К чему эти условности. Американский инвестор Майкл Калви и другие фигуранты резонансного дела о растрате в банке «Восточный» получили длительные условные сроки Спектр
Воскресенье, 26 июня 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

К чему эти условности. Американский инвестор Майкл Калви и другие фигуранты резонансного дела о растрате в банке «Восточный» получили длительные условные сроки

Основатель инвестфонда Baring Vostok Майкл Калви. Фото REUTERS/Scanpix/LETA Основатель инвестфонда Baring Vostok Майкл Калви. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Мещанский суд Москвы приговорил основателя инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви к пяти годам и шести месяцам колонии условно, передает «Интерфакс». Ранее, 5 августа он был признан виновным в растрате 2,5 миллиарда рублей средств банка «Восточный».

Остальным фигурантам резонансного дела также назначили условные сроки. Так, топ-менеджер Baring Vostok гражданин Франции Филипп Дельпаль получил четыре с половиной года условно, директор Baring Vostok по инвестициям Иван Зюзин — пять лет условно, партнер компании Ваган Абгарян — четыре года условно, бывший гендиректор компании «Первое коллекторское бюро» Максим Владимиров — четыре года условно, экс-директор банка «Восточный» по инвестициям Александр Цакунов — четыре года условно, бывший председатель правления банка Алексей Кордичев (единственный фигурант дела, который заключил сделку со следствием) — три года и шесть месяцев условно.

Суд оставил меру пресечения в виде запрета определенных действий фигурантам дела до вступления приговора в силу. Производство по иску к фигурантам дела суд прекратил. Также с имущества Калви сняли арест.

Майкл Калви и остальные фигуранты дела были задержаны в Москве в феврале 2019 года. Заявление в Следственный комитет и ФСБ подал миноритарий и член совета директоров банка «Восточный» Шерзод Юсупов. Первоначально следствие квалифицировало дело как мошенничество, согласно статье 159 УК РФ, но затем сменило вменяемую статью на растрату, согласно статье 160 УК РФ. В апреле 2019 года Басманный суд Москвы смягчил меру пресечения Калви, выпустив его из СИЗО под домашний арест. В ноябре 2020 года Верховный суд России освободил Калви и других фигурантов дела из-под домашнего ареста. Мера пресечения была изменена на запрет определенных действий.

По версии правоохранительных органов, Калви в составе преступной группы растратил 2,5 миллиарда рублей банка «Восточный» — так следствие расценило принятие банком акций люксембургской компании IFTG в качестве отступных по кредиту. Заемщиком выступало Первое коллекторское бюро, также принадлежащее Baring Vostok. Фигуранты отрицали вину и называли дело результатом корпоративного спора с миноритарным акционером банка.

Сам Калви назвал условный срок по своему делу «почти победой», однако добавил, что считает приговор несправедливым и прискорбным, сообщает «Коммерсант».

«На фоне большинства таких дел получение условного срока — это уже почти победа. Но, с другой стороны, быть осужденным за преступление, которого не было — это просто возмутительно. Обвинение в растрате глубоко оскорбительно для меня как для профессионала в области инвестиций, который за 25 лет работы заслужил репутацию честного человека. Я считаю этот приговор глубоко несправедливым и прискорбным», — сказал Калви.

С критикой решения Мещанского суда также выступили Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), Франко-российская торгово-промышленная палата и советники по внешней торговле Франции (CCE), передает «Коммерсант».

Представители бизнеса заявили, что разочарованы решением суда приговорить Калви и других фигурантов дела к условным срокам лишения свободы.

«Подобную меру наказания для фигурантов дела едва ли можно считать справедливым решением, ибо она принята в рамках Уголовного кодекса, тогда как… данное дело является коммерческим спором, разрешение которого должно было бы осуществляться посредством гражданского судопроизводства», — говорится в совместном заявлении.

Они также считают, что подобное «резонансное дело и принятое решение по нему могут нанести серьезный урон российскому бизнес-климату, поскольку напрямую затрагивают одно из важнейших условий инвестиционной привлекательности страны — безопасности ведения бизнеса в стране иностранными предпринимателями».