Гордость и предубеждение. Стоит ли доверять высоким рейтингам поддержки войны, и почему россияне затрудняются с ответами на вопрос о «нацпредателях» Спектр
Четверг, 11 августа 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Гордость и предубеждение. Стоит ли доверять высоким рейтингам поддержки войны, и почему россияне затрудняются с ответами на вопрос о «нацпредателях»

Акция "Бессмертный полк". Фото TASS/Scanpix/LETA Акция «Бессмертный полк». Фото TASS/Scanpix/LETA

На прошлой неделе два независимых российских исследовательских центра — «Левада-Центр» и проект «Хроника» — опубликовали результаты двух опросов. Исследования касаются восприятия в обществе двух ключевых для российского руководства тем — войны с Украиной и преследования тех, кто против нее выступает. «Левада-Центр» попытался выяснить, понимают ли россияне, кого Путин назвал «нацпредателями» и «пятой колонной». «Хроника» попробовала узнать, готовы ли россияне поддерживать войну деньгами и чего они ждут от победы.

Опрошенные «Спектром» российские эксперты сходятся во мнении, что смысл высказываний Путина о «пятой колонне» россияне понимают плохо, и считают, что к результатам обоих исследований стоит относиться с осторожностью. Данные исследования проекта «Хроника» они тоже воспринимают по-разному. Либеральный историк Дмитрий Травин отметил, что лишь 4 процента опрошенных считают «нацпредателями» либералов и интеллигенцию. Политолог Андрей Колесников не доверяет работе «Хроники» и считает, что снижается интерес к войне, а не ее поддержка. Социолог и историк Павел Кудюкин напротив, считает исследование «Хроники» свидетельством того, что падает «даже словесная поддержка войны».

Независимый аналитический центр исследования общественного мнения «Левада-Центр» 12 июля опубликовал результаты исследования, проведенного в июне, в котором россиян попросили назвать, кого Путин считает представителями «пятой колонны» и «национал-предателями». Оказалось, что опрошенные теряются и не знают, кого причислить к этой категории, и записывают в нее президентов США и Украины, целые организации — НАТО и ЕС — и даже российских депутатов и чиновников. Респондентов спросили: «Кого, по их мнению, имел в виду Владимир Путин, когда говорил о „так называемой пятой колонне“ и „национал-предателях“, которые помогают Западу в борьбе с Россией?».

В отличие от закрытого вопроса, открытый предполагает, что респондент назовет ответ самостоятельно, а не будет выбирать его из списка уже готовых. Фактически, от респондентов требовалось процитировать слова Путина, сказанные им 16 марта на совещании «о мерах социально-экономической поддержки субъектов РФ». Тогда он сказал, что «коллективный запад» в попытках разрушить Россию будет делать ставку на «так называемую пятую колонну, на национал-предателей, на тех, кто зарабатывает деньги здесь, у нас, а живет там, и „живет“ даже не в географическом смысле этого слова, а по своим мыслям, по своему рабскому сознанию». Далее Путин заявил, что «российский народ всегда сможет отличить истинных патриотов от подонков и предателей и просто выплюнет их, как случайно залетевшую в рот мошку, выплюнет на панель». Напомним, что и «национал-предатели» и «пятая колонна» впервые прозвучали из уст Владимира Путина еще в 2014 году, во время аннексии Крыма. Оба этих термина восходят к риторике германских националистов и испанских фашистов начала XX столетия.

Согласно результатам опроса, отличить «патриотов от подонков» россиянам оказалось крайне непросто. 46 процентов вообще затруднились с ответом, 9 процентов назвали пятой колонной Америку, США и Байдена. 6 процентов — живущих за границей россиян. В целом Европу, запад, западных политиков считают «национал-предателями» России — тоже 6 процентов. Столько же считают таковыми артистов, «которые уехали и критикуют Россию» и «бизнесменов, бежавших из России». По 5 процентов считают пятой колонной «Украину, Зеленского», «Навального и его соратников», «бандеровцев, нацистов, националистов, террористов».

«Оппозиция, несистемная оппозиция, все, кто против „спецоперации“, кто не согласен, несогласные с ним, недовольные, против власти» являются предателями и пятой колонной лишь для 4 процентов опрошенных. «Правительство, депутатов, Грефа, Набиулину, Силуанова, Кудрина, критиков Путина в правительстве, Кадырова» считают «нацпредателями» 3 процента. Оппозиционеров, либералов, иностранных агентов, всех, кто уехал на Запад, интеллигенцию и, почему-то НАТО считают «подонками и предателями» по 2 процентов опрошенных. Коррупционеров считает национал-предателями и пятой колонной 1 процент респондентов. Интересно, что никто из опрошенных не процитировал Путина дословно.

Результаты еще одного опроса, проведенного в конце июня — начале июля, 13 июля опубликовал проект «Хроника» российского оппозиционного политического активиста Алексея Миняйло. Это исследование проводится с начала войны уже в шестой раз и отслеживает уровень поддержки россиянами «военной спецоперации».

Оказалось, что за полтора месяца число тех, что считает, что Россия победит Украину, снизилось на 3 процента с 62 3 процентов до 59 процентов, а количество поддерживающих войну упало на 9 процентов — с 64 процентов до 55 процентов. Интересно и то, что только 44 процента из тех, кто поддерживает «военную операцию», не готовы поменять свою позицию. 29 процентов затрудняются ответить на вопрос, а еще 12 процентов заявили, что оно может измениться по самым разным причинам, включая ухудшение экономических условий и политический кризис в России.

Что еще более примечательно, 63,4 процента опрошенных заявляют, что не готовы финансово поддерживать войну добровольно. Сделать это могут лишь 8,4 процента респондентов (в размере 10 процентов дохода). 48 процентов опрошенных считают, что война закончится не скоро — 14 процентов дают ей полгода, 2 процентов — от полугода до года, 18 процентов — год, еще 14 процентов — больше того. 31 процентов затрудняется ответить.

Но самым интересным является другой результат опроса: большинство респондентов (56 процентов) считают, что лично им победа над Украиной не принесет никакого блага. И лишь 29 процентов уверены в обратном. Однако, в качестве такого блага они воспринимают возвращение к «нормальности» — мир, спокойствие, безопасность, снятие ограничений, поездки к родственникам в Украину.

«Гордость за страну», «объединение территорий», «победу над нацистами», «укрепление позиций России», в качестве блага воспринимают всего лишь примерно от 2 процентов до 3,7 процента в составе 29 процентов респондентов, ожидающих блага от победы над Украиной. 3,1 процента ожидают личной материальной выгоды от победы. Важно понимать, что респонденты могли называть несколько вариантов ответов на вопрос, что они считают благом в случае победы, то есть назвавшие пять последних вариантов ответов могут быть одними и теми же людьми.

Если произвести несложные подсчеты: поделить 29 процентов на 100, а получившийся результат умножить на 3,7 (столько получил ответ «гордость за страну»), получится 1,07 процента от общего числа опрошенных. Если считать, что все варианты ответа выбирали разные респонденты и показатели ответов суммируются, эта цифра вырастет до 3,33 процента. Автор исследования Алексей Миняйло считает, что поддержка войны будет снижаться и далее.

Интересно, что вслед за выходом опросов «Левады» и «Хроники» в воскресенье 17 июля, итальянская газета «Corriere della Sera» опубликовала результаты якобы закрытого опроса ВЦИОМ, проведенного 22 июня. Как они оказались в распоряжении издания, в заметке не говорится. Опрос показывает что, несмотря на кажущуюся поддержку войны с Украиной (70% опрошенных поддерживают так называемую «спецоперацию»), в ответ на вопрос, «что для России сейчас важнее — продолжать военные действия на Украине или вести мирные переговоры» за продолжение военных действий и за мирные переговоры высказалось одинаковое число опрошенных: по 44%, а еще 12% затруднились ответить на вопрос.
При этом поддержка переговоров выше, как пишет итальянское издание «в стратегически важных возрастных группах»: за переговоры вместо продолжения боевых действий выступает большинство среди людей призывного возраста: среди 18−24-летних в пользу переговоров высказались 79% опрошенных, среди 25−34-летних — 56%, среди 35−44-летних — 46%. По вопросу продолжения военных действий среди опрошенных тоже нет подавляющего единства: 57% выступили за продолжение военных действий, 30% - за их немедленную остановку.
Сегодня данные опроса опубликовало на русском интернет-издание The Bell. Его источники утверждают, что данные рассматривались «на одном из совещаний в администрации президента» в конце июня.

Оппозиционный социолог и политический активист Григорий Юдин назвал результаты этого исследования «ожидаемыми», а директор российской программы Фонда Карнеги Андрей Колесников заявил, что результаты ВЦИОМ совпадают с результатами более ранних опросов «Левада-центра» (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента): «Среди тех, кто поддерживают операцию, многие испытывают колебания».

Научный руководитель Центра исследования модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин так прокомментировал результаты исследования ВЦИОМ о «пятой колонне»: «Думал, сейчас окажется, что чужд я нашему народу и что ненавидит русский человек именно таких, как я. Но каково же было мое изумление, когда выяснилось, что „национал-предателем“ считает меня лишь 4 (четыре!!!) процента населения. Если конкретно, то 2 процента полагает, будто „пятая колонна“ — это либералы и демократы, а еще 2 процента думает подобное про всю интеллигенцию, независимо от взглядов конкретных ее представителей. Да, я либерал и демократ. 2 процента моих. Да, я интеллигент. Еще 2 процента. И всё».

Андрей Колесников сказал «Спектру», что исследование «Левада-центра» показывает: «При всей готовности общественного мнения воспринимать слова Путина как руководство к действию, что иной раз и происходит, когда граждане начинают писать доносы друг на друга, понимание того, кто такие „национал-предатели“ и из кого состоит „пятая колонна“, не сложилось».

По его мнению, эта повестка в принципе не имеет приоритетного значения для респондентов: «Устойчивые же представления о том, что США вмешиваются во внутреннюю политику различных государств, приводят к тому, что „пятой колонной“ считаются „Америка и Байден“. Та часть либеральной оппозиции, с которой действительно борется государство, в оценках россиян воспринимается как „пятая колонна“ не самым большим числом респондентов. В этом смысле усилия пропаганды то ли в принципе почти напрасны, то ли не совсем четко артикулируются».

Колесников скептически относится к данным исследования проекта «Хроника» и не уверен, что им можно доверять. По его мнению, в обществе присутствуют «рутинизация» войны и снижение интереса к ней, что подтверждается более ранними исследованиями «Левада-центра». Именно поэтому, по его мнению, Путин и не решается на проведение мобилизации. Прогнозировать дальнейшее развитие событий в России, основываясь на результатах исследования «Хроники», он не готов.

Историк и социолог, преподаватель Свободного Университета Павел Кудюкин считает, что к опросам на политические темы и их результатам надо относиться очень осторожно и не считать распределение ответов сколько-нибудь точно отражающими реальные настроения в обществе.

Он полагает, что значительное большинство россиян политически индифференты и малограмотны: «Термин „пятая колонна“ в опросе явно застает их врасплох. Ясно, что они ничего не знают про Гражданскую войну в Испании 1936−1939 годов, не читали эссе Эрнеста Хемингуэя „Пятая колонна“, а из официальной пропаганды улавливают лишь, что это нечто враждебное. Обращает на себя внимание и алогизм ответов (отчасти, впрочем, порождаемый формулировкой вопроса, где смешаны „пятая колонна“ и „национал-предатели“). Людям лень хотя бы задуматься, что иностранные государства и зарубежные политические силы и деятели никак не могут быть „национал-предателями“ по отношению к России. Это не потому, что люди „глупые“, а потому, что сам вопрос их мало интересует».

По мнению Павла Кудюкина, результаты опроса «Хроники» интересны своей динамикой: «Здесь важно, что даже словесная поддержка войны падает. Когда вопрос переиначивается в форме, требующей задуматься о личном вкладе в войну, результаты оказываются катастрофическими для власти — люди не хотят и не готовы приносить личные жертвы. Это разительным образом отличает ситуацию в нашей стране от Украины, где люди реально „скидываются“ на закупки для ВСУ и реально стоят в очередях для записи в тероборону». По его словам, опросы, тем не менее, свидетельствуют, что война серьезно беспокоит опрошенных.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Павел Кудюкин считает, что какая-то открытая протестная реакция в российском обществе может быть порождена двумя факторами (вместе или по отдельности): снижением жизненного уровня в масштабах, требующих сверхординарных усилий для выживания; и массовым приходом похоронок и появлением большого числа калек. «Если с первым фактором власти ничего поделать не смогут, то второй смогут маскировать довольно долго», — говорит он.