азии, став главным инвестором в экономике этих государств и их ключевым бизнес-партнером. Нет никаких препятствий и для китайской экспансии в саму Россию.

Российский Дальний Восток стремительно теряет население. Программа «дальневосточного гектара» находится в полуобморочном состоянии — население региона может прибавляться по сути только за счет китайцев. Россияне из центра и юга страны туда пока не торопятся. При этом никаких экономических возможностей для ответной экспансии в Китай у России нет: ни энергетический шантаж, ни технологическое превосходство в данном случае не являются конкурентными преимуществами. А Китай стремительно догоняет Россию уже и по уровню ВВП на душу населения.

В китайских СМИ Россию уже называют «младшей сестрой». Для страны, которая привыкла чувствовать себя «старшим братом» по отношению к бывшим советским республикам и продолжает ощущать себя империей, это несомненное унижение. США и «коллективный Запад», при всех страшилках кремлевской пропаганды о коварных происках «американского империализма», не вмешивались во внутреннюю политику России и никогда не влияли на расклад политических сил в стране. Запад никогда не пытался получить полный контроль над российскими недрами и другими сырьевыми ресурсами.

Китайские рабочие на Амуре. Фото TASS/Scanpix/LETA

Китайские рабочие на Амуре. Фото TASS/Scanpix/LETA

Китаю без разницы, кто будет править Россией. Но в силу масштабов экономики и численности населения Китай будет активным образом претендовать и на российские недра, и на российские леса, и на российские земельные ресурсы. Китай несомненно использует финансовые ограничения для российских компаний на Западе, чтобы постараться увеличить свое присутствие в российской экономике. Китай точно не позволит России «дружить с Америкой» против себя.

Имперские амбиции и мнимая «угроза Запада», используемая российской властью как пропагандистское прикрытие реваншизма, толкают Россию в объятия Китая. И эти объятия могут стать удушающими. В наших отношениях уже была война на Даманском в 1969 году. А в 2004 году Путину пришлось отдать Китаю острова площадью более 300 квадратных километров на Амуре — по юридическим причинам, возникшим еще в советские времена. И «вежливых людей» в камуфляже для защиты «исконных территорий» Путин в этом случае благоразумно предпочел не использовать.

Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС

У Китая есть экономический, политический и демографический интерес сделать Россию своим политическим вассалом. У России нет экономической, политической и демографической возможности строить отношения с Китаем как с равновеликим партнером. Есть военная- ядерное оружие. Но есть оно и у Китая, а ценность человеческой жизни в коммунистическом Китае еще ниже, чем в путинской России. Так что оружие массового поражения в данном случае тоже не аргумент. Не говоря уже о том, что пока россияне по всем своим привычкам, обычаям, культурному коду в большинстве своем люди западной цивилизации, в меньше степени — мусульманской, но совсем не китайской.

Если кто и угрожает национальной идентичности, территориальной целостности и сохранению России в ее нынешнем виде, так это Китай. Только у него есть мотив и возможности подчинить себе Россию. Больше никому это не под силу.