Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 30 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 47.20

Бизнес плачет, остальные отдыхают и пьют. Как россияне проводят неожиданные каникулы из-за коронавируса и кто эти каникулы оплачивает

Супермаркет в Санкт-Петербурге. Фото Roman Pimenov/TASS/Scanpix/LETA Супермаркет в Санкт-Петербурге. Фото Roman Pimenov/TASS/Scanpix/LETA

28 марта, в России начинаются девятидневные выходные, которые президент Путин объявил, чтобы снизить распространение коронавируса в стране. Он рекомендовал гражданам провести эти дни дома, поэтому они освобождаются от работы без потери в заработной плате — за счет работодателей. Кажется, что большая часть трудоспособного населения восприняла эту меру положительно. Особенно работники государственных предприятий.

В бизнес-среде вынужденные каникулы, наоборот, приравниваются к катастрофе. Коммерсанты не знают, откуда брать деньги, чтобы выплачивать их сотрудникам предприятия, которое ничего не зарабатывает. В стране закрываются производства, большая часть предприятий сферы услуг, парки и музеи. Открытыми остаются продуктовые магазины, банки, аптеки, медицинские и социальные учреждения. Накануне вынужденных «каникул», пока что заменивших карантин, «Спектр» узнал у россиян, как они планируют провести эти дни.

На передовой безумия

В Пятницу утром Елена стоит в привычной пробке по пути в небольшое ателье «Силуэт» на окраине Москвы. В голове крутится мысль о том, что за работу во время выходных она может «попасть» на штраф до 500 тысяч рублей. Елена узнала об этом штрафе накануне, из какой-то рассылки в WhatsApp, но эти сведения не совсем корректны. Высокие штрафы за нарушение режима карантина для физических, должностных и юридических лиц еще только обсуждаются, но Елена уже велела своим сотрудникам не выходить на работу в ближайшие дни.

«Я на самом деле не знаю, что делать со своим бизнесом в этих условиях. Для начала я, наверное, обработаю от пола до потолка ателье, а потом закроюсь изнутри и буду сама отшивать те заказы, которые накопились. Подвергать опасности клиентов, работников и себя, конечно, нельзя. Но такие „каникулы“ — неплохая возможность отточить дистанционную работу через интернет», — говорит Елена.

Ее бизнес трудно представить функционирующим на удаленке, потому что клиенты должны как минимум примерять одежду, но в новых условиях нужны не стандартные решения. Елена уже сделала рассылку заказчикам: предложила им перебрать гардероб, чтобы понять, какие вещи они давно хотели отремонтировать или подогнать по фигуре. «Обычно на офлайн прием у меня уходит от получаса. Если же мои клиенты через мессенджер пришлют мне фото вещей, по которым у них были вопросы, то я дистанционно смогу проконсультировать их по цене и срокам. За эти дни можно сформировать нормальный пакет заказов, который потом разойдется по моим сотрудникам на удаленке», — рассуждает хозяйка ателье.

С таким оптимизмом к новой реальности относятся далеко не все бизнесмены страны. Директор сети туристических агентств из Саратова Наталья Лысенко рассказывает, что сейчас «туризм оказался на передовой безумия».

«Бизнес горит. Уже несколько недель работаем просто в минус. Девчонки работают практически бесплатно по тем заявкам, что были сделаны раньше. При этом работа заключается в аннулировании заявок и возвратах денег от туроператоров. У тех денег нет, требуем, как можем. Юристы в шоке. Правовых норм как будто больше не существует, все объясняется форс-мажором. Ну, а дальше — кто во что горазд. Надо как-то выжить. В прогнозах оптимизма все меньше. У меня шесть офисов в разных городах. А это аренда, налоги, зарплата, связь, счета, коммуналка, роялти… Сейчас о новых заявках думать вообще не приходится, поступления денег больше нет», — с трудом сдерживает эмоции Наталья и говорит, обещанные президентом послабления для бизнеса и каникулы вряд ли как-то существенно повлияют на улучшение ситуации с турагентством. «В момент цунами дождь не заметишь», — грустно шутит предприниматель.

Фасад московского Дома Книги на Новом Аробате. Фото Tereshchenko/TASS/Scanpix/LETA

Фасад московского Дома Книги на Новом Аробате. Фото Tereshchenko/TASS/Scanpix/LETA

В самом привлекательном для туристов регионе страны — Краснодарском крае — оптимизма среди бизнесменов тоже нет. Даже несмотря на то, что многие россияне решили провести вынужденные каникулы именно в этом регионе.

«Малый и средний бизнес в России все заработанные деньги сразу же вкладывает в развитие. Ни у кого нет никаких запасов на время карантина. Платить зарплаты и аренду нечем. Поэтому нынешняя ситуация — это неминуемая смерть многих кофеен и ресторанов», — комментирует ситуацию издатель краснодарского интернет-журнала «Щука» Эльвина Абибуллаева, которая по должности знает ситуацию с региональным бизнесом изнутри.

В более депрессивных регионах, чем Краснодарский край, предприниматели вообще говорят о неминуемом закрытии бизнеса в ближайшее время. Владелица небольшого семейного ресторана-кондитерской «Воскресный папа» из Брянска Наталья Бочарова говорит, что вся отрасль общественного питания «в каникулы будет сидеть и плакать».

«Можно, конечно, организовывать доставку блюд, но вы же понимаете, что в регионах люди ходят в кафе не для того, чтобы утолить голод, а изредка, для того, чтобы получить какие-то позитивные эмоции. Доставка блюд вряд ли сможет им это обеспечить. Нам, как небольшому предприятию, будет, конечно, немного попроще. У нас нет большого штата сотрудников, неподъемной аренды и закредитованности, как у крупных предприятий общепита. Что они будут делать в новых условиях, сложно представить», — говорит Бочарова.

«Можем давать тренинги по выживанию». Карантин вернет россиян в советскую жизнь без туалетной бумаги, гречки и возможности выехать из страны

Кто такие волонтеры

Собеседники «Спектра» из сферы социального обслуживания и медицины, которым по долгу службы длинные выходные не положены, говорят, что пока не знают, как изменится их работа в эти дни. «В профессиональном сообществе, если ты не вирусолог, например, нам ничего не сообщают. И все медики так же, как и остальные жители страны, в подвешенном состоянии. Мы тоже сидим и ждем новостей, что с нами будет. Вряд ли у нас будет наплыв в травматологии и хирургии, но, так как мы медики, то должны быть наготове. Коллеги профильные в Москве говорят, что в полной готовности», — рассказывает спектру хирург из столичной клиники и просит не называть его имени, чтобы не «прилетело от начальства».

О подобной анонимности просят все наши собеседники, работающие в государственных структурах. Работница Комитета социальной защиты населения в Саратове, которая опекает те самые незащищенные слои населения, рассказывает, что в ее работе с пенсионерами мало что-то изменится.

«У нас довольно четко отлажена система взаимодействия. Я работаю с 11 пенсионерами, хожу к ним дважды в неделю. Как-то так получилось, что я предугадала ситуацию, поэтому мы побольше закупили продуктов, и я все разнесла. Я не думаю, что на нас будет какая-то дополнительная нагрузка. Во-первых, все заявки на работу с людьми сформированы давно, новых мне пока не давали. А, во-вторых, Путин же говорил, что там будут какие-то волонтеры помогать. Может на них вся надежда у государства. Не знаю, конечно, что там за волонтеры в карантин, но пусть будут», — объясняет соцработник Наталья.

Благотворительный фонд «Забытые живые» — это как раз те самые волонтеры, о которых говорят соцработники. Директор фонда Надежда Калякина со своими добровольными помощниками курирует одиноких пенсионеров в Саратове. Она говорит, что вряд ли работы у ее фонда прибавится мало из-за девятидневной нерабочей недели, когда на улицу рекомендуется не выходить. Но совсем не потому, что все социально незащищенные слои населения уже окружены заботой государства и волонтеров.

Супермаркет в Саратове. Фото Антон Кравцов для Spektr.Press

Супермаркет в Саратове. Фото Антон Кравцов для Spektr. Press

«Проблема в том, что мы знаем далеко не обо всех, кому может потребоваться помощь. Так же, как и они не знают о нас. Мы встречались недавно с коллегами из разных регионов, с опекой и социальными работниками. И в итоге стало понятно, что никто не знает, что именно нужно пенсионерам. А мы спросили, что вообще пожилым нужно? Пока обратной связи нет, мы не успели ее получить. Сейчас алгоритм такой: помогать соседям и активировать местные сообщества. Но как это отследить, чтобы волонтеры не заразили пенсионеров? Да, и кто у нас сегодня волонтер? Школьники и студенты, которые на карантине. Есть „серебряные волонтеры“ — пенсионеры, которые помогают пожилым, но они сами входят в группу риска», — объясняет Калякина, расфасовывая продукты по пакетам, которые в ближайшие дни сама будет развозить пожилым людям.

Сейчас Надежда работает как и раньше и думает о том, как находить «невидимых стариков», которые не состоят на учете в соцслужбе. «Если мы их не могли выявить в не тревожное время, то как их находить в условиях пандемии — не очень понятно», — говорит Надежда, добавляя, что такая ситуация характерна для всей страны, судя по рассказам ее коллег из других регионов.

В органах власти региональных поселений о волонтерах пока тоже только слышали и не знают точно, о ком именно идет речь. Анонимный собеседник из администрации небольшого поселка Тепличный в Саратовской области рассказывает, что пока не ясно, как будет организована работа с жителями пенсионного возраста, которым не рекомендуется выходить из дома.

«От начальства нам никаких дополнительных указаний не поступало. Конечно, старики не будут брошены, но это не только наша заслуга. Вы же понимаете, что на селе нет практически одиноких брошенных стариков, как в городе. Тут люди живут семьями. У всех есть дети, которые за ними присматривают и позаботятся в случае чего. К тому же, многие дети сидят без работы и у них есть возможность навещать родственников», — оптимистично объясняет источник «Спектра».

Все собеседники «Спектра» из сельской местности говорят, что паника и напряженность из-за коронавируса у них не наблюдаются. Не работают только государственные учреждения, но в целом жизнь людей никак не изменилась. «Тут просто нечему сворачиваться, в селах. Коронавирусной напряженности не видно. Если говорить о стариках, то здесь нет тех, кто был бы брошен детьми. Это не свойственно для сельской местности», — объясняет фермер Антон Кривенюк из поселка Тросна в Брянской области, где живет около 1500 человек.

Водка вместо дезинфектора, драка вместо самоизоляции. Как в российской провинции готовятся встретить коронавирус во всеоружии

Главное — чтобы продуктовые не закрыли

Не наблюдается особой паники и среди городских жителей. Все собеседники «Спектра» из городов с населением свыше миллиона жителей говорят, что уже закупились продуктами. И теперь готовятся либо отдыхать во время длинных выходных, либо переходят на удаленный режим работы.

Хотя уже ясно, что не все крупные компании могут технически реализовать удаленную работу в такие короткие сроки. В одном из региональных подразделений ОАО «РЖД» рассказывают, что начальство пытается переводить многих на удаленку, но пока с переменным успехом. «Как только у нас озадачились этим вопросом в отделе кадров, довольно быстро выяснилось, что у многих сотрудников нет, например, интернета или компьютера, необходимого для работы. То есть с этим тут какая-то жопа. Но это стало понятно при попытке перевести персонал именно на удаленную работу. Вчера нам объявили, что мы — работники транспорта, а значит, выходные никому не положены. То есть проблема решилась сама собой», — грустно шутит девушка Мария, которая попросила не называть ее фамилию.

Сотрудники ОАО

Сотрудники ОАО «РЖД» изменяют температуру пассажирам. Фото Dmitry Feoktistov/TASS/Scanpix/LETA

Люди «свободных профессий» в меньшей степени столкнулись с проблемами самоизоляции или перевода на удаленку. Психотерапевт Евгений Шитов из Рязани, например, рассказывает, что за несколько месяцев до коранавируса и выступления Путина начал переводить часть клиентов на консультации онлайн. На вопрос о том, не ожидает ли он наплыва новых пациентов, которые паникуют из-за ситуации с коронавирусом, он говорит, что это вряд ли сильно повлияет на психическое состояние населения. «Те, у кого ожидается традиционное обострение весной, и без паники из-за вируса должны быть насторожены. А если говорить о каких-то невротических расстройствах, то на это может повлиять все, что угодно. Если у человека есть склонность к этому, то триггером может послужить, что угодно», — объясняет Шитов.

В небольшом опросе, который корреспондент «Спектра» провел в своем фэйсбуке, большинство респондентов ответили, что вынужденные выходные у них будут рабочими. Какая-то часть опрошенных сказали, что они не паникуют, а будут отдыхать и пить. Если не закроют продуктовые магазины.