"Иноагентский" исход. Почти половина россиян-“иноагентов” уехали из страны Спектр
  • Пятница, 20 мая 2022

«Иноагентский» исход. Почти половина россиян-«иноагентов» уехали из страны

Женщина с плакатом в поддержку СМИ-иноагентов. Фото NATALIA KOLESNIKOVA / TASS / Scanpix / Leta Женщина с плакатом в поддержку СМИ-иноагентов. Фото NATALIA KOLESNIKOVA / TASS / Scanpix / Leta

Из 75 граждан России, попавших в список «СМИ-иноагентов», не менее 32 человек уехали за границу или уже «сидят на чемоданах»: купили билеты или оформляют визы. Таким образом, 43% от числа всех людей, которых власти посчитали «выполняющими функцию иностранного агента», выбрали путь эмиграции или, как некоторые из них предпочитают говорить, «изгнания», пишет «Русская служба Би-би-си».

Минюст находил «СМИ-иноагентов» по всей России. В списке 32 москвича, 13 петербуржцев, пять жителей Казани, а также уроженцы Владивостока, Самары, Пскова и еще 16 городов. Большинство в списке (41 из 75 человек) — российские журналисты. Почти половине из них в итоге пришлось уехать из России.

«Иноагентами» кроме журналистов признавали координаторов движения «Голос» (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента), адвокатов, правозащитников и художников. Всего таких «иностранных агентов» 14 человек. Девять из них сейчас не в России. Это, в частности, адвокат Иван Павлов (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента), участницы группы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Вероника Никульшина, сатирик Виктор Шендерович (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента), издатель и продюсер Петр Верзилов (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента).

Акция в поддержку СМИ-

Акция в поддержку СМИ-«иноагентов». Фото Denis Kaminev / TASS / Scanpix / Leta

Один из журналистов Максим Гликин (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента), рассказал «Русской службе Би-би-си», что уехать решил после того, как в июле 2021 года его сначала объявили «иноагентом», а через две недели после этого закрылось издание «Открытые медиа», где он работал. Российские власти посчитали это медиа связанным с организациями Михаила Ходорковского, которые признаны в стране нежелательными.

Тем летом в России прошли обыски у его приятелей-журналистов, а у Романа Доброхотова после объявления «иностранным агентом» его издания The Insider (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента)отобрали заграничный паспорт, Гликин решил не искушать судьбу.

Были и другие сигналы, говорит он: издательство отказалось от почти заключенного договора на книгу, банк отозвал одобрение на кредит. И впервые за 20 лет Гликина, оставшегося без работы, никто никуда не позвал.

По словам другого московского журналиста, пожелавшего сохранить анонимность, «иноагентство» открывает путь к уголовному преследованию. Никто толком не знает, как правильно заполнять квартальную отчётность о своих расходах. В Минюсте никаких рекомендаций и разъяснений на этот счет не дают. После двух штрафов за ошибки в отчетности власти могут завести уголовное дело.

Подтолкнуло к вынужденной эмиграции собеседника «Русской службы Би-би-си» и дело журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого ФСБ в госизмене. Госизменой по нынешним временам может стать что угодно: знакомство с дипломатом, иностранные деньги, хоть раз пришедшие на счёт, журналистский интерес к минобороны или ФСБ, считает журналист.

По подсчетам «Настоящего времени» (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента), затраты на добросовестное исполнение закона составляют минимум 3,5 тысячи долларов в год. Сюда, в частности, входят расходы на создание юрлица и на адвокатов — все, кто попал в этот список минюста, оспаривают свой статус в суде. Впрочем, юридическую помощь всем «иноагентам» пока оказывают общественные организации или их работодатели — если они, конечно, не потеряли работу после включения в реестр.

Координатор «Голоса» в Твери Артем Важенков (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) опросил 44 из 75 «иноагентов» о том, как повлиял на их жизнь этот статус и собираются ли они эмигрировать. Около 40% подтвердили, что планируют уехать или уже уехали, что почти совпадает с данными «Русской службы Би-би-си».

Еще 14% сказали, что не уедут ни при каких обстоятельствах, а остальные признались, что уедут только в случае угрозы уголовного преследования или опасности жизни или семье.

Около 80% опрошенных Важенковым «иноагентов» ответили, что их жизнь ухудшилась — в первую очередь из-за психологического выгорания, связанного с постоянным контролем госорганов. Но 9% опрошенных говорят, что их такой статус даже психологически укрепил и закалил.

Один из попавших в реестр людей сказал «Би-би-си», что ощущает свою «токсичность» и потерю самоидентификации — ты как бы «иностранный агент», а потом все остальное, объясняет он.

8 февраля стало известно, что Колпинский районный суд Петербурга на время рассмотрения жалобы приостановил статус «иностранного агента» у Андрея Захарова (внесен (а) властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента), корреспондента «Русской службы Би-би-си» и одного из авторов материала об «иноагентах».

Андрея Захарова внесли в реестр СМИ — "иноагентов" в октябре вместе с другими бывшими журналистами-расследователями издания "Проект" (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента), издателя которого признали "нежелательной организацией". Захаров обжаловал решение Минюста. Ранее суды на время заседаний приостанавливали действие статуса и другим журналистам из реестра "иноагентов", однако в дальнейшем признавали законными действия министерства. После признания "иностранным агентом" Андрей Захаров рассказал о "беспрецедентной слежке" и покинул Россию.

8 февраля Роскомнадзор возбудил административное дело на Фонд Беллингкет (Stichting Bellingcat) (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента).  За отсутствие "иноагентской" маркировки объединению журналистов, помогавших Алексею Навальному расследовать свое отравление, грозит штраф до полумиллиона рублей. 

В суде выяснилось, что Минюст признал проект Bellingcat СМИ-«иноагентом» из-за его связей с международными организациями, которые поддерживают журналистские расследования. Фотокопию фрагмента ответа Минюста опубликовал глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. В документе говорится, что Bellingcat является членом международной ассоциации «Глобальная сеть журналистов-расследователей». Организация зарегистрирована в США.

29 января 2022 года президент Владимир Путин по итогам заседания Совета по правам человека поручил Минюсту и Генеральной прокуратуре до 1 мая проанализировать практику применения закона об «иноагентах». В том числе разработать механизмы исключения СМИ и физических лиц из соответствующего реестра.

Сейчас Минюст может признать «иноагентом» любое СМИ или НКО, получающее финансирование или имущество от «иностранных органов» или граждан непосредственно или через российские юрлица. Физические лица по аналогичным причинам получают статус СМИ-«иноагента», обзывающий их открывать юридическое лицо и помечать все сообщения.

На данный момент в списке СМИ-«иностранных агентов» значатся 115 физических лиц и медиапроектов. Из них 94 попали в реестр в 2021 году.

В сентябре более 150 СМИ и НКО опубликовали петицию с требованием полностью отменить законодательство об «иноагентах» (издание «Спектр» поддерживает это требование). К середине декабря ее подписали более 260 000 человек.

В Госдуму свои законопроекты с поправками к законодательству об «иностранных агентах» внесли депутаты от «Справедливой России — за правду» и от «Новых людей». Они предлагают включать в реестры только по решению суда.

Массовое объявление людей и организаций «иноагентами» вызвало критику со стороны правозащитников и СМИ. Осенью 2021 года президент России Владимир Путин заявил, что закон будут совершенствовать. Ряд СМИ, Совет по правам человека и Союз журналистов подготовили поправки к нему.