• Суббота, 6 июня 2020
  • $68.70
  • €77.56
  • 42.07

«Молекула дикости». Семен Новопрудский о том, как все мы оказались в фантастическом романе и что будет, когда мы дочитаем его до конца

Вид на небоскребы Москва-Сити, апрель 2020. Фото AP Photo/Pavel Golovkin/Scanpix/LETA Вид на небоскребы Москва-Сити, апрель 2020. Фото AP Photo/Pavel Golovkin/Scanpix/LETA

В последние три месяца мы убедились: апокалипсис, который существовал в фильмах про ядерную войну или в фантастических книгах, вроде вызвавшего сейчас фурор написанного в пыльном 1981 году романа американского писателя Дина Кунца «Глаза тьмы» (где мир поражает искусственно созданный вирус «Ухань-400»), человечество может организовать себе практически моментально. Для этого достаточно одной крошечной РНК-молекулы неизвестного происхождения.

Как вообще оказалось возможным, что человечество, которое бахвалилось прогрессом, освоением космического пространства, созданием уникальных гаджетов и соцсетей, бесконтактных платежей, интернет-доставки почти любых товаров на значительные расстояния, сейчас оказалось практически в 1347 году, в разгаре эпидемии бубонной чумы в Европе?

К слову, противочумная и противомалярийная сыворотка появились только в самом конце ХIХ века. При этом имя их создателя, без преувеличения великого швейцарско — французского бактериолога Александра Эмиля Жана Йерсена, каким-то чудесным образом не значится в списке величайших гениев в истории человечества. Шесть с половиной веков назад люди тоже носили маски — правда, в основном от трупного запаха, и вводили практически такие же карантины. Представляете себе карантин на шесть веков «до появления вакцины от чумы»?

В принципе, действия нынешних властей не сильно отличаются по логике от тех, что были шесть веков назад. Поэтому говорить о каком-то прогрессе в отношении лечения коронавирусных инфекций, очевидно, не приходится. Сейчас появилась мода на заявления в духе «вот вы не финансировали медицину и вирусологию, а давали деньги на Роналдо и Месси, поэтому у них и лечитесь». При этом бизнес на вакцинах давно стал прибыльным в мировом масштабе. Производители вакцин точно не нищие, они не перебивались с хлеба на воду и до нынешней пандемии. А вот нищету и слабость медицинских служб и систем здравоохранения нынешня пандемия выявила в полной мере. Еще недавно грезившее о биохакинге и бессмертии человечество пасует перед крошечным коронавирусом, далеко не первым и не последним в истории. Вирусы, собственно, и создали жизнь на Земле.

Само слово «карантин», кстати, тоже появилось в охваченной чумой Италии в середине ХIV века. Но в своем происхождении оно имело четко обозначенный срок: quarantena по-итальянски — «сорокадневие», аналог великого поста. Срок введения карантинов нынешних — неясен. До появления вакцины?

«России надо бороться». Создатель молекулярной лаборатории ГНЦ «Вектор», разрабатывающей вакцину от коронавируса, о природе COVID-19, сроках эпидемии и появления первой прививки

Но вернемся в наши дни. Как соотносится все происходящее на наших глазах с человечеством и идея прогресса, в которую многие люди так свято верили?

С одной стороны, прогресс вроде бы есть. Например, мы знаем, что вирус SARS-COV-2 (именно так он называется, а COVID-19 — официальное название вызываемой им болезни) проникает в клетки легких человека и других млекопитающих, используя молекулы белка ACE2, покрывающие клетки легких. Эти выросты, как известно ученым уже достаточно давно, играют важную роль в жизнедеятельности SARS, возбудителя пневмонии. Мы знаем также, что возбудитель COVID-19 использует как минимум еще один белковый рецептор CD147 для проникновения в ткани и клетки человека.

Но что дает нам это знание? Пока ровным счетом ничего. Вакцины от коронавирусов — а этот уже 41-й—как не было, так и нет. Практически ни в одной стране мира не оказалось того, что называется «медицина катастроф»: никто оказался не в состоянии быстро развернуть сеть госпиталей для приема тяжелых больных и оснастить их достаточным количеством оборудования, прежде всего, аппаратов искусственной вентиляции легких. Протестировать 7,7 миллиарда жителей Земли на вирус, да еще и не по одному разу (сегодня у вас может быть отрицательный результат теста, а завтра—положительный, плюс не может быть идеально точных тестов, они тоже ошибаются) нереально — тут никакой прогресс не поможет.

Прогресса не оказалось не только в лечении вирусных инфекций. Мы по-прежнему склонны к массовой панике и предрассудкам. В основной своей массе мы не в состоянии сопоставлять информацию, которой, в отличие от средних веков, стало неизмеримо больше. Хотя бы статистической. Поэтому значительная часть людей во всем мире на полном серьезе по-прежнему молится о пощаде, пытаясь спастись от вируса крестным ходом, колокольным звоном, целованием икон, имбирем, теориями заговора.

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий перед полетом с иконой Казанской Божией Матери на вертолете над городом. Фото Andrei Petrov/The Press Office of the St Petersburg Metropolia/TASS/Scanpix/LETA

Есть страны, где штрафуют за появление на улице без масок. ВОЗ черным по белому давно написал, что для здоровых людей маски бесполезны — но мы при всем нашем прогрессе, не можем знать про каждого, заражен человек или нет. А в Туркмении — власти запретили само слово «коронавирус» и карают, наоборот, за появление на улице в медицинской маске.

Сейчас модно объяснять доминирующие формы борьбы с коронавирусом соображениями гуманизма и считать это прогрессом. Мол, раньше человечество не ценило жизни и не считало их. А сейчас «прогресс» состоит в том, что мы ценим каждую человеческую жизнь. Но разве не гуманно спасение экономики и разоряющихся из-за искусственного паралича экономической активности сотен миллионов людей? Разве можно ставить вопрос так: сначала жизнь людей, а потом экономика? Потому что экономика — это и есть жизнь людей. Потому что на развитие медицины тоже нужны деньги. В конце концов, мы спасаем жизни не для того, чтобы выжившие вернулись в выжженную пустыню. Гуманизм и прогресс — это не просто понимание ценности и уникальности каждой человеческой жизни. Это еще и способность сопоставлять возможный ущерб от разных угроз и делать этот ущерб как можно меньше. Коронавирус, при всем к нему уважении, даже сейчас далеко не единственная критическая проблема на земле.

«Идеальный шторм». Владислав Иноземцев — о том, чем опасен глобальный кризис для экономики России и кто окажется в выигрыше

Вирус моментально показал место человека и человечества в биоценозе, уровень нашей науки, качество нашего мышления. Кошки гуляют по опустевшему Стамбулу. Дикие козы—по опустевшему Уэльсу. Дикие фейки о коронавирусе — по сосцетям и СМИ. Все мы, похоже, в большинстве своем, включая лидеров государств, утратили способность (или не научились?) способность анализировать цифры и факты. Прогресса в нашем мышлении тоже явно не наблюдается.

Дикие горные козлы оккупировали опустевшие из-за карантина улицы города Лландидно в УэльсеПо словам местных жителей,…

Gepostet von Лентач am Dienstag, 31. März 2020

Мы так же растеряны перед угрозой неизвестного нам масштаба, как наши предки шесть, десять, двадцать веков назад. Кошки, козы, грибы, растения оказались «круче» человека.

Можно уповать на то, что пандемия сделает мир более демократическим (раньше, на долгом историческом горизонте, у эпидемий был именно такой эффект). Можно вспомнить, что после каждой эпидемии до сих пор людей на Земле неизбежно в скором времени становилось больше, а не меньше. Пока ни одна эпидемия, к счастью, не истребила род людской полностью. Но один из уроков пришествия на нашу планету COVID-19 состоит, видимо, в том, что человечество в общем и целом не становится мудрее. Что мы не хозяева природы. Что мы слабы, а не сильны. Что не надо зарываться, кичиться оружием или нефтью (цены на нефть сегодня — отдельная поучительная история). Что обилие информации ничуть не безопаснее ее отсутствия, если на людей обрушивается пропаганда ужаса и отчаяния, далеко не всегда адекватно описывающая, а в случае с коронавирусом — часто прямо искажающая реальность.

Наследие «короны». Как принятые для борьбы с коронавирусом запретительные законы могут повлиять на жизнь россиян после пандемии

В признании собственной слабости — сила человека и человечества. Истинный прогресс — адекватно оценивать реальность, а не демонстрировать крутизну и надеяться на то, что цифровые технологии прикроют нашу ментальную, телесную и медицинскую беспомощность.

Мы заражены молекулой дикости, которая поставила человечество на грань выживания. Вирус рано или поздно утихнет, когда уживется с нашей популяцией. И будет жить с нами и в нас, как живут десятки других вирусов. Но корону хозяев земли с наших голов он уже точно сбил.