Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 30 ноября 2020
  • $76.15
  • €91.15
  • 47.33

Кадеты — «карантиновцы». Родители не могут увезти домой несовершеннолетних воспитанников военных училищ, запертых за забором.

Воспитанники кадетской школы им. генерала Ермолова. Фото REUTERS/Eduard Korniyenko/Scanpix/LETA Воспитанники кадетской школы им. генерала Ермолова. Фото REUTERS/Eduard Korniyenko/Scanpix/LETA

С 23 марта большинство российских школьников были на весенних каникулах, а с 6 апреля из-за эпидемии почти во всех регионах страны средние общеобразовательные учреждения перешли на дистанционный режим обучения. Но не все дети теперь дома: закрытыми в учебных заведениях оказались курсанты Суворовских военных училищ, Президентских кадетских училищ, Нахимовского училища и его филиалов, а также кадетских корпусов. Почему родители не могут забрать домой детей, которые не давали присягу?

«Спектр» публикует материал «Новой Газеты» полностью.

3 апреля у сотрудника Пермского суворовского военного училища Минобороны РФ (поселок Звездный) заподозрили коронавирус и сообщили об этом родителям воспитанников училища, после чего уже от них информация разошлась по региональным СМИ. Как пояснила позднее пресс-служба Центрального военного округа (ЦВО), первичный экспресс-тест показал наличие такой инфекции у офицера-воспитателя, сам он госпитализирован, а взятые у него пробы направлены в Москву для перепроверки и подтверждения.

По официальным данным, воспитатель до диагностирования COVID-19 находился дома на самоизоляции с 27 марта, училище не посещал и не контактировал с коллегами. Тестирование близких родственников воспитателя показало отрицательные результаты, врачи проверили и личный состав училища. Тем не менее преподавательский состав, контактировавший с заболевшим, был взят под наблюдение.

В ЦВО не уточнили, когда именно офицер мог заразиться, но, как выяснило РБК-Пермь, воспитатель 19 марта встречал на вокзале Пермь-2 своих родственников, которые прилетели из Турции. По словам родителей суворовцев, каникулы у детей начались раньше, чем в обычных школах, дети уже вышли и две недели учатся.

«Но все эти две недели образовательный процесс осуществляется дистанционно. Также родителям сообщили, что в учреждении работает государственный эпидемиологический надзор (подразделение Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю). Будет проведена обработка помещений, привезли тесты», — рассказали РБК-Пермь родители одного из суворовцев.

Сообщалось также, что в училище проводятся противоэпидемиологические мероприятия, устанавливается круг лиц, которые могли контактировать с заболевшим, проводится санобработка и так далее. Кроме того, в училище работает Военная прокуратура Пермского гарнизона.

По данным «Новой», в ПСВУ учатся около 600 молодых людей, а офицеры-воспитатели традиционно в учебных заведениях такого типа не входят в число сотрудников, которые работают дистанционно, даже в связи с коронавирусной инфекцией. Более того, именно они плотнее всего работают с детьми. Кроме того, как выяснила «Новая газета», 26 марта (когда офицер-воспитатель уже мог быть заражен, но не находился на карантине или самоизоляции согласно официальному сообщению ЦВО) в Пермском СВУ прошел день национальной кухни, который был посвящен пельменям: судя по фотографиям, размещенным на сайте суворовского, пока курсанты лепили из теста, рядом находились и руководители учебного заведения.

День национальной кухни в Пермском СВУ. Фото сайт http://svu.perm.ru

День национальной кухни в Пермском СВУ. Фото сайт svu.perm.ru

Кроме того, 20 марта (на следующий день после того, как офицер-воспитатель встречал родственников из Турции), воспитанники Пермского СВУ «в преддверии Дня Победы» ездили поздравлять 98-летнего ветерана Великой Отечественной войны к нему домой.

Неоправданный риск

27 марта в интернете появилось открытое письмо к министру обороны Сергею Шойгу, мэру Москвы Сергею Собянину и вице-премьеру Татьяне Голиковой. В нем родители курсантов Суворовских и Нахимовского училищ, а также других подобных учебных заведений попросили отпустить по домам их детей на время эпидемии. Документ подписали уже более четырех тысяч человек. По словам родителей, воспитанники более 30 Суворовских и Нахимовских училищ, кадетских корпусов и женских Пансионов воспитанниц, находящихся в ведении Министерства обороны, «подвергаются неоправданному риску». Подростков в возрасте 10−16 лет не отпускают по домам, тогда как все остальные школьники ушли на каникулы.

Как сообщает источник «Новой газеты», по распоряжению Минобороны курсантам запретили увольнительные, к ним не допускают родственников. Несмотря на то, что в большинстве учебных заведений преподаватели ведут уроки для подростков из дома, в здания разрешен доступ обслуживающего персонала.

Кроме того, отмечают подписавшие письмо, многие учащиеся готовятся к репетициям Парада Победы (проводятся в подмосковном Алабино).

В том числе они должны принять участие в репетиции, на которой будет собрано около 15 000 человек (как выяснила «Новая», она должна пройти 10 апреля).

В условиях ежедневного роста инфицированных родители считают такие мероприятия неприемлемыми. Во вторник, 7 апреля, родителям сообщили, что дети принимать участия в ближайшей репетиции не будут, однако состоится ли она вообще, выяснить не удалось.

Как пояснил собеседник «Новой» из числа подписавших документ родителей, в части московских суворовских училищах 30 марта преподавателей отправили по домам, а офицеры-воспитатели и дети остались в зданиях. «Позиция министра — пусть сидят, это безопасно, а случай в Перми никого не смущает», — говорит он. По его словам, карантинные меры для детей пока продлены до 9 мая. Отметим, что в некоторых заведениях каникулы были в конце февраля, а в других должны были быть с 23 марта. «Пока ходят слухи, что детей могут отпустить раньше в мае на летние каникулы, но точной информации нет. Проверяют ли как-то персонал и преподавателей — неизвестно, но с подозрением на инфекцию отправляют на домашний карантин. Родители жалуются, но реакции даже на петицию нет. Говорят, сначала хотели вычислить тех родителей, кто подписал, потом поняли, что многие», — рассказал родитель корреспонденту «Новой».

«Кого надо, буду бить дубинками». Кадыров пообещал защитить свой народ от коронавируса «жесткими мерами» и закрытыми границами

«Мы закрываем магазин запчастей, а вы тут с детьми тусите»

На сайте Минобороны РФ указано, что в России под эгидой ведомства работают 11 Суворовских военных училищ, 7 Президентских кадетских училищ, Нахимовское военно-морское училище и три его филиала, а также 9 кадетских корпусов (включая известный Пансион воспитанниц Минобороны в Москве и его филиал в Санкт-Петербурге).

Во всех из них действуют единые правила, которые корректируются только в зависимости от устоявшихся каникул: кто-то успел отдохнуть, кто-то нет, но сейчас так или иначе все учащиеся этих заведений не могут выйти к родителям ни под каким предлогом.

Как рассказал «Новой газете» источник в региональном кадетском училище, примерно с 15 марта весь корпус перевели на карантин, то есть ограничили выход всем воспитанникам. «При этом, что интересно, никакого специального приказа из Минобороны к ним не поступило. Были просто телефонные звонки с рекомендациями перейти на такой режим работы. Никто на себя ответственность, видимо, брать не захотел, хотя у них официально такая система обучения, как и в любой школе, то есть проходят все те же предметы, сдают ЕГЭ. Соответственно, все преподаватели перестали с середины марта ездить туда, оставили только офицеров-воспитателей и тех, кто занимается жизнеобеспечением (повара, дезинфекция, но это почти все — внешние организации). Они ездят на работу каждый день, а учителя дают уроки по видеосвязи и не появляются в здании. Тем временем дети сидят в помещениях на полном пансионе», — рассказывает он.

По словам собеседника «Новой газеты», офицеры-воспитатели должны быть с детьми практически постоянно: требуется контролировать, как дети готовятся к экзаменам, что им задают дистанционно и как они это выполняют. С 23 марта у воспитанников корпуса должны были быть каникулы, но их отменили.

«И в таком режиме ребята будут весь апрель. Был единственный случай, когда ребенка отправляли на плановую операцию и оставили после этого дома, объясняя тем, что он ходил по больницам и мог там заразиться.

Специфика такова, что многие родители отправляют туда детей не от хорошей жизни, если у тебя есть двое детей и ты одного из них отправляешь в полувоенное заведение, то снимаешь с себя некоторые, в том числе финансовые обязательства", — поясняет он.

По его словам, часть родителей воспитанников «в недоумении от таких мер», но часть, «особенно тех, у кого сейчас начнутся проблемы с деньгами, думает, что может это и хорошо».

Про открытое письмо родителей в регионах ничего не слышали, но активно обсуждают случай в Перми. Персонал закрытых учебных заведений боится повторения такого сценария в других регионах. «Даже руководство не знает, как оно будет в такой ситуации отвечать, потому что у большинства нет никаких бумаг, подтверждающих, что это приказ сверху», — пояснили собеседники «Новой газеты». «Приезжал Роспотребнадзор и был шоке, сказали: «Мы закрываем даже магазины запчастей, а вы тут с детьми тусите», — пересказывают в корпусе.

Дети на балансе

Впрочем, казарменный режим — это не единственный возможный сценарий для полувоенных учебных заведений. Как пояснили «Новой газете» в Минпросвещения, в регионах есть учебные заведения, подведомственные Минобороны, а есть те, учредителями которых являются местные департаменты образования, которые, в свою очередь, подчиняются либо мэрии, либо напрямую губернатору.

Так, по данным Департамента образования Москвы, в столице два похожих учебных заведения, однако там подчеркнули, что военными их называть нельзя: «Кадетская школа-интернат № 1 „Первый Московский кадетский корпус“ — это государственное общеобразовательное учреждение Москвы кадетского типа, оно не является военным учреждением. В ведении Департамента образования и науки Москвы также находится Кадетская школа-интернат № 5 „Преображенский кадетский корпус“», — рассказали в пресс-службе. В связи с неблагополучной эпидемиологической ситуацией во всех образовательных организациях, подведомственных Департаменту образования и науки Москвы, с 21 марта отменены очные занятия. В том числе уроки в очной форме не проводятся в Кадетской школе-интернате № 1 «Первый Московский кадетский корпус».

Обращение директора Первого МКК

Обращение директора Первого МКК

«До 30 апреля образовательная организация будет проводить обучение учащихся в дистанционном режиме», — добавили там. На сайте самой КШИ № 1 указывается, что приостановка посещения занятий в школе — это лишь «дополнительная мера, чтобы обезопасить наших с вами детей от лишних контактов». Корпус также обеспечит необходимые меры дистанционной учебной поддержки учащихся с помощью Московской электронной школы и других технологий, которые позволят перевести обучение в дистанционный режим, чтобы обучающиеся не пропускали материал, пока находятся дома.

Не во всех регионах поступают точно так же, даже если учредителем кадетского корпуса не является Минобороны РФ. Так, 23 марта сообщалось, что в Ростовской области казачьи образовательные учреждения переходят на дистанционное обучение до 12 апреля. «В понедельник, 23 марта, кадеты казачьих корпусов ушли на каникулы, которые продлятся до 30-го числа. Затем они в течение двух недель будут учиться дома. С 24 марта на „удаленку“ перейдут четыре казачьих техникума и один лицей», — сообщает местное издание Rostov.ru. В сообщении указано, что в образовательные учреждения вход закрыт родителям, гостям, представителям органов местного самоуправления и исполнительной власти, а также другим лицам. Между тем, по данным «Новой газеты», такая информация не соответствует действительности: так, в части кадетских корпусов региона дети не только не ушли на каникулы, но и заперты на карантин еще с середины марта без возможности выйти в увольнение или уехать домой.

«Денег нет, а расходы остались». Андрей Нечаев о том, переживет ли российский бизнес вынужденные каникулы и справится ли госбюджет с падением нефтяных цен

«Отправка крайне небезопасна»

18 марта «Российская газета» со ссылкой на Минобороны сообщила, что для защиты здоровья воспитанников довузовских учреждений была скорректирована учебная программа. «Весенние каникулы у них будут отменены, за счет чего учебный год завершится досрочно. В то же время общеобразовательные и дошкольные организации, находящиеся в ведении Минобороны России, переведены на режим свободного посещения (по решению родителей) и дистанционного обучения учеников. Отмечается, что «при поступлении обоснованных рекомендаций территориальных органов управления образованием и органов Роспотребнадзора региона данные подведомственные образовательные учреждения будут переводиться на карантин», — говорится в тексте сообщения.

Как пояснил «Новой газете» собеседник в Минобороны, основная причина, по которой детей не отправляют по домам — это то, что большая часть из них живет изначально в разных регионах, а их отправка может быть «крайне небезопасной». В ответ на запрос редакции в военном ведомстве прислали информацию доклада начальника Управления военного образования главного управления кадров генерал-майора Игоря Муравлянникова с селекторного совещания 7 апреля. По его словам, во всех военных учебных довузовских учреждениях весенние каникулы перенесены на летний период.

«Допуск на территорию осуществляется только по спискам, утвержденным начальниками учебных заведений. Все условия для исключения проникновения посторонних лиц созданы. Общее количество сотрудников, ежедневно находящихся в учебном заведении, минимизировано. В большинстве училищ обеспечено круглосуточное размещение сотрудников, для них организовано питание. Разработаны и строго выдерживаются маршруты перемещения, исключающие контакт постоянного и переменного состава», — сообщил генерал, добавив, что температура тела у воспитанников и воспитанниц измеряется 3−4 раза в день.

Юрист, координатор отдела по защите прав военнослужащих организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Антон Щербак уверен, что сложившаяся ситуация «с точки зрения права — все-таки нонсенс», а меры называет чрезмерными и непропорциональными. «С юридической точки зрения у детей двойственное положение: с одной стороны, на них распространяются все федеральные общеобразовательные стандарты, а с другой — правовой статус их не очень определен, потому что они являются ведомственным учреждением, а значит, на них распространяются и приказы министра обороны.

Ситуация возникла как раз из-за этой двойственности, потому что они вроде как дети и учащиеся, с другой стороны, они, не являясь военнослужащими, вынуждены подчиняться таким же строгим правилам", — объясняет Щербак.

«Молекула дикости». Семен Новопрудский о том, как все мы оказались в фантастическом романе и что будет, когда мы дочитаем его до конца

По его словам, исторически такие училища изначально были ведомственными, а теперь есть и другие — гражданские, но присвоившие себе похожий статус кадетского корпуса.

«Что касается оценки режима, то маленький человек находится 24/7 в закрытом помещении, как военнослужащий по призыву, или даже можно с тюремными порядками сравнить. Это точно не совсем нормально: создавать такие условия для детей. Понимаю, что это благими намерениями объясняется, но все равно. У сотрудников нашей организации само это вызывает отторжение, ну и некоторая излишняя милитаризация тоже. Кроме того, назвать совершенной систему изоляции, при которой к детям приезжают офицеры-воспитатели и с ними не только плотно общаются, но иногда и остаются на суточные дежурства, нельзя. Так или иначе эти сотрудники общаются с огромным количеством людей вне учебного заведения, и это риск. Учащиеся с точки зрения закона — это просто дети, почему их нельзя посадить дома?» — говорит правозащитник.

Антон Щербак отмечает, что исходя из собственного опыта общения с родителями ребят из разных училищ, можно легко ответить на вопрос, кто отдает своих детей в эти учреждения? «Это либо неполные семьи, где одна мама, и она хочет восполнить мужское воспитание, либо те, кто хочет освободить себе личное пространство, либо дети семей-военнослужащих. И последних, наверное, большинство. Нельзя говорить про всех, но велика доля тех, кто считает, что государство лучше о них позаботится. Что тоже в итоге большой вопрос», — резюмирует он.