Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 5 декабря 2020
  • $74.07
  • €89.80
  • 49.03

Слишком поздно. В Дагестане одна из самых тяжелых ситуаций с коронавирусом в России, власти обвиняют жителей в самолечении и несоблюдении изоляции

Больница для заболевших коронавирусом. Фото: Moscow News Agency / TASS / Scanpix / Leta Больница для заболевших коронавирусом. Фото: Moscow News Agency / TASS / Scanpix / Leta

Ситуация с коронавирусом в Дагестане — одна из самых тяжелых по России. Республика занимает пятое место среди других регионов по заболеваемости. Официально в Дагестане зафиксировано 3460 случаев Covid-19, умерли 29 человек.

В Дагестане не хватает систем для тестирования на коронавирус, а местная система здравоохранения работает с серьезной нагрузкой, признал сегодня, 18 мая, президент России Владимир Путин в ходе видеоконференции с руководством Дагестана. Он пообещал выделить республике помощь.

Он потребовал от Минздрава подготовить план по преодолению ситуации и оказать дополнительную помощь, в том числе тест-системами, лекарствами и оборудованием. МЧС поручено начать масштабную санитарную обработку общественных мест в республике, а Минобороны — развернуть строительство медицинского центра в Дагестане.

По мнению Путина, тяжелая ситуация в Дагестане связана с тем, что жители республики пытаются заниматься самолечением и поздно обращаются к врачам. По его словам, жители региона также жалуются на то, что не всегда и не везде могут получить медпомощь. Он отметил, что число смертей от коронавируса в Дагестане растет также и среди медработников.

Путин также выразил мнение, что праздник Ураза-Байрам мусульманам следует отметить дома. «Я знаю, как в республике относятся к этому празднику, как берегут обычаи. Знаю и то, что священнослужители призывают верующих, последователей ислама в нынешнее время отметить этот праздник дома, отказаться от коллективных молитв и традиции собираться вместе с друзьями большими компаниями», — сказал президент.

Глава Дагестана Владимир Васильев в ходе онлайн-совещания предложил предоставить силовикам дополнительные права для обеспечения мер безопасности. «Мы не можем допустить, чтобы болезнь из зон изоляции расползалась вокруг», — пояснил он.

Владимир Васильев. Фото: Mikhail Metzel / TASS / Scanpix / Leta

Владимир Васильев. Фото: Mikhail Metzel / TASS / Scanpix / Leta

Васильев сообщил, что ситуация в Дербенте сложная, в лечебных учреждениях, где находятся больные коронавирусом, были проблемы с работой врачей, в том числе в так называемой «грязной зоне». Он сказал, что получил письмо от главы Дербента, в котором тот попросил дагестанцев обеспечить режим изоляции, как в больницах, так и на территориях.

Васильев пояснил, что в Дагестане особое отношение к ближнему — это передачи больным, попытки пройти из одной зоны изоляции в больнице в другую и т. д. В связи с этим в Дербенте будут усилены меры безопасности.

Васильев считает также важным увеличить объем тестирования. По его словам, в ближайшее время необходимо обеспечить тестирование до 3 тыс. человек в сутки, при том, что в настоящее время в сутки проводится только половина от этого количества.

Как писал «Кавказский узел», глава Минздрава Дагестана Джамалудин Гаджиибрагимов 16 мая сообщил в интервью, что в республике с начала пандемии от пневмонии умерли 657 пациентов с неподтвержденным диагнозом и 29 зараженных коронавирусом. Среди умерших — более 40 врачей, отметил он. Позднее в Минздраве пояснили, что не все из 40 врачей скончались от COVID-19 и пневмонии. Там также отметили, что медработники заражались коронавирусом не только на рабочем месте, но и от родственников, при посещении поминок.

«Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Врач-эпидемиолог о публикациях NYT и FT о заниженной смертности от Соvid-19 и борьбе с вирусом в России

Дагестанские активисты в начале мая раскритиковали власти республики за результаты борьбы с коронавирусом и создали общественный штаб по борьбе с пандемией. Он будет вести мониторинг ситуации, собирать статистику, заниматься антикоррупционной деятельностью, помогать медработникам и населению, а после карантина — следить за восстановлением экономики.

«Настоящее положение дел республиканская власть скрывает, с ее стороны нет открытого прозрачного взаимодействия», — говорил зампредседателя комиссии по вопросам экономического развития Общественной палаты Дагестана Вагаб Казибеков.

4 мая «Сообщество врачей Республики Дагестан» и Фонд патриотического воспитания молодежи направили президенту России обращение, в котором подвергли сомнению официальную статистику о скорости и масштабах распространения инфекции.

Медикаменты и средства индивидуальной защиты закупаются за счет пожертвований местных жителей и меценатов, то есть средств Минздрава Дагестана не хватает, подчеркнули авторы обращения. Они отметили, что «практически во всех городах и районах республики стационары переполнены больными коронавирусом, а страдающих другими болезнями не госпитализируют».

По мнению авторов обращения, в Дагестане возник острый дефицит масок и средств индивидуальной защиты для медицинского персонала, необходимых медикаментов и современных аппаратов ИВЛ.

«У нас нет выбора». В каких условиях работают сегодня российские врачи, сражающиеся с коронавирусом

На нехватку средств защиты жаловались не только медики Дагестана, но и других регионов России. В Чечне данные заявления встретили жесткий отпор главы республики Рамзана Кадырова. Он назвал медиков Гудермесской больницы провокаторами за то, что те открыто заявили о дефиците СИЗ.

«Провокаторов надо уволить. У нас хватает всего — оборудования, костюмов, масок, кислорода, медикаментов. Мы, наоборот, можем оказывать помощь другим регионам. У нас 30−40 тыс. минимум до сих пор лежат противочумных костюмов, мы закупаем миллионы масок», — заявил Кадыров.