Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 1 ноября 2020
  • $79.53
  • €92.62
  • 37.86
ЕСПЧ впервые потребовал от России данных о том, как они оценивают риски для жертв домашнего насилия
Женщина в автобусе. Фото: Mikhail Metzel / TASS / Scanpix / Leta Женщина в автобусе. Фото: Mikhail Metzel / TASS / Scanpix / Leta

Европейский суд по правам человека впервые спросил у российских властей, как полиция оценивает возможные риски для пострадавших в результате ситуаций домашнего насилия. Об этом сообщили в организации «Зона права».

Во многих странах мира для правоохранителей разработаны специальные методики — полицейские задают пострадавшим вопросы о полученных угрозах, психическом состоянии агрессора, употреблении им алкоголя или наркотиков, доступе к оружию. На основании ответов они решают, в каких мерах защиты нуждаются пострадавшие.

В России такой системы нет, из-за чего страдают не только жертвы, но и сами полицейские, отмечают в организации. После непредотвращенных трагедий их привлекают к ответственности за халатность.

Данные вопросы со стороны ЕСПЧ были заданы по поводу жалобы Николая Овчинникова из Чебоксар, чью дочь Анну в 2018 году задушил собственный муж Александр Ануфриев. Пытаясь скрыть следы преступления, он поместил труп жены в чемодан и закопал его.

С 7 августа по 6 сентября 2018 года Анна Овчинникова сообщала в полицию о четырех фактах насилия в семье. Она подчеркивала, что муж угрожал ей убийством, а ранее душил ее.

Осенью 2019 года Верховный суд России приговорил Ануфриева к 14 годам и 10 месяцам лишения свободы в колонии общего режима. Мужчину признали виновным в убийстве и умышленном уничтожении и повреждении имущества.

«Домашнее насилие как вирус». Елена Панфилова о том, почему в России не принято осуждать побои в семье, как влияет пандемия и кто может помочь


Новости Евросоюза
Совместно с Deutsche Welle