Западу и миру. Как политологи поняли «валдайский» призыв Путина к «антиколлониальному» человечеству под его началом Спектр
Воскресенье, 19 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Западу и миру. Как политологи поняли «валдайский» призыв Путина к «антиколлониальному» человечеству под его началом

Владимир Путин. Фото Mikhail Metzel/Sputnik/REUTERS/Scanpix/LETA Владимир Путин. Фото Mikhail Metzel/Sputnik/REUTERS/Scanpix/LETA

Владимир Путин, выступая на ежегодной конференции по внешней политике в подмосковном отеле «Империал», примерил роль лидера нейтральных стран, предложив идеологию антиглобалисткого союза. Одновременно российский президент, похоже, решил извлечь выгоду из политических разногласий в США и ​​среди их союзников.

27 октября Владимир Путин выступил на дискуссионном клубе «Валдай», тема которого в этом году: «Мир после гегемонии: справедливость и безопасность для всех». Он произнес длинную, почти четырехчасовую речь о попрании коллективным Западом основ права во имя культурной экспансии и «власти над миром», обильно цитируя русских писателей и философов. Выступление получилось сравнительно сдержанным — что, видимо, сделано для того, чтобы не отпугнуть окончательно немногие страны, стремящиеся не разрывать с Россией отношений, несмотря на ее нападение на Украину.

Без новизны

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сказал, как рассматривают речь Путина в Кремле: «Она не просто программная, это такая мировоззренческая, очень глубокая, философская и прикладная речь <…> Я думаю, она войдет в золотую десятку выступлений Путина за 22 года».

Однако большой новизной речь Путина не отличалась. Еще в 2014 году Валдайский клуб с его темой «Мировой порядок: новые правила или игра без правил?» стал трибуной Путина для объявления того, что вскоре назвали «новой Холодной войной». Он тогда поведал, что США разрушили послевоенную систему сдержек и противовесов, перешли к политике грубой силы, действовали подкупом и «откровенным шантажом». Взамен этого Путин предложил «широкому кругу государств» разработать правовую, политическую, экономическую основу «нового миропорядка». Корнями все это уходит ещё в его знаменитую Мюнхенскую речь 2007 года.

 

Угрозы из будущего

Накануне Путин во многом повторил и заострил эти тезисы, стремясь привлечь на свою сторону политических консерваторов за пределами России — так поняли выступление в New York Times. При этом «Путин говорит не на языке мировой политики, а на языке пропаганды, очень специфичном», считает политолог Александр Морозов, отмечая: «Те, кто занимается теории международных отношений, слушают его выступление с растерянностью».

Например, Путин опять упрекнул США за создание Бреттон-Вудской системы валютного регулирования, якобы с помощью которой они контролируют международные финансы и торговлю. Но эта система прекратила свое существование в 1971 году, так что зря он на нее сердится и хочет демонтировать, замечает российский политолог Григорий Голосов: «Возможно, Бреттон-Вудская система ему даже понравилась бы, поскольку в ее основе лежали фиксированная цена золота и твердые валютные курсы… Ему просто не нравится всё, что сейчас существует, гори оно синим пламенем».

Владимир Путин на Валдайском форуме. Фото Mikhail Metzel/Sputnik/REUTERS/Scanpix/LETA

Владимир Путин на Валдайском форуме. Фото Mikhail Metzel/Sputnik/REUTERS/Scanpix/LETA

Отличалось выступление тем, что Путин уже не предлагал вместе совместно на равных что-то разработать, но выступил так, будто он собирается стать лидером нейтральных стран, не вовлеченных в войну России с Украиной. Человечеству — ни больше ни меньше — он предложил два пути: дальше накапливать груз проблем или всем вместе попытаться найти решения, «пусть не идеальные, но работающие, способные сделать наш мир более стабильным и безопасным».

Нейтральным странам, не участвующим в войне РФ против Украины, он по-сути предложил определяться. По словам Путина, кризис принял глобальный характер, «в современном мире отсидеться не получится». «Мы стоим на историческом рубеже. Впереди, наверное, самое опасное, непредсказуемое и вместе с тем важное десятилетие со времен окончания Второй мировой войны», — подчеркнул российский президент.

Вбить клин

При этом Путин заявил, что Россия сражается с «западными элитами», а не с самим Западом: «Россия не считала и не считает себя врагом западных стран». «Американофобия, англофобия, франкофобия, германофобия — это такие же формы расизма, как русофобия и антисемитизм, впрочем, как и любые проявления ксенофобии», — заявил он.

«Есть как минимум два Запада», — сказал Путин. Один, по его словам, — это Запад «традиционных, прежде всего, христианских, и теперь уже еще и исламских ценностей», с которыми россияне чувствуют родство. Но, по его словам, «есть другой Запад — агрессивный, космополитический, неоколониальный», действующий как «оружие неолиберальной элиты» и пытающийся навязать свои «довольно странные» ценности остальному миру: «И с его диктатом Россия никогда не смирится».

Владимир Путин пожимает руку модератору Валдайского форума, главному редактору журнала «Россия в глобальной политике» Федору Лукьянову. Фото Sergei Karpukhin/Sputnik/Kremlin pool/EPA/Scanpix/LETA

Владимир Путин пожимает руку модератору Валдайского форума, главному редактору журнала «Россия в глобальной политике» Федору Лукьянову. Фото Sergei Karpukhin/Sputnik/Kremlin pool/EPA/Scanpix/LETA

Операция прикрытия

В своем выступлении Путин отрицал, что Москва готовится применить ядерное оружие в войне в Украине. «Нам не нужно этого делать, — сказал он. — Смысла нет никакого — ни политического, ни военного».

Однако Путина об этом никто не спрашивал, он сам поднял тему ядерного удара по Украине. А за день до выступления он в видеообращении к руководителям разведывательных служб бывших советских республик сказал, что ему «известно о планах использовать для провокации так называемую ‘грязную бомбу’».

И в выступлении Путин еще раз сам заговорил об этом, сказав, что он лично поручил министру обороны Сергею Шойгу позвонить западным странам с предупреждением, что Украина якобы готовится применить «грязную бомбу». Это можно трактовать как демонтрацию стремления к эскалации войны на Украине, чтобы избежать поражения.

Перед вторжением Россия распространяла дезинформацию о предполагаемой необходимости искоренить в Украине нацизм, биолаборатории и риски получения Киевом ядерного оружия. Сейчас Кремль, выставляя Украину потенциальным ядерным агрессором, может усилить напряженность, не вызывая негативной реакции со стороны россиян и не подрывая еще больше поддержки Путина. Не исключено, что это операция прикрытия для удара конвенциональным оружием, но разрушительного.  

Новое — это повышение ставок

Многое из сказанного Путиным про Запад близко ближневосточным, индийским китайским политикам и интеллектуалам, отмечает политический обозреватель Максим Трудолюбов.  Например, Путин подчеркнул, что сегодня формируется будущее мировое устройство, где необходимого выслушать каждого и принять во внимание любую точку зрения. И вообще неприятие стран Запада — известный политический нарратив в бывших европейских и американских колониях.  Но за российским лидером никто не пойдет, уверен политолог Александр Морозов: «Ни одна из стран глобального Юга, Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки не собирается примыкать к агрессивной концепции борьбы с Западом, которые Путин развивает».

К тому же нейтральные страны голосовали на Генасамблее ООН с осуждением российской агрессии против Украины (12 октября 143 страны осудили аннексию украинских территорий, а 2 марта также 143 страны осудили вторжение России и призвали её вывести свои войска с территории Украины). Это, однако, не останавливает Путина: он сумел навязать  миру игру на обострение и продолжает ее, демонстрируя готовность ради победы пойти на любой риск. При этом Путин обвиняет Запад за его поддержку независимой Украины в эскалации войны, чтобы показать, что эскалация — это продукт политики Запада, считает российский политолог Татьяна Становая. Нового в этом тоже немного, но человек с ядерной кнопкой звучит весомее.