Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 26 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 41.79

«Убыточный бизнес». Перегруженным госконтролем банкам не до кредитов

Несколько дней назад появились сообщения о том, что с 1 июня этого года по требованию Центробанка кредитные организации начнут требовать у клиентов указывать источник происхождения средств, при операциях с «большими суммами». Речь шла о переводах, снятии денег со счетов, открытии новых счетов и обмене валюты. При этом неясно, что именно скрывается под расплывчатой формулировкой «большая сумма» и какие именно документы должен предоставить клиент. Публикации вызвали определенный резонанс и заставили среагировать основного игрока — Сбербанк России. Там заявили, что информация об источнике дохода требуется лишь в том случае, если «характер операции клиента вызывает сомнения». В таких случаях банк может отказать в ее проведении и даже инициировать закрытие счета, говорится в комментарии, опубликованном РБК.

Напомню, ЦБ России также ранее сообщил, что не требует проверки происхождения денег перед снятием крупных вкладов. Банки не имеют права не возвращать деньги своим клиентам согласно действующему законодательству, заявил регулятор. Однако подчеркивалось, что уже с июня 2015 года банки получили право на определение источников происхождения денежных средств и иного имущества клиентов.

Фактически это означает, что жесткого правила нет, а есть устное пожелание регулятора и добрая воля кредитных организаций. Наши собеседники из частных российских банков подтвердили «Спектру», что при проверках некоторые сотрудники ЦБ требуют предоставления подобных подтверждений. И в таких случаях понятие «крупная сумма», вызвавшая интерес проверяющего, может колебаться от 600 тысяч до 1,5 миллионов рублей. Однако зачастую банки требуют от клиентов разъяснения и по поводу куда меньших сумм. Отсутствие четких критериев вынуждает некоторые организации заранее прописывать себе в правила суммы, при которых клиенты должны предоставлять подтверждающие документы. Однако это может и не помочь избежать замечаний при проверке.

Все опрошенные нами банкиры заявляют, что российские кредитные организации несут серьезные издержки, связанные с постоянным ужесточением требований регулятора. Экс-министр финансов России, в недавнем прошлом президент банка «Российская финансовая корпорация», доктор экономических наук Андрей Нечаев рассказал «Спектру», что сегодня значительная часть квалифицированных и высоко оплачиваемых специалистов занимается не собственно банковскими операциями, а подготовкой огромного числа отчетов для Центробанка, избыточным контролем и прочими побочными операциями.

По его мнению, вести банковский бизнес становится все дороже и сложнее, что и толкает некоторые малые и средние банки на проведение незаконных, но высокодоходных операций. И хотя этим не гнушаются и крупные кредитные учреждения, в том числе государственные, лицензию чаще всего отзывают у «малышей», подчеркнул Андрей Нечаев. Центробанк свято блюдет принцип «too big to fail». При этом финансовое положение у ряда крупных государственных банков крайне плачевно, но они имеют возможность получить на эксклюзивных условиях помощь правительства и регулятора.

Наиболее яркий пример такой помощи из относительно недавних — спасение ВЭБа, которое может обойтись бюджету до 1,3 трлн рублей. Малым и средним банкам пока помогает только наличие у них хорошей рыночной ниши — высококачественное обслуживание частных клиентов и малого бизнеса, основанное на индивидуальном подходе к клиенту. Однако ухудшение финансового положения предприятий и граждан делает их все менее надежными заемщиками. Просрочка по кредитам растет. Высокие риски заставляют банки держать очень высокие ставки кредитования, а это в свою очередь повышает риски невозврата кредитов. Не спасает даже снижение ключевой ставки (с 17 до 11%) и связанное с ней снижение ставок по депозитам. Кредитным организациям все труднее и труднее становится оправдывать свое название, то есть собственно кредитовать. Население предпочитает не тратить, а хранить. Причем все чаще не в банках, а дома.

Как сообщил «Спектру» генеральный директор Frank Research Group Юрий Грибанов, по итогам 2015 года выдачи банковских розничных кредитов наличными упали на 48%, ипотечных — на 37%, автокредитов — на 38%, POS-кредитов — на 26%. Игрокам пришлось сокращать издержки и корректировать бизнес-стратегии. Розничные банки сфокусировались на стабилизации финансового результата, им приходится лавировать между влиянием кризиса и жестким регулированием ЦБ. По первым месяцам текущего года специалисты видят робкие попытки рынка к стабилизации, объем выданных кредитов превышает обвальные показатели начала 2015 года. Есть надежда на то, что показатели 2016-го будут лучше показателей прошлого года на 10−15 процентов. Однако продолжающийся экономический кризис не позволяет рассчитывать на кардинальное изменение ситуации в банковской системе и ускорение ее роста.

Даже рынок денежных переводов стагнирует. Рабочих мигрантов в России стало меньше. Как сообщил «Спектру» председатель правления АО КБ «Юнистрим» Кирилл Пальчун, по исходящим переводам по итогам года можно ждать некоторой стабилизации, по входящим — рынок продолжает падать.

Учитывая боевой настрой регулятора, можно ожидать продолжения практики активного отзыва лицензий и административного вытеснения с рынка малых и средних банков, подчеркивает Андрей Нечаев. При этом резервы Агентства по страхованию вкладов подходят к концу. А значит, скорее всего, проблемные банки будут все чаще вместо банкротства передавать на санацию более крупным игрокам, при государственной поддержке.

Пока, по мнению Юрия Грибанова, в розничном бизнесе количество госбанков не выросло драматично. Более того, в рознице государственным банкам приходится вести себя по-рыночному, повышать качество сервиса и следить за ценой услуг. И хотя их доля растет, она, по мнению эксперта, не является для рынка критической. В отличие от корпоративного сектора, где действия государства — то есть регулятора, госбанков, госкомпаний-клиентов — действительно разрушительны. Однако разница в положении частных игроков и поддержанных бюджетными деньгами государственных становится все более очевидной.

Влиятельный банковский эксперт, пожелавший остаться не названным, заявил «Спектру», что, по его мнению, Центробанку следует как можно быстрее переходить от постоянного ужесточения регулирования к новым подходам, которые помогли бы игрокам преодолеть кризис. В настоящее время банковский бизнес в абсолютном большинстве организаций убыточный, заявляет эксперт. А в убыточное дело никто не хочет вкладываться. Регулятор требует создавать все новые и новые чрезмерные резервы, и это вынуждают собственников прибегать к различным «хитрым» схемам увеличения уставного капитала и оказывать материальную помощь компании. Честно выйти из данной ситуации невозможно, уверен наш собеседник.

По его мнению, Банку России стоит подумать, как разрешить кредитным организациям списывать ненадлежащие активы с баланса за счет резервов и без судов. Это может быть разовая акция, банковская амнистия: если в течении срока ее действия банк заявил и честно показал свои проблемы, то ему дают время, например, 2−3 года, для их устранения. «Почему санируемым банкам разрешается нарушать нормативы, а если организация хочет сама честно заявить о своих сложностях и их преодолеть, то к ней применяют всю жесткость карающего надзора?» — недоумевает эксперт.

В то время как кономический эффект от банковской санации очень сомнителен, это уже стоило государству более 1 триллиона рублей плюс 1 триллион на капитализацию банков. При этом все наблюдатели сходятся во мнении, что ЦБ не намерен снижать активность в отзыве лицензий. Если банковскую амнистию не проводить, частных банков может остаться не более двух десятков, предупреждает собеседник «Спектра».

Между тем, уже не только банки, но и их заемщики скоро смогут официально признаваться несостоятельными должниками. По опубликованным в понедельник данным Объединенного кредитного бюро, примерно 600 тыс. россиян подпадают под действие закона о банкротстве. Средний по стране уровень кредитной нагрузки, определяющий, какую именно долю своих месячных доходов средний россиянин отдает банкам в счет погашения долгов, в 2015 году снизился с 41% до 37%. Но не потому, что россияне стали меньше должны, а потому, что почти на 5 процентов снизились реальные доходы граждан. Как минимум половина заемщиков вынуждена брать новые кредиты для погашения старых. Но вряд ли банки рады подобным клиентам.