Открытый дом. Валерий Панюшкин о пользе иностранных агентов Спектр
Вторник, 23 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Открытый дом. Валерий Панюшкин о пользе иностранных агентов

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

Законопроект об иностранных агентах отозван из грузинского парламента, и это хорошая новость.

Протестующие, кажется, победили. Грузия не станет закрытой страной в отличие от России или Беларуси. Однако, партия «Грузинская мечта» и движение «Сила народа», подготовившие законопроект, заявляют, что отозвали его потому, что «машина лжи смогла представить закон в негативном свете».

То есть хороший, дескать, был закон, просто его не поняли. Независимая же, дескать, страна. Должна же, дескать, защищать свой суверенитет, не может же допустить, чтобы иностранные государства вели на территории страны свою подрывную работу.

К сожалению, такая позиция имеет сторонников. Хотя не давать иностранным гуманитарным организациям работать на своей территории — это все равно, что никогда никого не приглашать в гости.

Зачем люди приглашают гостей? Ну, разумеется, для развлечения. Но не менее важно другое. Приглашать гостей и ходить в гости полезно еще и для того, чтобы сверить свой образ жизни с образом жизни окружающих. Мы сидим за столом, едим, болтаем, но и смотрим на других и показываем другим себя. Мы едим ножом и вилкой или жрем руками дрянной фастфуд из коробки? Мы весело шутим или наш разговор состоит из скандалов и оскорблений? Мы читали недавно вышедшую и широко обсуждаемую книжку или никогда не читали никаких книжек, кроме сберегательной? Веселы ли наши дети? Вежливы ли? Учатся ли, так что способны по просьбе маминой подруги или дальней родственницы сыграть на пианино «Старинную французскую песенку» Чайковского?

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

Вы скажете, показуха? Скажете, лицемерие? Но знакомство с жизненным обиходом других людей может сулить человеку удивительные открытия. Беженка из маленького украинского городка, например, всерьез рассказывала мне, что впервые в Германии услышала, что детей нельзя бить. Однажды, когда она привычно дала сыну подзатыльник, хозяин дома, радушно принимавший ее семью, без разговоров вызвал полицию.

К чести этой женщины надо сказать, что приезд полиции по поводу подзатыльника она восприняла не как беспардонное вмешательство в частную жизнь ее семьи, а с восхищенным удивлением. Господи ты Боже мой, оказывается в мире есть люди, которые научились разговаривать с детьми уважительно, без применения силы. И правда ведь — это же противоречие одновременно любить мальчика и раздавать ему затрещины. А что так можно было? Так может жить целая страна, даже целый континент?

Если обернуться в историю, то многие вещи, обычаи и принципы, которые кажутся нам естественными, когда-то были привнесены в нашу жизнь каким-нибудь иностранным агентом. Та же вилка! Или привычка спать на постельном белье, а не на соломе. Или обычай улыбаться друг другу при встрече, а не рычать, оскалив зубы. Всем этим мы обязаны гостям, чуждому влиянию, которое однажды подорвало какую-нибудь вековую традицию.

Во многих хорошо устроенных и оттого благополучных странах открытость вообще может принимать гипертрофированные, на наш взгляд, формы. Взять хотя бы окна в Северной Европе — эти во всю стену совершенно не зашторенные окна на первом этаже, чтобы всякий прохожий на улице мог заглянуть внутрь и увидеть, как ужинает семья, как предупредителен муж по отношению к жене, как нежна она с ним, как аккуратно причесаны дети, как аппетитна, но не избыточна еда на столе.

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

Вы скажете, это уже слишком? Скажете, незачем этак выставлять всю свою жизнь напоказ и предлагать всякому встречному-поперечному учить вас хорошим манерам? Возможно и слишком. Но мне все время кажется, что в закрытом на все замки и зашторенном в три слоя доме бирюка-затворника где-то в задних комнатах непременно готовится преступление.