Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 8 июля 2020
  • $71.24
  • €80.77
  • 43.06

Свобода слова и эпидемия. Как власти на постсоветском пространстве пытаются бороться с коронавирусом при помощи цензуры и запретов

Газетный киоск в Сочи во время эпидемии коронавируса. Фото Dmitry Feoktistov/TASS/Scanpix/LETA Газетный киоск в Сочи во время эпидемии коронавируса. Фото Dmitry Feoktistov/TASS/Scanpix/LETA

Отказаться от собственного мнения, ссылаться только на официальные данные и даже на личной странице Facebook не публиковать информацию, которую можно посчитать «вредной» — это неполный перечень требований, которые власти выдвинули журналистам во многих странах на постсоветском пространстве. Параллельно с этим нередко принимаются противоречивые законы, позволяющие вести слежку за гражданами, а оппозиционеров называют врагами народа, говорится в материале «Медиасети».

Армения: редактируй, или плати
1 апреля Армения приняла спорный закон, позволяющий при помощи телефонного приложения следить за перемещениями граждан и анализировать их звонки во время чрезвычайного положения. Оппозиция была резко против, но власти сумели обвести ее вокруг пальца — по крайней мере, в этом убеждены некоторые парламентарии. Предложенные законом нововведения критикуют и правозащитники — некоторые называют инициативу недостаточно продуманной, некоторые подозревают, что власти скрывают реальное положение вещей.

Армения ввела режим чрезвычайного положения 16 марта. И первым делом ввела ограничения для медиа. Журналистам, в частности, запрещалось публиковать «сообщения, которые могли вызвать панику среди населения». Простор для фантазии, который мог таиться за обтекаемостью этой фразы насторожил как журналистов, так и их аудиторию.

Власти так же обязали медиа в любых сообщениях о коронавирусной инфекции ссылаться только на официальные армянские источники — из-за этого журналисты не могли, например, своевременно рассказывать о распространении инфекции в других странах.

Главному редактору армянской газеты «Аравот» пришлось редактировать интервью российским политологом Владимиром Соловьем, который имел неосторожность сказать, что российские власти скрывают реальные масштабы заражения.

«После публикации материала мне позвонили из полиции и потребовали, чтобы я удалила статью. Иначе пришлось бы платить штраф в размере 500 тысяч драмов [около тысячи долларов]», — рассказала JAMnews редактор издания Анна Исраэлян.

Похожие требования озвучили и другим редакциям, некоторых успели оштрафовать. Число выписанных штрафов росло в прямом соответствии с возмущением — десяток армянских редакций выступили с совместным требованием немедленно снять ограничения для медиа; инициативу правительства осудил и представитель ОБСЕ. Тогда власти согласились на послабление: положение о «сообщениях вызывающих панику» из ограничений убрали и разрешили журналистам рассказывать о распространении инфекции в других странах со ссылкой на международные медиа. Но рассказывать о ситуации в Армении они по-прежнему будут с оглядкой на власти — те смогут выпустить опровержения и медиа будут обязаны в течение двух часов их опубликовать.

Улица Еревана во время эпидемии коронавируса. Фото Hayk Baghdasaryan/Photolure via REUTERS/Scanpix/LETA

Улица Еревана во время эпидемии коронавируса. Фото Hayk Baghdasaryan/Photolure via REUTERS/Scanpix/LETA

Молдова: дезинформация vs цензура
Похожие ограничения для СМИ попыталась ввести 25 марта Молдова. Координационный совет по телерадиовещанию потребовал у журналистов, освещающих распространение вируса, чтобы они ссылались на «наиболее достоверные и компетентные» структуры — минздрав и комиссию по чрезвычайным ситуациям. Помимо этого, у журналистов, редакторов и ведущих телепрограмм потребовали не озвучивать собственного мнения, а опираться исключительно на факты — и тут важно помнить, что эксклюзивное право на факты остается за правительством.

Петру Маковей, председатель Ассоциации независимой прессы Молдовы сказал в интервью ZdG, что введенные ограничения содержат «очень четкие элементы цензуры» — в том числе и потому, что власти предоставляют только выборочные данные, а использовать в своей работе предлагается только их.

«Я думаю, мы должны предупредить об этом Европейскую комиссию, потому что Молдова фактически объявила об отмене некоторых положений Европейской конвенции о правах человека, в частности, статью о свободе выражения мнений», — сказал эксперт.

Политолог Дионис Ченушэ считает, что новые распоряжения могли бы содержать здравое зерно, если бы они были направлены на борьбу с дезинформацией, которая на фоне пандемии буквально заполонила все страны.
«Предлагаемые меры непропорциональны, они могут повлиять на свободу средств массовой информации. Речь идет о введении цензуры для СМИ. Такие решения контрпродуктивны, и не могут способствовать борьбе с вирусом», — говорит Дионис Ченушэ.

Два дня спустя, 27 марта, под давлением гражданского общества и НПО в области СМИ, которые отметили, что положения этого документа серьезно ограничивают свободу слова поставщикам телерадиовещательных медиауслуг, эти ограничения сняли.

«Видимо, четкого плана нет». «Русь Сидящая» о законности тотальной самоизоляции в Москве и о том, как будет вести себя полиция

Азербайджан: изоляция пятой колонны

Слежку за гражданами разворачивает и Азербайджан: если все пойдет по плану, скоро здесь придется отпрашиваться у властей даже в аптеку, или в магазин.

19 марта президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал оппозиционеров, не желающих идти на диалог с властями, «пятой колонной», «предателями» и «провокаторами» и пригрозил, что введет чрезвычайное положение, чтобы изолировать оппозицию от общества.
«Посмотрите на их выступления в социальных сетях, - сказал Алиев, — они полны ненависти, провокаций. Они словно хотят, чтобы произошли беспорядки. Хотят, чтобы была неразбериха. Хотят, чтобы была паника. И после этого они говорят, что живут заботами азербайджанского народа. Они — враги, и мы должны открыто сказать это».

На это заявление отреагировали некоторые европарламентарии. Докладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Роджер Гейл назвал позорной попытку властей Азербайджана воспользоваться пандемией коронавируса для подавления оппозиции.

«Язык, использованный президентом Алиевым для описания легитимной политической оппозиции его страны, глубоко недемократичен. Именно во время чрезвычайных ситуаций особенно важны политический плюрализм и ответственное использование свободы выражения мнений, обеспечивающие открытые дебаты о политике и свободном распространении информации среди общественности», — сказал член ПАСЕ Штефан Шеннах.

Еще в начале марта генеральная прокуратура Азербайджана предупредила медиа и пользователей соцсетей, что за публикацию любой неподтвержденной властями информации по коронавирусу их ждут «строгие меры». Вскоре их пришлось испытать на себе местным блогерам.
Амину Мамедову, к примеру, увели в полицию после того, как она написала у себя на Фейсбуке, что число умерших от коронавируса в Баку искусственно занижено.

«В полиции мне зачитали новый закон и сказали, что ограничиваются пока просто предупреждением, потому что я молода, скоро выхожу замуж, и родители мои — хорошие люди», — рассказала Амина JAMnews.

17 марта азербайджанский парламент внес изменения в закон «Об информации, информатизации и защите информации», запретив интернет-ресурсам «размещать ложные сведения, создающие угрозу нанесения вреда жизни, здоровью и имуществу населения, массового нарушения общественной безопасности и деятельности объектов жизнеобеспечения, финансовой, транспортной, коммуникационной, промышленной, энергетической и социальной инфраструктуры и возникновения других общественно-опасных явлений».

Почти как со взрослыми. Почему президент не объявил карантин, чем обернутся внезапные недельные каникулы россиян и что означают обещанные социальные выплаты

Это заставило азербайджанцев вспомнить 2017 год, когда в законодательство уже вносились похожие поправки.

«В норме только суд может решить, какая информация ложная и вредная. Но этот закон позволяет принять такое решение без суда и тут же применить блокировку и другие виды ответственности. Такое имело место и раньше. Источники не ложных, а правдивых сведений, оказывающих сильное влияние на общество, интерпретировались как действующие против требований этого закона и блокировались. Поправка открывает простор для трактовок. В будущем это приведет ко многим злоупотреблениям, над которыми не будет судебного контроля», — сказал агентству Turan эксперт в области информационного права Алескер Мамедли.

Россия: в тюрьму за фейк
Российская дума предложила ужесточить наказание для распространителей фейков об эпидемиях. За распространение ложной информации, если оно повлекло причинение вреда здоровью человека, россиянам может грозить штраф от 700 тысяч до 1,5 миллиона рублей (от 9 до 19 тысяч долларов), исправительные и принудительные работы или лишение свободы до трех лет.

Объявление в Сочи. Фото Dmitry Feoktistov/TASS/Scanpix/LETA

Объявление в Сочи. Фото Dmitry Feoktistov/TASS/Scanpix/LETA

Если из-за фейка кто-то погиб, то рассылающий недостоверные сообщения, в случае принятия закона, рискует попасть за решетку на срок до пяти лет. Такие же санкции предусмотрены в том случае, если распространение ложной информации повлекло за собой «тяжелые» последствия.
Предусмотрено ужесточение санкций и для тех, чьи действия привели и к менее серьезным последствиям. В статью о публичном распространении ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, предложили добавить пункт о штрафах от 300 до 700 тысяч рублей за фейки. Нарушителям также могут грозить исправительные работы или ограничение свободы до трех лет.

ДНР: не произносить слово «карантин»

В самопровозглашенной ДНР тема пандемии коронавируса специально никак не отрабатывается. Все средства массовой информации здесь — под контролем местного министерства информации, им же и финансируются. По сведениям издания «Спектр», типографии обязаны сбрасывать все полученные от печатных изданий полосы на специальный сервер министерства информации, там все статьи внимательно вычитывают, и при малейшем сомнении цензора просят внести изменения. Случается это не так уж редко — все еженедельники, как правило, сдают информационные полосы с учетом возможной переверстки.

Covid-19 или «свиной грипп». ДНР и ЛНР закрылись на карантин, но пока не поняли, из-за какой эпидемии

Информируя общественность о пандемии коронавируса, издания опираются только на официальные источники ДНР, не ставя под сомнение количество зараженных и способность больниц справиться с наплывом больных. Никак не комментируется отсутствие защитных масок в аптеках — по мнению местных властей, маски совсем не нужно носить абсолютно всем.

Подход к борьбе с эпидемией в самопровозглашенной ЛНР — иной, там все гораздо жестче, введен жесткий карантин, закрыты рынки, общественные места, зоны отдыха, салоны красоты. В ДНР до сих пор работает практически все, что приносит доход, кроме зон развлечений в торговых центрах. СМИ эту разницу в подходах никак не комментируют.

Сейчас в ДНР планируют ввести наказание за распространение фейков о коронавирусе. Обещают разработать и внедрить эти меры как можно быстрее. Слово «карантин» в публичном пространстве стараются не употреблять. Считается, что оно лишь сеет панику.