Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 5 декабря 2020
  • $74.07
  • €89.80
  • 49.03

«Денег нет, а расходы остались». Андрей Нечаев о том, переживет ли российский бизнес вынужденные каникулы и справится ли госбюджет с падением нефтяных цен

Иваново, банкомат, принимающий наличные. Фото Vladimir Smirnov/TASS/Scanpix/LETA Иваново, банкомат, принимающий наличные. Фото Vladimir Smirnov/TASS/Scanpix/LETA

Правительство России опубликовало максимальные размеры кредитов, которые позволят заемщикам — как физическим лицам, так и индивидуальным предпринимателям — требовать у банка отсрочку выплат.

Согласно документу, размещенному на сайте кабмина, физическое лицо имеет право на приостановку исполнения своих обязательств, если размер потребительского кредита не превышает 250 тысяч руб. Для индивидуальных предпринимателей максимальная сумма немного больше — 300 тысяч руб. На отсрочку по выплате ипотеки смогут претендовать россияне, у которых размер долге не превышает полтора миллиона рублей. При этом отсрочка не будет бесплатной — ежемесячные проценты по кредитам, как разъяснил Центральный Банк, будут начисляться.

Зарплату россиянам во время объявленных из-за коронавируса каникул должны платить работодатели — при этом, как пишут «Ведомости», реальную поддержку бизнесу правительство окажет не раньше конца мая.

Найдутся ли деньги на выплаты зарплат, выдержит ли российский бюджет падение цен на нефть и ослабление рубля и на какое время может хватить государственной «подушки безопасности» в виде Фонда национального благосостояния, «Спектр» спрашивал у доктора экономических наук, профессора российского экономического университета им. Г. В. Плеханова, министра экономики России в 1992 — 1993 гг. Андрея Нечаева.

— Андрей Алексеевич, на ваш взгляд, то, что в России вместо ЧС и официального карантина объявлены некие абстрактные каникулы, вызвано желанием поиграть в слова, чтобы не волновать лишний раз людей, или это сделано для того, чтобы не осуществлять выплаты, необходимые при введении ЧС?

—  Я думаю, причин тут две. Вы правильно подметили, что режим чрезвычайной ситуации (понятия карантина в законодательстве нет) налагает на власти определенные обязательства, выплату разного рода компенсаций бизнесу и гражданам в связи с теми ограничениями, которые на них накладываются в рамках ЧС. И с одной стороны власть хочет избежать этих затрат, а с другой стороны есть чисто психологический момент. Путин долго внушал нам, что в страну пришла стабильность, и тут вдруг ЧС, пусть даже по вполне убедительной причине.

Я думаю, две эти причины совместились и в результате возникли эти странные каникулы (к слову, в нарушение Трудового кодекса, поскольку в нем нет такой процедуры, позволяющей президенту объявлять выходную неделю, и указано, что это может сделать только правительство и соответствующим образом опубликовать решение о перемещении выходных или объявлении каких-то дней нерабочими), которые имеют вполне конкретные тяжелые экономические последствия.

— Тогда поговорим подробнее про последствия, это ведь самое важное.

— Давайте смотреть правде в глаза: мы потеряем какую-то часть бизнеса. Сейчас, думаю, никто не даст точного прогноза в процентах, будет это треть, половина, или три четверти, но совершенно очевидно, что целый ряд секторов экономики практичски парализован. Значительная часть торговли, общественное питание, я уж не говорю про туризм, авиасообщение и гостиничное дело — они просто лежат.

Не говорим сейчас о бюджетной сфере — она более-менее стабильна. Но в рамках карантинных мероприятий в целом предприятия вынуждены отправлять работников работать на дому — а это далеко не все могут по чисто технологическим причинам. Сфера услуг парализована полностью.

Андрей Нечаев. Фото с личной страницы на Facebook

Андрей Нечаев. Фото с личной страницы на Facebook

Бизнес доходов не получает, их нет или они катастрофически снизились. А все издержки бизнес продолжает нести, начиная от аренды — и заканчивая, самое главное, зарплатой сотрудников. Поскольку у нас широким жестом объявили, что бизнес должен выплачивать ее неработающим людям. Не выплачивать ее бизнес не может — у нас в последнее время достаточно серьезные карательные меры были приняты в отношении предпринимателей, которые задерживают или не полностью выплачивают заработную плату работникам. Вплоть до уголовного преследования. Это достаточно серьезные риски для бизнеса — не выплачивать зарплату.

А с другой стороны, выплачивать ее, когда нет доходов, могут только крупные предприятия. Может быть, им доступны какие-то кредиты, есть финансовые резервы. Скажем, Сургутнефтегаз справится. А у малого предприятия — какие резервы? Оно живет от выручки до выручки. Для него это просто крах.

«Видимо, четкого плана нет». «Русь Сидящая» о законности тотальной самоизоляции в Москве и о том, как будет вести себя полиция

— Более того, малый и средний бизнес сильно закредитован.

— Ну, что касается кредитов, то как раз анонсированы кредитные каникулы. То есть, по крайней мере, будет возможность отсрочить выплату без штрафов на какое-то время. Другое дело, что пока не понятно, кто под это подпадает, на кого, собственно, распространяются эти самые кредитные каникулы. Нет пока ни инструкции Центрального Банка, ни разъяснительного письма минфина или налоговых служб, неясно, кто возьмется за это. И с гражданами не очень понятно, формула странная такая — кредитные каникулы, если доходы снизились на 30% (согласно опубликованным правилам, россияне — физические лица, у которых доход за предыдущий месяц сократился более чем на 30%, имеют право на кредитные каникулы, — прим. «Спектра»). Не всегда можно это точно посчитать, и почему порог в 30%? А если доходы снизились на 29%, то ты можешь по-прежнему выплачивать ипотеку? Конечно, шкалу следовало делать более гибкой и разнообразной. Но, по крайней мере, кредитные каникулы анонсированы.

Но дело-то в том, что бизнесу в таком положении, особенно в сильно пострадавших в рамках ограничительных мер секторах экономики, нужны просто деньги. Деньги! Льготами тут не обойдешься. Замечательно, что для малого и среднего бизнеса вдвое сократились страховые платежи. Но если у вас на выплату зарплат вообще нет денег, то вам, собственно говоря, все равно, не можете вы выплачивать 30% или 15% (страховых взносов с зарплат выше МРОТ, — прим. «Спектра»). То же самое, скажем, с арендными платежами. Или с налогами на недвижимость. У вас просто денег нет.

А арендатор не готов снижать арендную плату, потому что (я вот с этим сталкивался) арендодатель говорит: у меня такой налог по кадастровой стоимости, что я еле-еле его плачу. А если я сейчас аренду отменю? Я банкротом буду. И так оно и будет по цепочке дальше, это понятно. Поэтому, конечно, особо пострадавшему бизнесу - равно как и гражданам тоже, кстати — надо просто дать живые деньги. Что, кстати, большинство стран и делает.

Бизнес плачет, остальные отдыхают и пьют. Как россияне проводят неожиданные каникулы из-за коронавируса и кто эти каникулы оплачивает

К примеру, ФРГ фрилансерам платит по 5000 евро. В ближайшие три месяца субсидии разовые малому бизнесу — до 15 000 евро (именно субсидии, а не кредит!), а среднему — до 50 000 евро. Плюс правительства Германии и ряда других стран берут на себя выплату части зарплат тем, кто сейчас вынужденно не работает. Скажем, в Германии половину платит работодатель, а половину — правительство. Правда, выплачивается в целом две трети зарплаты.

То есть, почти все страны ввели прямые денежные выплаты и бизнесу, и гражданам. Мы этого не сделали, наоборот, еще повысили налоги. Налог на доходы со вкладов и инвестиций в ценные бумаги свыше 1 млн рублей. Понятно, что это удар по среднему классу, не для всех — но у нас сотни тысяч граждан активно работают на фондовом рынке.

Санкт-Петербург во время каникул из-за коронавируса, вид на

Санкт-Петербург во время каникул из-за коронавируса, вид на «Газпром Арену» и «Лахта Центр». Фото Peter Kovalev/TASS/Scanpix/LETA

— Давайте теперь про российский бюджет поговорим. Президент сказал, что комфортной для нас является цена на нефть в 42 долл за баррель.

— 42 доллара 40 центов — это та цена в рамках так называемого бюджетного правила, исходя из которой сверстан нынешний бюджет.

— Видимо, поэтому цена и названа комфортной.

— 60 долларов за баррель была бы еще более комфортной.

— И насколько сегодня комфортно российскому бюджету и насколько реалистично его исполнение? И как вам кажется, смогут ли страны ОПЕК+ договориться и отыграть страшное падение нефтяных цен?

— Ну, мне кажется, что сегодня все, включая авторов этой идеи (выхода из соглашения о сокращения добычи нефти с ОПЕК+, — прим. «Спектра), должны признать, что это была просто афера. Или авантюра, если вам так больше нравится. Сейчас ситуация промежуточная, непонятно, как события будут развиваться дальше. Несколько дней назад наш Urals падал до 13 долларов за баррель. Просто чтобы было понятен масштаб проблемы: при цене 13 долларов за баррель российской нефти Urals — это примерно та цена, которая была, когда я в правительстве работал — так вот, при этой цене обнуляются экспортные пошлины. А НДПИ, налог на добычу полезных ископаемых, сокращается до 240 млрд рублей. В целом эти два налога давали почти 35% федерального бюджета. Больше трети. То есть, грубо говоря, это (совокупные поступления в федеральный бюджет от двух налогов, — прим. «Спектра») было около 7 трлн рублей. Вместо этого будет 240 млрд рублей. Вот масштаб дыры и масштаб бедствия.

Правда, последние дни появились новости, что начались переговоры России с США и Саудовской Аравией, и на этой позитивной ноте нефть немного отскочила. Например, июньский фьючерс на Brent поднялся на 17% - до 30 с лишним долл за баррель. Urals всегда дешевле, чем Brent, обычно на 3 доллара, последнее время был на 4,5 доллара дешевле.

Есть еще другая проблема — никто нашу нефть покупать не хочет. И сообщалось, что последние тендеры на поставку российской нефти в Европу окончились ничем. Поэтому если мы не сможем в прежних масштабах продавать нефть, то уж не до цены будет. А ведь затея-то была — расширить рынки сбыта! Что США с их сланцевой нефтью не выдержат низких цен и уйдут с рынка. А мы его захватим. Но пока было 13 долл за баррель. Поэтому многие российские месторождения с учетом капитальных затрат и с учетом долговой нагрузки — у той же Роснефти, которая лоббировала это решение — просто нерентабельны.

Хорошо, что у соседа дом сгорел, но у нас тоже пожар начинается.

«Идеальный шторм». Владислав Иноземцев — о том, чем опасен глобальный кризис для экономики России и кто окажется в выигрыше

Что касается того, сколько выдержит бюджет — в свое время Силуанов сказал, что при цене 30 долл за баррель мы 5 — 10 лет продержимся. Не знаю, откуда у него этот оптимизм, к тому же, 5 и 10 лет — это огромный разрыв во времени. Но я этот оптимизм никак разделить не могу. Если брать чисто бухгалтерские расчеты, то ФНБ, с учетом девальвации рубля, сейчас превысил 10 трлн (он же большей частью в валюте хранится, поэтому девальвация его рублевый эквивалент повышает). Но, тем не менее, по моим оценкам, его хватит, ну, скажем, на полтора года. Все будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация на рынке нефти и газа. И есть еще один момент.

Девальвация для бюджета — конечно, это замечательно, чем слабее рубль, тем выше рублевые доходы экспортеров, а значит, доходы в бюджет. Мы раньше за доллар получали 30 рублей — а теперь 70. Только это дает толчок инфляции, которую надо рано или поздно компенсировать, в том числе, и бюджету.

И, кроме того, как показывает опыт наших многочисленных кризисов, особенно последних, когда страна стала побогаче и появились резервы (2008 год, 2014), в правительство во время кризиса выстраивается сразу большая очередь желающих получить господдержку. И среди них немало тех, кто легко открывает дверь в самые высокие кабинеты. И далеко не все из них останутся безутешными. И сколько понадобится на эту дополнительную помощь — никто не знает, это вопрос политической воли и политического торга. А с другой стороны — тот бизнес, о котором мы говорили вначале. Который реально нуждается в поддержке. Иначе он отдаст концы.

Поэтому какова будет в итоге нагрузка на бюджет, связанная с поддержкой экономики - пока не ясно.

Читайте также
Свобода слова и эпидемия. Как власти на постсоветском пространстве пытаются бороться с коронавирусом при помощи цензуры и запретов
Половина стоимости. Как Кремль помогает другим странам бороться с коронавирусом, а россияне собирают деньги на средства защиты врачей
«Видимо, четкого плана нет». «Русь Сидящая» о законности тотальной самоизоляции в Москве и о том, как будет вести себя полиция
Бизнес плачет, остальные отдыхают и пьют. Как россияне проводят неожиданные каникулы из-за коронавируса и кто эти каникулы оплачивает
«Идеальный шторм». Владислав Иноземцев — о том, чем опасен глобальный кризис для экономики России и кто окажется в выигрыше
«России надо бороться». Создатель молекулярной лаборатории ГНЦ «Вектор», разрабатывающей вакцину от коронавируса, о природе COVID-19, сроках эпидемии и появления первой прививки