• Суббота, 17 апреля 2021
  • $75.86
  • €90.84
  • 66.72

Агентский приговор. Госдума одобрила новый законопроект об «иностранных агентах» в первом чтении

Владимир Путин (справа) и Вячеслав Володин (на заднем плане). Фото RIA Novosti/Scanpix Владимир Путин (справа) и Вячеслав Володин (на заднем плане). Фото RIA Novosti/Scanpix

8 декабря Государственная Дума одобрила в первом чтении скандальные поправки к законам об «иностранных агентах», предложенные группой депутатов во главе с единороссом, председателем Комитета по безопасности Василием Пискаревым.

Сейчас уже можно констатировать, что зачистка общественного пространства государством, начатая в России еще на волне «болотных» протестов, заняла без малого восемь лет.

Так, история ужесточения контроля над некоммерческими организациями стартовала в 2012 году, когда Госдумой был принят первый закон об «иностранных агентах». Вышла на новый уровень она в январе 2020 года, когда президент подписал поправки, позволяющие признавать «иностранными агентами» не только юрлица, но и физлиц.

Документ появился на старте кампании по внесению в парламент поправок к Конституции, позволивших главе государства «обнулить» свои сроки и упрочить персональный контроль над всеми ветвями власти. Как отмечала тогда русская служба ВВС, он дал властям возможность признавать «иностранными агентами» любого гражданина, распространяющего или создающего сообщения и материалы для СМИ-«иноагентов», в том случае, если за это он получает материальное вознаграждение из-за рубежа.

Здание ПЦ «Мемориал». Фото AFP/Scanpix

Здание ПЦ «Мемориал». Фото AFP/Scanpix

В первую очередь закон должен был коснуться журналистов, работников русскоязычных изданий, зарегистрированных за рубежом (от «Радио Свобода» и «Медузы» до «Спектра») и сотрудников западных НКО, осуществляющих свою деятельность на территории Российской Федерации.

Блогеры и читатели, делающие репосты подобных материалов в социальных сетях, не подвергались угрозе ответственности за свои действия, если за свои действия они не получали денег от организации, признанной в России «иноагентом».

Внесенные законопроекты заметно ужесточили уже действовавшие правила. О том, что после одобрения летних поправок в Конституцию страну ждет расширение репрессивных практик и новые диктаторские законы, еще в августе в своем докладе предупреждал фонд «Либеральная миссия». Формальный успех реформы не изменил тенденцию к снижению электоральной легитимности режима, а падение поддержки лично Владимира Путина сделали неизбежными последующее появление новых форм контроля над обществом, СМИ и соцсетями со стороны власти, подчеркивали авторы документа.

И действительно, 11 и 18 ноября в Государственную думу правительством и группой депутатов оказались внесены последовательно сразу два законопроекта, вызвавших самую резкую критику со стороны правозащитников.

Сам себе агент

Второй более скандальный, одобренный в первую очередь, содержит куда больше репрессивных мер. На нем стоит остановиться отдельно.

Во-первых документ предполагает запрет на упоминание или распространение в интернете материалов организации-«иноагента» или информации о нем без упоминания присвоенного статуса.

То есть, когда законопроект пройдет все три чтения и будет подписан президентом, любое упоминание НКО и СМИ в статусе «иноагента» будет обязано сопровождаться соответствующим указанием, на манер того как сейчас словами «запрещенная в России» сопровождается любое упоминание ИГИЛ.

Кроме того, законопроект предлагает распространить статус «иностранного агента» на объединения граждан (например, движения), которые действуют без образования юридического лица. А главное он позволяет расширить основания для включения в реестр НКО. Теперь основанием для этого может стать не только получение денег от иностранной организации, но и финансирование со стороны любой российской структуры, в свою очередь получающей такие деньги и передающей их НКО.

Отдельный пункт проекта распространяет статус «физического лица, выполняющего функции иностранного агента» с журналистов и работников заграничных СМИ на любого гражданина, уличенного в участии в политической деятельности в той форме, в которой она трактуется в законе от 2012 года — в интересах иностранного источника.

Портрет Владимира Путина в Доме Смирнова в Москве. Фото Mikhail Tereshchenko/TASS/Scanpix/Leta

Портрет Владимира Путина в Доме Смирнова в Москве. Фото Mikhail Tereshchenko/TASS/Scanpix/Leta

Получить статус «иностранного агента» гражданин сможет, если будет доказан факт «оказания на него воздействия» зарубежной организацией или другим гражданином, уже получившим соответствующий статус. Воздействие может выражаться в «поддержке указанных видов деятельности», включая предоставление денежных средств или иной имущественной и «организационно-методической помощи».

Человек, получивший «черную метку» столь расплывчатых критериев и включенный в реестр «агентов», по мысли законодателя, будет обязан раз в полгода предоставлять государству отчет о своей деятельности и указывать свой статус при обращении в госорганы, органы местного самоуправления и образовательные организации, а также сопровождать все свои публикации в интернете соответсвующим упоминанием, если они касаются политики.

Статус «иноагента», помимо всего прочего, сделает невозможным назначение частного лица на должности в госорганах и органах местного самоуправления.

Первый законопроект, в добавок ко всему перечисленному, предполагает введение запрета на регистрацию структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций в жилых помещениях, введение дополнительного основания для проведения внеплановой проверки, а также предполагает обязать некоммерческие организации, выполняющие функции «иностранного агента», представлять в Минюст программы и иные документы, являющиеся основанием для проведения мероприятий.

Причем органы исполнительной власти в ответ на добросовестное извещение о своих планах должны получить возможность запретить НКО осуществление на территории Российской Федерации той или иной программы или ее части, если кому-то из чиновников покажется, что цели или средства, заявленные в документах, являются по какой-либо причине «нежелательными».

Произвольное применение

Как цитирует официальный сайт Госдумы слова первого заместителя главы фракции «Единая Россия» Адальби Шхагошева, «поправки направлены на установление дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности Российской Федерации». Впрочем, с ним не согласны многие правозащитники и эксперты.

Еще накануне голосования, как сообщало «Радио Свободы», комиссар Совета Европы по правам человека Дунья Миятович призвала Госдуму воздержаться от принятия законопроектов, которые по ее мнению «еще больше усугубят и без того крайне ограничительное законодательство в отношении НКО», а также «нанесут ущерб гражданскому обществу и ограничат свободу слова и объединений».

«Это безусловно репрессивный законопроект, — уточняет ее мысль политический аналитик вице-президент Фонда „Либеральная миссия“ Кирилл Рогов в беседе с корреспондентом „Спектра“. — Впрочем, массовых репрессий ждать не стоит, работать он, скорее всего, будет по принципу произвольного правоприменения, то есть против тех, чей голос слышен, на кого нужно оказать давление, и в формате общего запугивания».

Кирилл Рогов (с микрофоном) на конференции центра

Кирилл Рогов (с микрофоном) на конференции центра «Мемориал» 14 декабря 2019. Фото личная страница в Facebook

Он соглашается, что некоторые формулировки закона звучат сомнительно, но не верит, что ко второму чтению хотя бы часть из них будет скорректирована: «Это не имеет никакого значения насколько они корректны, потому что российские суды, готовые фальсифицировать приговоры в любом количестве, не зависят от формулировок, решения они принимают по политическим соображениям».

С ним в целом согласен политолог Александр Кынев. «Закон принимается для общего устрашения и атмосферы, потому что массовое его применение вызовет сильный протест», — убежден он.

«Сейчас все законопроекты такого типа принимаются очень быстро, но видеть в нем подготовку к каким-то грядущим народным волнениям неправильно, — подчеркнул эксперт в беседе со „Спектром“. — Это попытка законодателей обезопасить себя в преддверии новых выборов. С одной стороны, это внутренние паранойи и страхи, а с другой, — желание продемонстрировать преданность начальству и заработать публичные очки, чтобы руководству стало неловко не взять инициаторов закона в новый созыв Госдумы».

Впрочем, не все настроены так оптимистично. Ранее политический публицист и сотрудник пражского Академического центра Бориса Немцова Александр Морозов в интервью «Радио Свобода» охарактеризовал законопроект как документ, целью которого является создание системы тотального контроля над обществом. «Власть говорит, что-либо вы присоединитесь к нам в какой-то форме, либо вы окажетесь вообще за пределами возможности деятельности. И по закону, и потому что вы будете подвергнуты постоянной травле», — цитировал слова эксперта сайт радиостанции.