• Понедельник, 9 декабря 2019
  • $63.76
  • €70.54
  • 63.94

Закрыть «Открытую Россию». Чего ждать от первого уголовного дела против активистки «нежелательной организации»

Анастасия Шевченко. Фото www.facebook.com/openrussia.org Анастасия Шевченко. Фото www.facebook.com/openrussia.org

В начале этой недели было возбуждено уголовное дело в отношении члена совета общественного движения «Открытая Россия» Анастасии Шевченко. «Спектр» попросил прокомментировать ситуацию юриста, правозащитника и руководителя проекта «Апология протеста» Алексея Глухова.

Дело было заведено по ст. 284.1 УК РФ (Осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ ее деятельности). И это первый случай уголовного преследования по данной статье в России.

За 2017−2018 годы в 25 регионах страны на активистов «Открытой России» возбуждали дела лишь об административных правонарушениях по ст. 20.33 КоАП (Осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ ее деятельности). В результате свыше 10 человек были по два и более раз признаны виновными. Имеются соответствующие судебные решения.

А не хотите ли внезапно сесть? Закон о «нежелательных организациях» и элемент неожиданности

При этом доказательства участия в деятельности нежелательной организации по административным делам достаточно просты. Стандартное дело по 20.33 КоАП строится на одних и тех же аргументах. В уставе российского движения «Открытая Россия» есть наименование (перевод) на английском языке: «Open Russia» Civic Movement, «Open Russia». А в перечне нежелательных организаций на сайте Минюста есть Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия») (Великобритания). Раз названия тождественны, значит это одна и та же организация, считает прокуратура, а суды с этим соглашаются — несмотря на то, что российское движение является самостоятельной организацией, созданной и финансируемой исключительно гражданами РФ. В дело вкладывают пару скриншотов со страниц интернет-СМИ и социальных сетей, в которых привлекаемый к суду подписан как активист «Открытой России». Вот и все доказательства.

Формально состав статьи 284.1 УК РФ дает возможность возбуждать уголовное дело после двух вступивших в законную силу судебных решений по ст. 20.33 КоАП. И вопрос с возбуждением именно уголовного дела за участие в деятельности нежелательной организации стоял давно. Но это был вопрос не юридический, а политический.

Стоит заметить, что со стороны дело в отношении Анастасии Шевченко выглядит, как только ростовская история, несмотря на обыски в Ульяновске и Казани — они были проведены у тех лиц, которые либо сами побывали на мероприятиях «Открытой России» в Ростове, либо контактировали в своем регионе с Шевченко. А сам по себе факт возбуждения уголовного дела по ст. 284.1 УК РФ еще не указывает на заинтересованность федеральных властей в криминализации «Открытой России» — можно допустить эксцесс исполнителя. С другой стороны, избрание меры пресечения в отношении Анастасии Шевченко в виде домашнего ареста, спустя двое суток после обысков и задержания — свидетельствует о том, что ростовских силовиков так никто и не одернул.

Сотрудники полиции около московского офиса

Сотрудники полиции около московского офиса «Открытой России». Фото AP/Scanpix/LETA

Я пока склоняюсь к мысли, что это все-таки исключительно ростовская история, из которой силовики постараются выжать максимальное количество скрытых бонусов. Главный из которых — это так называемый «общий охлаждающий эффект» для активных членов движения «Открытая Россия». Административками по 20.33 КоАП и штрафами от 5 до 10 тысяч рублей их уже не сильно запугаешь, а вот реальным примером уголовного дела с наказанием до 6 лет лишения свободы — можно попробовать. А второй скрытой целью уголовного дела, несомненно, является обновление оперативной информации о движении. Ранее силовики обновляли оперативную информацию через обыски в московских офисах движения, но это не давало им полной картины. Поэтому из ростовского дела сейчас постараются выжать все, что можно: переписка с активистами движения, финансовые потоки и т. д. — все будет подвергнуто проверке и анализу.

Что касается судьбы уголовного дела, то вопрос с доказательствами в совершении преступления здесь сложнее, чем по КоАП — одного совпадения наименований явно будет недостаточно. Тем более, что представители «Открытой России» заявляют, что британская организация уже прекратила свое существование. В рамках уголовного дела это является важным обстоятельствам, так как невозможно участвовать в деятельности ликвидированной организации. Не исключено, правда, что на изъятых в ходе обысков носителях информации будет обнаружен какой-нибудь условно-запрещенный контент, что в свою очередь приведет к новым эпизодам.

Что касается перспектив дальнейшего применения ст. 284.1 УК, то в настоящий момент оценить их сложно. Ростовское дело может оказаться первым и единственным в России, а может стать первым среди группы дел в разных регионах. И если события начнут развиваться по второму сценарию, то это будет означать полный запрет деятельности движения «Открытая Россия» на территории РФ, наряду с террористическим организациями.