Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 26 октября 2020
  • $76.38
  • €90.25
  • 40.84

«Экс-канцлер Шредер — мальчик на побегушках у Путина, который защищает убийц». Главное из интервью Алексея Навального немецкому изданию BILD

Алексей Навальный с женой Юлией и сыном Захаром. Фото со страницы Навального на фейсбуке Алексей Навальный с женой Юлией и сыном Захаром. Фото со страницы Навального на фейсбуке

Российский политик Алексей Навальный дал большое интервью немецкому изданию Bild. Беседа проходила в журналистском клубе в издательском доме Axel Springer, куда оппозиционер пришел со своей супругой Юлией. «Спектр» перевел главное из разговора журналистов с политиком.

«В понедельник я впервые поел в ресторане. Конечно, это была немецкая кухня. Свиная рулька. Это, может быть, клише, но мне очень понравилось. Я слышал, что Берлин знаменит своим стритфудом. С нетерпением жду возможности просто выйти, сесть где-нибудь и заказать кебаб и пиво», — сказал Навальный в начале интервью, отвечая на вопрос, чего ему больше всего не хватало во время пребывания в больнице.

— От кого Вы впервые узнали, что Вас отравили Новичком?

— После того, как я проснулся, у меня какое-то время были очень сильные галлюцинации, это худшая часть комы. Не могу вспомнить момент, когда понял, что произошло на самом деле. Мой начальник штаба Леонид Волков позже рассказал мне об одном эпизоде, когда я сидел с открытым ртом и смотрел прямо перед собой. И когда они с Юлей сказали, что меня отравили Новичком, я вскочил и спросил: «Что, Новичок?» И снова застыл.

— Почему Вас отравили в конце августа? Как вы думаете, время отравления как-то связано с протестами в Беларуси?

— Это совокупность причин. В Беларуси прошли демонстрации, и в то же время массовые протесты проходят в Хабаровске. Кремль напуган, потому что наша стратегия работает, а рейтинг популярности Путина и его партии «Единая Россия» падает. И они понятия не имеют, что с этим делать. Наша организация выдержала давление Кремля и выжила. Я считаю, что для них это было крайней мерой. Они наверняка подумали: «Алексей, это твоя вина. Мы пытались всеми способами запугать тебя, но ты продолжал. Извини, теперь мы должны убить тебя». Это была их последняя попытка что-то сделать, пока не стало хуже.

«Это все равно, что бросить в человека атомную бомбу». Навальный о том, как готовился умирать в самолете, о разговоре с Меркель и стратегии Путина — полный текст интервью Der Spiegel по-русски

— Сейчас Кремль заморозил Ваши счета и арестовал квартиру. Что Вы планируете делать, когда вернетесь в Россию?

— Для меня в этом нет ничего нового. Мои счета несколько раз замораживали, а квартиру арестовывали. Я к этому привык — в отличие от «Новичка» и этой истории с комой (смеется). Но я не знаю, что будет, когда я вернусь. Может, меня арестуют в аэропорту. Я просто не знаю.

— Экс-канцлер Шредер, который, в частности, работает в «Роснефти», сказал, что пока «нет фактов», и пока все это «домыслы» (с отравлением — ред.). Что бы вы ему сказали?

— Это очень печально. Это унизительно для немецкого народа. И особенно для лаборатории Бундесвера. Вы что, сфальсифицировали результат своего расследования? Герхард Шредер получает деньги от Путина. Но если он сейчас пытается отрицать попытку отравления, это действительно очень удручает. Одно дело — быть лоббистом Путина. Но теперь он пытается защищать убийц. Но я знаю, что даже его собственная партия очень негативно относится к работе Шредера. Просто унизительно слышать такие слова от бывшего канцлера.

Мне это тоже очень сложно понять. В конце концов, он бывший канцлер самой могущественной страны Европы. Теперь Шредер — мальчик на побегушках у Путина, который защищает убийц. Я не знаю, какие скрытые платежи он получал от Путина. Есть официальная оплата, и я не сомневаюсь, что есть и скрытые платежи. Это мое личное мнение как юриста, который несколько лет изучает «Роснефть» и «Газпром». У меня нет документа, на котором было бы написано черным по белому: вот, мистер Шредер, это ваш портфель, полный денег. Но я не сомневаюсь, что Шредер получает тайные платежи.

— Шредер и другие сторонники Кремля говорят, что они в дружеских отношениях с Россией. Как Вы думаете, они друзья России?

— Могут ли люди дружить с Россией, если они воруют деньги у россиян? Я хочу, чтобы у людей в России был такой же доступ к медицинской помощи, как и у меня в Шарите. Но даже самые богатые люди в России не имеют такого доступа, потому что таких больниц нет. А почему? Из-за Путина и его друзей — таких людей, как Герхард Шредер. Они присваивают российские деньги и делают россиян бедными. Только подумайте о космических технологиях. Когда я был ребенком, мы очень гордились тем, что были на первом месте. Сейчас все кончено. Страна разлагается, и эти люди помогают в том, чтобы она разложилась. Они не друзья России.

«Оскорбление нанесено всей омской медицине». Омский профсоюз врачей заявил о хамском отношении к лечившим Навального докторам и «политическом» диагнозе политика

— Что думает Ваш сын, который находится с вами в Берлине? Он тоже хочет вернуться в Россию? Он боится за Вас?

 — У моего сына все хорошо. Ему не нужно ходить в школу, он может играть в видеоигры весь день. А если серьезно: дети меня тоже поддерживают. Они знают, что это такое, когда мужчины в черных масках обыскивают их детскую, роются в игрушках, якобы чтобы что-то найти. У моего сына есть детский банковский счет, на котором он копил деньги на новый ноутбук. И он тоже был заморожен. Мы ему сказали: извини, Захар, но эти деньги теперь принадлежат Путину. Он понимает, что это не нормально, когда Путину для счастья нужны его 300 долларов.

— Канцлер Меркель навестила Вас в больнице, это был очень сильный жест. Но каковы должны быть последствия отравления Кремля? Что бы Вы посоветовали канцлеру?

— Давайте посмотрим, что происходит. Они убивают людей, потому что хотят остаться у власти. Они крадут деньги, воруют миллиарды, а по выходным летают в Берлин или Лондон, покупают дорогие квартиры и сидят в кафе. Санкции против всей страны не работают. Самое главное — ввести запреты на въезд для тех, кто наживается на режиме, и заморозить их активы. Олигархи и высокопоставленные чиновники, ближайшее окружение Путина.

— Конкретно: как федеральному правительству поступить с Валерием Гергиевым, который много лет поддерживал Путина и теперь является главным дирижером Мюнхенской филармонии?

— Надо дать ему выбор. Гергиев поддержал Путина на выборах. Если он так сильно любит режим и хочет, чтобы Россия не пошла по европейскому пути, тогда вы должны сказать ему: вы очень талантливый музыкант, но мы больше не позволим вам въехать в ЕС. Вы можете наслаждаться режимом Путина в России. Или Гергиев передумает и перестанет хотя бы публично поддерживать Путина. Таких людей в России очень много. Они очень талантливы и очень лицемерны. Они поддерживают Путина, им это выгодно, но они предпочитают жить на Западе.

Я рад, что вы назвали Гергиева, он прекрасный пример. На таких людей нужно оказывать давление. Они должны отвернуться от Путина, потому что понимают, что Европа больше не потерпит, если они будут утверждать в России, что Европа — это что-то очень ужасное, пока они живут в Европе. Гергиев не будет пытаться отравить меня Новичком, но он поддерживает все, что делает Путин. Людям вроде него должен быть запрещен въезд в страну, и знаете что: 99% россиян это поддержат.

По белорусскому пути. Владислав Иноземцев о том, почему выборы 11−13 сентября стали успехом власти, а не оппозиции и стоит ли вообще от них чего-то ждать