Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 9 августа 2020
  • $73.73
  • €86.85
  • 44.69
СПЕЦПРОЕКТЫ

Украина как возможность

В радикально меняющейся деловой среде, когда традиционные направления международной торговли и бизнес-сотрудничества теряют свою привлекательность и наиболее активные предприниматели заняты поиском альтернативных направлений, Украина становится рынком новых возможностей. «Спектр» совместно с «Торговым домом Украина» решили рассмотреть перспективность взаимодействия украинских и европейских предпринимателей.

Восстановиться после пандемии и вспомнить традиции. Посол Латвии в Украине о партнерстве двух стран и развитии деловых связей

Чрезвычайный и Полномочный посол Латвии в Украине Юрис Пойканс. Фото baltdefcol.org Чрезвычайный и Полномочный посол Латвии в Украине Юрис Пойканс. Фото baltdefcol.org

Удалось ли бизнесу Украины переориентироваться на ЕС, легко ли европейским компаниям работать на украинской земле и ждут ли украинских бизнесменов в Латвии и европейском экономическом пространстве. Особенно сейчас, в условиях пандемии. О том, как складываются сегодня экономические отношения Украины и Латвии, «Спектр» поговорил с Чрезвычайным и Полномочным послом Латвии в Украине Юрисом Пойкансом.

— Господин Пойканс, как вы оцениваете сегодняшнее состояние деловых взаимоотношений между Украиной и ЕС? Можно ли сказать, что Украина уже «переориентировалась» на Европу?

— Украина по сравнению с Латвией — страна очень большая и имеет торгово-экономические связи со многими странами мира. Статистика показывает, кстати, что в последнее время среди отдельных стран мира на первом месте в качестве экспортного партнера Украины находится Китай. Но несомненно, подписание соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС приносит свои плоды: весь Европейский Союз в целом является основным торговым партнером Украины, занимая около 40% ее внешнеторгового оборота.

Но даже если рассматривать страны ЕС по отдельности, скажем, Польша очень наращивает обороты в торговле с Украиной. Если говорить о Латвии, то у нас в 2019 году по сравнению с 2015 взаимный товарооборот с Украиной вырос в два раза. Частично это произошло благодаря стабилизации политической и экономической ситуации на Украине, но, несомненно, подписание ассоциации и снятие лишних барьеров очень подтолкнуло рост нашего товарооборота.

Очевидно, что торговля с европейскими странами всегда будет очень важна для Украины. Но для Латвии, скажем, торговля с другими странами ЕС — это более 70% торгового оборота, а для Украины — 40%, поскольку страна активно торгует с разными частями света.

— И есть, куда расти?

— Конечно, сейчас, смотря на ситуацию, которая складывается из-за коронавируса, и учитывая важность сельского хозяйства в экспортной структуре Украины, я думаю, что будет возможность для роста именно этого направления. Продовольствие — это то, что всегда будет пользоваться спросом.

— А кроме сельхозпродукции сегодня Украине есть что предложить странам ЕС?

— Фактически сегодня Украина держится на двух больших китах: первый — это сельское хозяйство, а второй — традиционно металлургическая продукция. Конечно, все зависит и от цен на мировых рынках, но это две основные отрасли, которые на сегодняшний день работают лучше всего. Мы видим сегодня очень сложную геополитическую ситуацию. Но Украина находится в центре многих транспортных коридоров, многие проекты связаны с восточным направлением, с Китаем. Мы много обговариваем проекты между севером и югом. То есть, транспортная составляющая для Украины, несомненно, важна.

Я очень надеюсь, что будет возрождаться туризм. Потому что туристический потенциал Украины, мне кажется, не раскрыт. И, сравнивая с Латвией, думаю, что Украина могла бы больше вкладывать и энергии, и финансов, чтобы развивать туризм. В целом, я думаю, у нее очень много направлений, над которыми можно и нужно работать. Я уж не говорю про IT-сферу, где есть свои, немалые успехи.

Центр Киева во время эпидемии коронавируса. Фото Pavlo_bagmut/Ukrinform via ZUMA Wire/Scanpix/LETA

Центр Киева во время эпидемии коронавируса. Фото Pavlo_bagmut/Ukrinform via ZUMA Wire/Scanpix/LETA

— Чувствуете ли вы сегодня поддержку украинских властных структур?

— Мы имеем, во-первых, очень хорошую договорно-правовую базу между нашими странами. Это усилия правительств, сделанные много лет назад. Мы имеем межправительственную комиссию, которую до последнего времени возглавлял господин Кулеба — сейчас он министр иностранных дел. Практически регулярно мы встречаемся и обговариваем все вопросы, которые мешают нашему дальнейшему развитию.

Но главное, страна развивается свободно и демократически, а значит, бизнес работает уже напрямую. Ищет свои выходы на рынки. И роль государства в этом не слишком велика. Велика она в той части, которая касается вложений в инфраструктуру Украины и ее институции. И несомненно, что и Латвия, и остальные страны ЕС хотели бы видеть большего прогресса во всем, что касается укрепления судебной системы, защиты прав инвесторов — тут роль государства очень большая. Но в развитии самих украино-латвийских экономических связей, я бы сказал, двусторонняя правовая база и соглашение об Ассоциации между Украиной и ЕС — стабильный фундамент, на котором мы можем строить наши отношения.

—  Можно ли подробнее узнать о той поддержке, которую Латвия будет оказывать украинским предпринимателям в ЕС? Об этом говорится в презентации Торгового дома Украины в Латвии. В том числе, о юридической поддержке, которая чрезвычайно важна?

— Действительно, юридическая поддержка чрезвычайно важна. Мы все-таки хотя страны и близкие, но каждый имеет свою юридическую систему. И понятно, что перед тем, как приходить со своей спецификой пусть даже в известную страну, нужно понять, как регистрировать предприятие, с какими партнерами работать, какова налоговая система. То есть, юридическая поддержка имеет огромную роль на начальном этапе. Те компании, которые работают долгие годы — они знают правила игры. А для новых украинских компаний, которые готовятся работать на европейском рынке, юридическая поддержка, без сомнения, очень важна.

Финансовый интим. Почему открыть счет в западном банке теперь труднее, чем устроиться туда на работу, и как это правильно cделать

— О какой еще поддержке бизнесменов, как украинских, так и латвийских, может идти речь?

— Как посольство мы, конечно, не можем помочь украинским компаниям напрямую с выходом на латвийский рынок, не можем помочь им, скажем, что-то продать. Но мы несомненно со своей стороны можем консультировать их. И помогаем находить партнеров. У нас есть сеть почетных консулов на сегодняшний день — в Одессе, Запорожье, Чернигове, Львове. Если хотят латвийские бизнесмены идти в какие-то конкретные регионы (Украины), то там у нас будет почетный консул, который поможет налаживать двусторонние связи. Мы больше можем рассказать о ситуации в Украине — латвийским предпринимателям. Предупредить о возможных проблемах. А прямые контакты — это уже сами бизнесмены.

— А можно узнать побольше о почетных консулах?

— Обычно это граждане Украины, которые живут в этих регионах, они не получают никакой официальной зарплаты от госинститутов Латвии. Но они представляют интересы Латвии. Это состоятельные бизнесмены, которые создали свой успешный бизнес и которые заинтересованы в близком сотрудничестве с Латвией, может быть, какое-то сентиментальное даже отношение. Эти люди становятся почетными консулами Латвии в своих родных городах и областях, там, где они все и всех знают. Им понятна и известна ситуация в регионе, компании, которые в нем работают, потенциальные экономические партнеры. То есть, они гораздо лучше могут подсказать латвийским бизнесменам, в каком направлении им двигаться. Лучше, чем мы, посольство.

Развитие сети почетных консулов для небольших стран, таких, как Латвия, очень важно, потому что мы, находясь в Киеве, не можем охватить всю страну. Поэтому в больших странах развивается институт почетных консульств.

— А какова роль Торгового дома Украины в Латвии? Он уже приступил к работе?

— Виртуально он уже работает. Я бы сказал, что о результатах пока, конечно, говорить рано. Думаю, самое главное, что создана эта виртуальная платформа. И, учитывая, что мы сегодня находимся в специфической ситуации из-за пандемии, но она не будет вечной, наверное, самым важным станет вопрос восстановления наших связей. Товарооборот сейчас упал, без сомнения. К сожалению. И это не зависит ни от Латвии, ни от Украины. Но когда ситуация нормализуется, я думаю, этот Торговый дом может сыграть очень важную роль.

Как я уже говорил, наши торгово-экономические связи с 2015 года укрепились в товарообороте в два раза. Украина в 2019 году вошла в топ-20 экономических партнеров Латвии. Это очень хороший результат. Украина — это традиционный партнер. Многие латвийские бренды куда лучше знают именно в Украине, чем в других странах. Вспомним «Рижский бальзам» или шпроты. У нас есть все предпосылки для укрепления и развития наших связей. И понятно, что после нынешнего кризиса бизнес все-таки будет искать новые возможности, стараться выйти на новые рынки. Почему бы этим рынком для латвийских бизнесменов не могла стать Украина? Тем более, что мы уже имеем такую прекрасную виртуальную платформу — Торговый дом.

Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС

— А какие трудности подстерегают, на ваш взгляд, тех украинских бизнесменов, которые решат выйти на европейский рынок, в частности, на латвийский? Ведь даже в ЕС, где во многом унифицировано законодательство, есть масса нюансов в каждой стране — и при открытии фирмы, и при оформлении сотрудников. А Украина пока не унифицировала законодательство, и принят только первый пакет законов, необходимых для получения «промышленного безвиза».

— Во-первых, мы хотели бы, чтобы имплементация соглашения между ЕС и Украиной происходила более быстро и эффективно. Переход на стандарты Евросоюза, на наш взгляд, даст очень сильный стимул развития как для самой Украины, так и ее отношениям с ЕС. Кроме того, учитывая стратегическую цель — вступление Украины в Евросоюз — этот шаг необходимо сделать. Мы заинтересованы в том, чтобы не только принимались законы, но чтобы они реализовывались в жизни.

Касательно трудностей при работе в Латвии — мы в последние годы не сталкивались с такими серьезными проблемами для украинского бизнеса. Тем более, если учитывать, как вы правильно отметили, что Европейский союз имеет общие стандарты и унифицированное законодательство. Украинскому бизнесмену, тем более, с учетом наших исторических связей и отсутствие языкового барьера, работать в Латвии условно легче. Кстати, после введения безвизового режима между Украиной и ЕС мы сразу заметили реальный прирост туризма между Украиной и Латвией.

Цветение японской вишни в Риге во время эпидемии коронавируса. Фото EPA/TOMS KALNINS/Scanpix/LETA

Цветение японской вишни в Риге во время эпидемии коронавируса. Фото EPA/TOMS KALNINS/Scanpix/LETA

У нас есть положительные примеры украинских инвестиций, я бы назвал компанию «Галка» из Львовской области, которая владеет Лиепайской кофейной фабрикой, компанию «Укрпластик», которая работает в Вентспилсе, у нас есть очень большой ресторан-пивоварня «Старгород» возле рижского порта, его открыли украинские инвесторы. В Латвии представлен «Приватбанк». Есть украинские компании, которые нашли свое место в Латвии. И я хочу сказать, что начать бизнес в Латвии и в целом в странах Балтии — не сложно.

Я бы больше обратил внимание на то, о чем неоднократно говорил и президент Украины — на необходимость привлечения иностранных инвестиций в Украину. И тут нельзя не отметить, что практически все страны ЕС в свое время сталкивались с негативными тенденциями при работе на украинском рынке. Сегодня самое главное — это искоренить факты рейдерства, защитить права иностранных инвесторов. Пока сама Украина не решит эти проблемы, привлечение инвестиций будет затруднено.

Мы, кстати, благодарны бывшему генеральному прокурору, Руслану Рябошапке, за поддержку. Мы благодаря ему решили несколько вопросов.

Поэтому я сегодня я обратил бы внимание не на возможные трудности выхода на рынки стран Балтии — везде есть своя специфика, но все же система у нас налажена и стабильна. Хочется, чтобы инвестиции шли не только из Украины, а приходили в нее. И соглашение об ассоциации с ЕС - это определенная дорожная карта. И мы видим, что понимание проблемы у украинского правительства есть. Но мы ожидаем больше практических результатов.

Финансовая махновщина и неудобные вопросы. Почему прозрачный бизнес оказывается дешевле теневого

— А вы видите изменения к лучшему? И можно говорить об интересе новых латвийских инвесторов, готовых прийти на украинский рынок?

— Мы сейчас должны разделять жизнь до коронавируса и жизнь после. Вы знаете, я за последний год заметил возрастающий интерес латвийского бизнеса к Украине. Во-первых, пришла на украинский рынок компания «Трентини», они открыли большой магазин в Киеве, во Французском квартале. Это компания, которая предлагает дизайнерские решения. Они долго думали, где открываться, и в итоге открылись в Киеве. Много лет работает в Украине компания Salmo. Они изготавливают абсолютно все, что касается рыболовства, начиная с экипировки и до удочек. У них есть в Украине большая база, и они думают об открытии отдельных фирменных магазинов в разных городах.

Когда я захожу в продуктовые магазины, я вижу везде абсолютно «Рижский бальзам» и шпроты. Но еще я вижу конфеты латвийские, и кетчупы. И алкогольную продукцию — не только бальзам. То есть, заинтересованность в Украине, несомненно, у Латвии есть. И последняя тенденция — что латвийские IT — компании, которым стало немного тесно на балтийском рынке, готовы предлагать здесь свои решения. Участие в тендерах — будь то Укрзалізниця, Укравтодор — мы видим, что компании приходят и говорят: мы хотели бы сотрудничать. И я бы еще добавил, хотя это и не напрямую связано с бизнесом: есть так называемые твининги. Проекты по передаче опыта (твиннинг — форма прямого взаимодействия между государственными органами ЕС и их украинскими коллегами, предусматривающая передачу опыта по внедрению современных практик управления и помощь в унификации законодательства, — прим. «Спектра»). У нас за последние годы и Верховный суд Латвии принимал участие в твининге по поводу реформирования Верховного суда Украины, вместе с немцами. И была служба защиты растений — аналог украинской ветеринарной службы. Сейчас — комиссия регулирования тарифов принимает участие в твининге, которые происходит в Украине.

До ситуации с коронавирусом у нас очень активно развивались пассажирские перевозки. Одно время у нас в Киев из Риги было 5−6 авиарейсов в день. А лететь всего полтора часа! В Брюссель, неофициальную столицу Евросоюза, из Риги лететь три часа. То есть, Рига к Киеву в два раза ближе географически, чем Брюссель. И в конце марта предполагалось восстановить полеты в Одессу и Львов.

Опустевший центр Львова во время эпидемии коронавируса. Фото Gaelle Girbes/SIPA/Scanpix/LETA

Опустевший центр Львова во время эпидемии коронавируса. Фото Gaelle Girbes/SIPA/Scanpix/LETA

Мы воспринимаем Украину как близкую нам страну. И я бы сказал, что, несмотря на все проблемы Украины, связанные не только с коронавирусом, но и те, что возникли раньше, в 2014—2015 годах, компании, которые работают на украинском рынке, готовы на нем работать и дальше. Украина никогда не выпадет из списка наших традиционных торгово-экономических партнеров. И мы заинтересованы в более быстрой стабилизации Украины, более быстром проведении реформ, в более быстром внедрении Украиной европейских стандартов.

Туризм, торгово-промышленные связи, образовательные связи (украинцы сегодня на 6 месте по числу иностранных студентов, обучающихся в Латвии) — у нас очень длинный перечень возможностей сотрудничества. И я очень надеюсь, что после того, как ситуация после эпидемии нормализуется, мы очень быстро сможем все эти связи восстановить. Наверное, пока нельзя говорить о том, чтобы приумножить, но точно — восстановить.