«Беглов, Big Love». Семен Новопрудский о том, почему на выборах 8 сентября проиграли все Спектр
  • Среда, 8 декабря 2021
  • $73.59
  • €83.48
  • 75.79

«Беглов, Big Love». Семен Новопрудский о том, почему на выборах 8 сентября проиграли все

Граффити с портретом Беглова, изображение из блога mi3ch.livejournal.com Граффити с портретом Беглова, изображение из блога mi3ch.livejournal.com

Впервые в новейшей истории России итоги выборов, прошедших в формате единого дня голосования, публично назвали своей победой и власть, и оппозиция. Однако в политическую историю путинской России 8 сентября 2019 года скорее может войти как день, когда выборы окончательно утратили всякий смысл для режима в его нынешней конфигурации.

Проблема в том, что хотя российская власть еще может добиваться формальной победы в любых важных для себя выборных кампаниях, но издержки этих побед приближаются к «закритической точке». Реальным способом смены власти выборы при Путине-президенте не были никогда, а теперь они еще и перестают быть способом формального подтверждения ее легитимности. Ради чего, собственно, выборы и продолжают проводиться в России до сих пор, хотя их ключевые итоги практически всегда известны задолго до голосования.

Итак, в минувшее воскресенье в России избирали депутатов Госдумы, глав 16 субъектов федерации на срочных и досрочных выборах, а также членов местных законодательных органов власти в 13 регионах.

По словам главы Центризбиркома Эллы Памфиловой (история с нападением на нее накануне выборов оказалась трагикомедией на фоне самой жестокой и отчасти трагической кампании с моментам болотных протестов 2011—2012 годов), средняя явка на выборах в регионах России составила 41,2%. Эту цифру ЦИК рассчитывал по итогам голосования на выборах государственной власти в административных центрах субъектов Федерации. По словам Памфиловой, в 2019 году явка выросла: в 2017 году среднее число пришедших на голосование составляло 37,6%. Но очевидно, что большинство россиян по-прежнему игнорирует выборы.

К слову, само государство тоже не особо заинтересовано в явке. Оно так и не вернуло порог явки как критерий действительности выборов любого уровня, сознательно отмененный Кремлем еще в декабре 2006 года: в России по закону любые выборы могут считаться состоявшимися, даже если голосовать пришел только один избиратель.

Торжество власти

Формальные арифметические итоги выборов трудно не назвать полной и почти безоговорочной победой действующей власти. Но если посмотреть на детали и контекст, эта победа, мягко говоря, теряет свой блеск.

Итак, по предварительным данным, все 16 временно исполняющих обязанности и действующих глав регионов, которых избирали или переизбирали 8 сентября, сохранили посты. Причем нигде даже не потребуется второго тура. По сравнению с прошлым годом, когда действующие губернаторы проиграли в Приморье, Хабаровском крае, Хакасии и Владимирской области, в Кремле могут считать нынешние результаты выдающимся достижением.

Однако части кандидатов в губернаторы от Кремля пришлось идти на выборы в качестве самовыдвиженцев, чтобы не погореть на партийной принадлежности к «Единой России». Именно в качестве самовыдвиженцев в этом году выиграли выборы Александр Беглов в Санкт-Петербурге, Вадим Шумков в Курганской области, Валерий Лимаренко в Сахалинской области, Игорь Бабушкин в Астраханской области, Алексей Текслер в Челябинской области и Александр Осипов в Забайкальском крае. Кстати, в прошлом году скрывать свою «партийную ориентацию» на выборах мэра Москвы вынужден был и Сергей Собянин. Он тоже шел самовыдвиженцем.

При этом Олег Кувшинников в Вологодской области, Андрей Чибис в Мурманской области, Игорь Артамонов в Липецкой, Роман Старовой в Курской, Андрей Бочаров в Волгоградской, Денис Паслер в Оренбургской области, Владимир Владимиров в Ставропольском крае, Олег Хорохордин в Алтайском крае, Радий Хабиров в Башкортостане и Бату Хасиков в Калмыкии победили в своих регионах как официальные кандидаты от «Единой России». То есть, не везде «партия власти» одинаково токсична для политических карьер.

«Единая Россия» получила на выборах 8 сентября абсолютное большинство в 12 из 13 региональных законодательных собраний, причем в 11 из них прямо по партийным спискам, то есть без «самомедвеженцев». Единственный регион, где партия власти проиграла — Хабаровский край. Вслед за выигравшим в прошлом году губернаторские выборы кандидатом от ЛДПР Сергеем Фургалом сейчас на выборах в краевой парламент победила и его партия. Она, по предварительным данным, набрала 56% голосов по партийным списка против 13% у «ЕР» и взяла все одномандатные округа. Но считать ЛДПР хоть сколько-нибудь оппозиционной партией по отношению к центральной власти, по меньшей мере, наивно. Судя по поступкам депутатов от этой партии, ЛДПР управляется администрацией президента ровно в той же степени, что и «Единая Россия».

Сергей Фургал. Фото Sergei Karpukhin/TASS/Scanpix/Leta

Сергей Фургал. Фото Sergei Karpukhin/TASS/Scanpix/Leta

Секретарь Генсовета «Единой России» Андрей Турчак (то есть человек, возглавляющий «исполнительную власть» в партии, поскольку Дмитрий Медведев на посту главы «ЕР» остается свадебным генералом) продемонстрировал какой-то противоестественный восторг по поводу итогов Единого дня голосования. Турчак заявил, что «Единая Россия» жахнула на этих выборах всех". По его мнению, пессимистичные «прогнозы горе-социологов» просто рассыпались. Однако оптимизм Турчака сильно преувеличен: даже почти половина действующих губернаторов, которые шли на выбьоры, не решились сделать это под эгидой «Единой России». Правящая партия, принадлежность к которой скрывают, чтобы не проиграть — это, конечно, какое-то новое слово в политологии.

Радость оппозиции

Понравились итоги выборов и российской несистемной оппозиции. Разумеется, речь идет о главных по накалу страстей, масштабам протестов и жесткости реакции на них выборах — в Московскую городскую думу. 9 сентября неформальный лидер этой протестной оппозиции Алексей Навальный заявил в Твиттере в твиттере, что «Единая Россия» проиграла выборы в 24 округах из 45, но «с помощью фальсификаций» у четырех кандидатов «украли мандаты». «В любом случае, это фантастический результат „Умного голосования“», — считает оппозиционер.

Его оптимизм кажется не более обоснованным, чем у Турчака. Несмотря на горячие призывы несистемной оппозиции прийти на выборы в МГД и проголосовать за указанных на сайте «Умного голсования» кандидатов, на все митинги с разгулом насилия от впервые показавшей свое главное предназначение в системе силовых органов Росгвардии, явка на выборах в Мосгордуму составила 21,77%. В 2014 году, когда никто не снимал с выборов в МГД никаких незавсимых кандидатов, а про сами выбьоры горожане вообще толком ничего не значили, на участки пришло 21,04% избирателей. То есть, разницы в явке практически нет.

Состав Мосгордумы тоже вряд ли может утешить тех, кто хочет реальных перемен. В итоге, по данным Мосгоризбиркома, те самые «единороссы», которые маскировались под «самовыдвижэенцев» и против которых топило «Умное голосование», получат в Мосгордуме 26 мандатов из 45: то есть, все равно абсолютное большинство. У КПРФ в столичном парламенте будет 13 мест, по 3 — у «Справедливой России» и «Яблока».

Да, можно говорить о 4−5 «украденных мандатах». Да, можно радоваться тому, что проиграл выборы глава московского отделения «Единой России» Андрей Метельский и один из самых активных прособянинских кандидатов — проректор Высшей школы экономики Валерия Касамара. Но кому они проиграли? Вместо Метельского в Мосгордуме будут заседать ничуть не оппозиционные и «вполне допущенные» другие кандидаты.

К слову, гораздо более значимой для несистемной оппозиции относительной победой можно считать итоги выборов мэра Новосибирска. Там победил действующий глава города Анатолий Локоть, набрав 50,25% голосов пришедших на участки, но это только чуть больше 10% всех избирателей. А вот второе место занял как раз координатор штаба Навального Сергей Бойко (однофамилец и тезка главы Либертарианской партии России), набравший 18,56% голосов.

Агитационный плакат Сергея Бойко. Изображение с сайта navalny.com

Агитационный плакат Сергея Бойко. Изображение с сайта navalny.com

Новосибирск был единственным местом в России, где до выборов был допущен представитель реальной оппозиции. Причем там речь шла не об аналоге Мосгордумы, которая не имеет никаких серьезных полномочий (она даже бюджет Москвы не утверждает!), а о конкретном властном посте, позволяющем управлять городом-миллионником. Но этот кандидат от оппозиции получил в городе, где живет 1,5 миллиона человек, 45 тысяч голосов избирателей.

И о любви

Для Кремля, кроме выборов в Мосгордуму, который были превращены в настоящее политическое побоище и породили целую серию новых уголовных дел и новых политзаключенных, особое значение имели выборы губернатлора Санкт-Петербурга. Туда баллотировался близкий знакомый Путина Александр Беглов. Под него сначала зачистили сам изюбирательный бюллетень, вынудив сняться в последний момент даже безобидного политически для Кремля, но опасного с точки зрения возможности второго тура кандидата от КПРФ Владимира Бортко. Потом провели сами выборы так, что местная оппозиция теперь называет их бандитизмом с подкупом избирателей и избиением членов избиркомов. Но своего добились — у Беглова, по официальным данным, 64,46% при явке 40%, и никакого второго тура. Вышло, как на популярном плакате перед выборами, где Беглов был изображен в фуражке, «подтяжках» на голое тело, а надпись гласила: «Беглов, Вig Love». Победа есть, но любви не получится.

Глава Петроградского района Тван Громов и губернатор Петербурга Александр Беглов расчищают улицы зимой (простигосподи). Фото Alexander Demianchuk/TASS/Scanpix/Leta

Глава Петроградского (слева) района Иван Громов и губернатор Петербурга Александр Беглов расчищают улицы зимой (простигосподи). Фото Alexander Demianchuk/TASS/Scanpix/Leta

У его предшественника Георгия Полтавченко, которого пришлось экстренно снимать с должности после протестов горожан в частности из-за попыток передать РПЦ Исаакиевский собор, на прошлых выборах результаты были существенно лучше — 79,30% голосов при почти такой же явке — 39%. Но это ему не помогло.

Таким образом, силовой ресурс, который власть вынуждена применять для победы на всех важных для себя выборах, постоянно растет. При этом легитимности в глазах населения такие победы власти не добавляют. В России уже был опыт отмены выборов губернаторов, и население это «съело». До 2024 года Путин легально может занимать пост президента. Никакого транзита при нынешней системе власти не предвидится. В такой ситуации выборы как институт утрачивают последний смысл для Кремля: зачем эти протесты, дубинки, снятие неугодных кандидатов, если можно просто использовать силовой ресурс для подавления протестов без всяких выборов.

Никакой реальной политической альтернативы выборы в России не дают. Проигрывать их реальной оппозиции власть не готова. И даже если бы несистемной оппозиции удалось бы развить организационные структуры, которые смогли бы взять власть легальным способом, власть все равно не даст это сделать.

Это и есть тупик политической системы. Легальное политическое поле зачищено. Выборы перестали быть и способом подтверждения легитимности власти, и формой канализации протеста. Власть умеет не проигрывать выборы, но не делает ничего, чтобы улучшить положение людей в стране, которая шестой год живет внутри экономического кризиса. Вызванного «геополитическим» помешательством.

Цена победы на выборах 8 сентября для российской власти выглядит критически, опасно высокой. Несистемная оппозиция тоже не добилась по сути ничего — ее как не было в легальном политическом поле, так и нет. Системная оппозиция может «перейти на сторону народа» в случае потрясений, но не вследствие выборов, которые дают ей возможность жить и кормиться от власти.

Российская власть может отменить выборы, кроме президентских и думских. Это не выглядит нереалистичным сценарием. А вот проведение хоть каких-нибудь честных полноценных выборов в путинской России теперь кажется совершенно невероятным.

col-sm-7 offset-sm-1 order-sm-2