Зловредный панда. Валерий Панюшкин об «антигосударственной деятельности» экологических организаций Спектр
Пятница, 14 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Зловредный панда. Валерий Панюшкин об «антигосударственной деятельности» экологических организаций

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

На этот раз Минюст назначил иностранным агентом Фонд Дикой Природы (WWF). Мотивирует Минюст свое решение тем, что «под видом деятельности по защите природы и окружающей среды <сотрудники WWF> пытались оказывать влияние на решения органов исполнительной и законодательной власти РФ, препятствовали реализации промышленных и инфраструктурных проектов».

То есть вели переговоры. Такова-то и была репутация Фонда Дикой Природы, что он совсем не дикий. Не штурмует нефтяные платформы на утлых суденышках, как другие прочие, не приковывает своих активистов к трелевочным тракторам, вырубающим лес, а ведет нудные переговоры с местными властями, общественностью и компаниями, работающими на той или иной территории — как бы эту территорию не уничтожить, как бы не извести под ноль всех живущих на ней зверушек и птичек.

Удивительным образом в довоенные времена такой бюрократический способ защиты природы оказывался более эффективным, чем театрализованные экологические акции (не хочу никого обидеть).

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

Фонд Дикой Природы для разрушителей природы, для безоглядных ее пользователей неудобен был именно своей системностью, своей бюрократичностью, если хотите, вхожестью в государственные и бизнес-структуры, эксплуатирующие леса, воды и недра. В благотворительном сообществе всерьез считалось, что рубль (или доллар), вложенный в Government Relations (то есть переговоры с властями) вдесятеро эффективнее рубля (или доллара), вложенного в прямой активизм.

Но это работает, только если правительство и бизнес по правде хотят быть цивилизованными, честно пытаются вписаться в международные практики нахождения баланса между природопользованием и сохранением окружающей среды.

А когда война, то сгорел сарай, гори и хата. Пираты перестают рядиться в карнавальные костюмы чиновников и бизнесменов, перестают сообразовывать свою деятельность со всемирно-принятыми экологическими нормами. В лучшем случае создают карманную экологическую организацию, которая проводит эрзац-экспертизы и утверждает, что экология в норме, что реки так и были испокон века полны нефтью, что тундра так и была в самый День Творения исполосована трубопроводами и вездеходами, и что амурского тигра не бывало на Амуре никогда, а название этого невиданного зверя связано вовсе не с географией, а с французским словом «любовь».

Судя по всему, Фонд Дикой Природы был признан иностранным агентом по доносу именно такой «карманной» экологической организации, которая называется Российское экологическое общество (РЭО). Об этом своем доносе еще год назад говорил сам председателя РЭО Рашид Исмаилов.

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

Вы слышали что-нибудь о Российском Экологическом Обществе прежде? А оно существует. И я не удивлюсь, если вскоре оно расскажет нам, как увеличилась в зоне военных действий популяция диких животных, которым вольготно стало от того, что в прифронтовой зоне вот уже десять лет запрещена охота. Про экологию теперь от Российского Экологического Общества мы будем получать в основном хорошие новости.

Удивительно только, что год назад Рашид Исмаилов писал донос на Фонд Дикой Природы и Greenpeace одновременно, а иностранным агентом теперь признали один Фонд Дикой Природы. Вот бы узнать, почему момент приписки Greenpeace к шпионам отложили и на какой срок?