Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 24 сентября 2020
  • $77.08
  • €89.90
  • 41.46

«Я буду нести наказание по приговору народа». Ефремов успел признать вину на суде, но прокурор все равно попросила для него 11 лет колонии

Михаил Ефремов у здания суда. Фото Vladimir Gerdo/TASS/Scanpix/Leta Михаил Ефремов у здания суда. Фото Vladimir Gerdo/TASS/Scanpix/Leta

В Пресненском суде Москвы прошло очередное заседание по делу о смертельном ДТП с участием Михаила Ефремова. На нем актер в очередной раз изменил показания, а обвинение запросило для него реальный срок заключения.

«У меня заявление. Я признаю свою вину», — с этих слов Ефремова началось судебное заседание.

Что заставило артиста изменить свои показания, он не объяснил. На предыдущих заседаниях Ефремов отказался признать себя виновным, объясняя это тем, что не помнит обстоятельств аварии.

После краткого заявления обвиняемого в суде начались прения сторон. Слово было предоставлено прокурору Диане Галиуллиной, которая назвала вину Ефремова полностью доказанной.

Ефремов выступил с последним словом в суде и прочитал собственные стихи в память о Захарове

Судя по всему, признание в последний момент никак не сказалось на позиции обвинения. По словам прокурора, Ефремов не раскаялся и не признал вину в ДТП, поэтому смягчающих обстоятельств нет, а исправление подсудимого возможно только путем изоляции от общества. Не были учтены и регалии актера. Как заметила прокурор, звание народного артиста не дает права ездить пьяным за рулем.

«Прошу признать подсудимого виновным в совершении преступления, предусмотренного п. „а“ частью 4 статьи 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека) и назначить ему наказание в виде 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с (последующим — прим. „Спектра“) ограничением свободы сроком на три года», — заявила Галиуллина, которую цитирует агентство ТАСС.

Запрошенный обвинением срок оказался близок к максимальному наказанию, которое предполагает п. «а» ч. 4 ст. 264 УК РФ. Эта статья предусматривает до 12 лет лишения свободы.

Кроме того, прокурор попросила частично удовлетворить иск старшего сына погибшего в ДТП Сергея Захарова, который требовал с Ефремова 7,5 миллиона рублей. Потерпевшему предложено назначить компенсацию в 500 тыс. рублей. Иск вдовы и младшего сына Захарова на 1 рубль Галиуллина попросила удовлетворить полностью.

"Однако прошу учесть, что полностью компенсировать смерть близкого человека невозможно", - отметила прокурор.

В свою очередь защитник Ефремова Эльман Пашаев сообщил, что вдове и младшему сыну погибшего компенсация уже переведена, им еще 1 сентября перечислили по одному рублю.

По мнению адвоката потерпевших Ирины Хайруллиной, Ефремов сегодня признал вину исключительно под давлением улик, представленных стороной обвинения. Она также посетовала на отсутствие раскаяния со стороны актера.

"Реакция потерпевших могла быть и иной, если бы в какой-то момент Ефремов искренне раскаялся и принес извинения. Мы все этого ждали. Потерпевшие с пониманием относились к тому, что Ефремов действительно какие-то моменты мог не помнить. Но занятая им позиция неприемлема для потерпевших", - заявила Хайруллина в ходе прений сторон.

Извинения у семьи погибшего Сергея Захарова Ефремов все же просил. Через несколько дней после аварии он записал видеообращение, в котором просил прощения у родных Захарова и говорил, что не знает, как жить дальше. На другом видео, которое на следующий день после ДТП опубликовало ГУВД Москвы, актер называл себя виновником аварии и говорил, что осознает, какой страшный поступок совершил.

Однако эта позиция изменилась вскоре после вступления в дело адвоката Эльмана Пашаева. Почти сразу он начал делать громкие заявления от имени своего подзащитного (сам Ефремов не имел права общаться с журналистами по решению суда).

Сначала он говорил, что Ефремов готов понести наказание и даже усыновить детей погибшего водителя. Потом заявил, что у него есть доказательства невиновности актера. За этим последовало еще более сенсационное заявление – о том, что Ефремов отказывается от признания вины. Многие сочувствовавшие артисту тогда не готовы были поверить словам эпатажного адвоката. Но уже на одном из первых заседаний суда Ефремов отказался от своих первоначальных заявлений и объявил себя невиновным.

Этой линии защита продолжала придерживаться в ходе всего судебного процесса, несмотря на показания свидетелей, что Ефремов находился на водительском сиденье. В суде также были представлены данные экспертиз, согласно которым, на водительской подушке безопасности, сработавшей в момент ДТП, нашли биологические следы Ефремова. Это указывало на то, что именно он управлял автомобилем.

Однако защита смогла найти свидетеля, который заявлял, что во время аварии за рулем находился не Ефремов, а некий молодой человек с черными волосами. Александр Кобец сообщил в суде, что сам вышел на адвоката артиста, так как был возмущен, что Ефремова обвиняют в аварии, которую тот «не совершал».

В достоверности этих показаний очень быстро возникли сомнения. Отвечая на вопросы прокурора, Кобец признался, что у него серьезные проблемы со зрением: один глаз не видит, а на втором зрение минус три. Кроме того, аварию он наблюдал, будучи не очень трезвым, — в тот день он выпивал с другом.

Адвокатская работа по выстраиванию линии защиты и поиску свидетелей многим наблюдавшим за процессом казалась, мягко говоря, странной. Свое недоумение по поводу действий адвоката неоднократно высказывала дочь актера Анна Мария. Она не скупилась не нецензурные выражения, называла Пашаева «гомофобной отрыжкой» и обвиняла его в дурном влиянии на отца.

Адвокат Эльман Пашаев и Михаил Ефремов на заседании суда. Фото Moscow's Presnensky District Court Press Office/TASS/Scanpix/Leta

Адвокат Эльман Пашаев и Михаил Ефремов на заседании суда. Фото Moscow’s Presnensky District Court Press Office/TASS/Scanpix/Leta

В какой-то момент сам Ефремов, казалось, усомнился в компетенции своего защитника. На заседании 21 августа актер сообщил, что отказывается от услуг Пашаева, и защищать его будет другой адвокат. Но уже через несколько дней актер передумал, снова нанял Пашаева и продолжил придерживаться избранной тактики защиты.

На одном из последних заседаний, которое проходило 31 августа, Ефремов заявил, что все его заявления, сделанные сразу после аварии, не нужно принимать всерьез. Актер утверждал, что на следующий день после ДТП взял вину на себя, так как находился в состоянии глубокого похмелья и испытывал сильное моральное давление. Запись с места ДТП, где Ефремов говорит, что был за рулем, актер и вовсе назвал смонтированной.

«Моя вина, безусловно, есть. Виноват в пьянстве, но всю вину за Октябрьскую революцию и Великую Отечественную войну я на себя брать не буду», — заявил тогда Ефремов.

Перед заседанием 3 сентября Пашаев успел пообщаться с журналистами и передать им слова своего подзащитного: «Ефремов очень хорошую фразу сказал: «В момент совершения преступления народ вынес мне приговор. Я заслуженный артист народа, и я буду нести наказание по приговору народа».

Просьбу прокурора об 11-летнем сроке, как передает корреспондент РИА Новости, Ефремов воспринял спокойно, лишь опустив голову. Приговор актеру будет вынесен 8 сентября.

Ушел в несознанку. Как Михаил Ефремов и его адвокат на суде забыли о признании вины и почему это возмутило общественность