• Четверг, 5 декабря 2019
  • $63.74
  • €70.74
  • 63.40

Начало конца. НКО из реестра «иностранных агентов» получили предупреждения

AFP/Scanpix AFP/Scanpix

Как стало известно «Спектру», ряд НКО, внесенных ранее в реестр «иностранных агентов», получили предупреждения Минюста с требованием привести свою деятельность в соответствие с действующим законодательством и указывать на любых своих публикациях в СМИ или интернете, что они принадлежат «иностранному агенту». Делать это правозащитники ранее категорически отказывались, считая это клеймо позорным.

«В соответствии с абзацем пятым пункта 1 статьи 24 Закона о некоммерческих организациях материалы, издаваемые некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента и (или) распространяемые ею, в том числе в средствах массовой информации и (или) с использованием информационно-телекоммуникационной сети „Интернет“, должны сопровождаться указанием на то, что эти материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента», — говорится в тексте предупреждения Минюста, полученного одной из НКО (документ есть в распоряжении «Спектра»).

Предупреждение было получено рядом НКО на прошлой неделе, устранить нарушение в нем требуется до конца августа.

В пресс-службе Министерства юстиции «Спектру» подтвердили, что направление подобных запросов правозащитникам соответствует федеральному закону об НКО, а за невыполнение этих требований грозит административная ответственность.

Закон «об иностранных агентах» был принят после массовых протестов в Москве в 2011—2012 годах и, как считают многие, является реакцией на них со стороны властей. Согласно закону, «иностранными агентами» объявляют организации, «занимающиеся политической деятельностью» (что Минюст толкует крайне широко) и получающие финансирование из-за рубежа.

В нынешнем варианте закона Минюст сам принимает решение о включении в реестр «иностранных агентов» (в предыдущей редакции НКО предлагалось это делать самим): а уже НКО затем могут либо оспаривать это в суде, либо отказываться от иностранного финансирования, либо работать «с клеймом».

Организации

В «иностранные агенты» сейчас записано 78 НКО. Как выяснил «Спектр», предупреждения от Минюста пришли не всем «агентам». Сахаровский центр — одна из организаций, получившая предупреждение. Неудовлетворение Минюста вызвало то, что дискуссии и вечера в нем проводятся без соответствующей маркировки. Председатель правления центра Вячеслав Бахмин рассказал «Спектру», что сейчас вырабатывается решение, что с этим делать. «Ряд из внесенных в реестр организаций этому требованию подчинятся, ряд закроется, ряд будет подавать в суд», — прогнозирует Бахмин. Многие НКО уже не первый год ведут пока почти безнадежную борьбу в судах против этого закона.

По его словам, некоторые пытаются подыскать такую формулировку для исполнения требования Минюста, которая формально соответствовала бы закону и при этом была бы хоть в какой-то мере приемлемой для самих НКО. К примеру, можно написать не «исполняют функции иностранного агента», а сообщать, что такого-то числа данная организация была внесена в реестр «агентов», что соответствует действительности и менее оскорбительно.

Он также отмечает крайнюю нечеткость закона, не ясно, что следует считать «материалом организации»: нужно ли маркировать любую фотографию, сделанную сотрудниками? «Крупные работы, являющиеся результатом коллективного труда НКО-„агента“, вероятно, отмечать все-таки придется», — предполагает Бахмин.

Помимо этого «Иностранные агенты» вынуждены сдавать значительно больше отчетов о своей работе, чем обычные НКО. Подготовка отчета для «агентов» требует куда больше ресурсов, чем для обычного НКО: например, нужно указывать всех участников мероприятий проводимых «агентами».

Свободных средств ни на суды, ни на подготовку отчетности у НКО почти нет: в основном они получают целевые гранты на реализацию определенных проектов, а не тяжбы с Минюстом и уплату штрафов.

Руководитель «Гражданского содействия» Светлана Ганнушкина рассказала «Спектру», что ее организации Минюст прислал предупреждение за отсутствие маркировки на недавно подготовленной карте расистских преступлений.

Ганнушкина сообщила, что сейчас технически решается, куда на новом сайте поместить галерею, которую «Гражданское содействие» подготовило уже после внесения в реестр «агентов»: фотографии детей, которым помогает «Гражданское содействие», помещены на сайте со слоганом «Мы — агенты этих иностранцев».

Глава Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов говорит, что им тоже пришло подобное предупреждение. Реакция на него пока не определена, в организации ведутся обсуждения, как действовать после предъявленных наконец требование Минюста.

Руководитель «Движения за права человека» Лев Пономарев рассказал «Спектру», что и его движение получало такое предупреждение, но оно не очень актуально — «Движение за права человека» сейчас пытается выйти из «реестра агентов». По словам Пономарева, иностранное финансирование остается только у его кабардино-балкарского филиала, да и у них иностранный грант заканчивается уже в августе.

Для представителей НКО и правозащитного движения, составляющих костяк реестра «иностранных агентов» такие предупреждения не могли стать неожиданностью — требование закона были известны с момента его принятия, участники НКО не могли не понимать, что рано или поздно он будет против них применен. Тем более удивляет несколько растерянная реакция некоммерческих организаций теперь, когда Минюст начал действовать. Те НКО, с которыми удалось побеседовать корреспонденту «Спектра», только начали формировать стратегию своей реакции на полученное предупреждение. Вероятнее всего это объясняется тем, что в течение долгого времени государственная машина не предпринимала конкретных шагов и было неясно, когда именно угроза закона «об иностранных агентах» будет реализована.

Процедура

Теперь, после вынесения предупреждений, НКО могут начать штрафовать и закрывать. Статья 19.34 КоАП предусматривает штрафы от 100 до 500 тысяч рублей за неисполнение обязанностей, налагаемых на «иностранных агентов». Есть и уголовная статья — 330.1 УК РФ — за «злостное уклонение» от их исполнения.

Правда, как пояснил «Спектру» юрист ПЦ «Мемориал» Кирилл Коротеев, уголовная статья сейчас фактически неприменима. Она писалась под старую версию закона, когда НКО должны были самостоятельно вносить себя в реестр «агентов», а уголовное наказание предусмотрено именно за невыполнение этого требования о добровольном внесении в реестр. Так что сотрудников и участников НКО, если они будут и дальше игнорировать требования Минюста, ждут только штрафы в сотни тысяч рублей, а затем — ликвидация их организаций за «неоднократные нарушения».

По словам Коротеева, Минюст не обязан выносить НКО предупреждений — он мог бы и сразу наложить штраф. Как уточняет юрист, неоднократным считается уже второе нарушение, так что после второго отказа маркировать свои материалы как «агентские», Минюст вправе требовать закрытия организации.

После закрытия фонда «Династия», по данным «Ведомостей» клеймо «агента» рискуют получить чуть ли не все благотворительные фонды российских олигархов.

Помимо этого, ситуацию осложняет и новый закон — о «нежелательных организациях». Он вызывает еще больше опасений из-за жестких санкций, вплоть до заведения уголовных дел на физических лиц, сотрудничающих с «нежелательными организациями», а также из-за того, что в реестре «нежелательных» можно оказаться в любой момент по решению Генпрокартуры и МИДа, что повлечет моментальный паралич работы НКО, получающих финансирование из внезапно попавших под запрет фондов.

По данным РБК, при действительном запрете деятельности 12 фондов из «Патриотического стоп-листа», ранее предложенного Советом Федерации, без грантов останутся десятки организаций — от признанных «агентами» НКО до известных вузов и кинофестивалей.

По данным Коротеева, порядка трех десятков НКО уже обжаловали закон об «иностранных агентах» в ЕСПЧ, хотя до сих пор ни одна из жалоб не была коммуницирована (не была принята к рассмотрению, о чем сообщается государству-ответчику). В реальности это вряд ли сможет спасти российские НКО в краткосрочной перспективе, поскольку ожидание решения Страсбургского суда обычно занимает несколько лет, а Минюст уже начал действовать, и ему ничто не может помешать разделаться с «агентами» достаточно быстро. Но даже на тот случай, если ЕСПЧ потребует от России поменять закон, у Кремля уже заготовлена лазейка — в связи с недавним решением Конституционного суда о «приоритете Конституции над решениями ЕСПЧ», тем более что ранее Конституционный суд уже признал закон об «агентах» соответствующим главному закону страны. «Но как оно будет на самом деле, неизвестно», — отмечает Коротеев.