Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 6 декабря 2020
  • $74.07
  • €89.80
  • 49.03

«Самая настоящая большая любовь». В чем на допросах признавался обвиняемый в убийстве историк Соколов и что отказался подтвердить в суде

Портрет Анастасии Ещенко на ее похоронах. Фото Mikhail Tereshchenko/TASS/Scanpix/Leta Портрет Анастасии Ещенко на ее похоронах. Фото Mikhail Tereshchenko/TASS/Scanpix/Leta

В понедельник 15 июня состоялось первое заседание суда по громкому делу об убийстве 24-летней Анастасии Ещенко. Подозреваемым является ее сожитель, бывший доцент СПбГУ, 63-летний Олег Соколов. Уже на следующий день появилась новая информация, касающаяся этой истории. Во-первых, в сети опубликовали видео, которое, предположительно, было записано в вечер убийства. Во-вторых, издание Baza предоставило расшифровку допроса Соколова.

В ходе этого разговора бывший доцент полностью признал свою вину и детально рассказал о случившемся. Когда именно был проведен этот допрос — не уточняется. Очевидно лишь, что это произошло до начала судебного процесса, в первый же день которого Соколов не стал признавать вину. Подлинность опубликованного в сети протокола подтвердил бывший адвокат подсудимого, Александр Почуев.

«Вначале было все абсолютно радужно и великолепно»

Историк на допросе рассказал, что познакомился с Анастасией Ещенко в 2014 году, когда читал лекции на ее курсе:

«Она была очень красивая. Она смотрела на меня, вообще не отрываясь. Она мне очень понравилась, и после каждой лекции я понимал, что между нами возникло что-то. Однажды после лекции я с ней заговорил, мы договорились встретиться. Мы встретились на Исаакиевской площади, и я пригласил её к себе в гости».

В тот вечер, по словам Соколова, у него дома не было ни детей, ни жены. Они провели «романтический вечер», без «приставаний».

«Потом мы начали встречаться. Несколько раз встречались. Потом мы стали с ней близки. Так завязалась самая настоящая большая любовь, как мне кажется, и у неё, и у меня. Я был женат, и со временем Анастасия стала говорить, что для продолжения наших отношений я должен развестись. Я неоднократно говорил ей, сможет ли она жить со мной из-за большой разницы в возрасте, на что она говорила, что будет со мной до конца моих дней», — вспоминал Соколов.

Олег Соколов на заседании после признания вины в убийстве А. Ещенко. Фото Olga MALTSEVA / AFP/ Scanpix/ Leta

Олег Соколов на заседании после признания вины в убийстве А. Ещенко. Фото Olga MALTSEVA / AFP/ Scanpix/ Leta

Бывший доцент утверждал, что они вместе жили на протяжении двух лет, с ноября 2017 года до ноября 2019 года. При этом развод был инициирован его женой, он был оформлен только осенью 2018 года.

Затем, по словам Соколова, пара решила пожениться и даже подала заявление, с тем чтобы сочетаться узами 3 октября. Но из-за непредвиденных расходов пришлось мероприятие отложить.

«Настя хотела красивую свадьбу, денег у нас стало не хватать на свадьбу. Мы решили подать заявление 12 ноября (Ещенко была убита 8 ноября — прим. „Спектра“), потому что можно было подать заявление на весну, но новое заявление мы подать не смогли», — завил историк.

«Повод для конфликтов был только один — мои дети»

Затем он рассказал, что нередко ссорился с убитой из-за его детей. По его словам, Ещенко не хотела принимать его детей.

«Одно слово „дети“ вызывало у Насти приступы ярости, потом она стала устраивать дикие, чудовищные скандалы с криками и воплями, истерикой. Я ей объяснял, что если она не может принять моих детей, я не могу их выкинуть, и предлагал ее расстаться. Она отвечала неопределённо и непонятные вещи. Она прямо не отвечала», — заявил обвиняемый.

Именно дети Соколова и стали причиной ссоры с Ещенко 7 ноября — в день, когда он ее убил.

Мать Анастасии Галина Ещенко оплакивала дочь перед гробом. Фото: Mikhail Tereshchenko / TASS / Scanpix / Leta

Мать Анастасии Галина Ещенко оплакивала дочь перед гробом. Фото: Mikhail Tereshchenko / TASS / Scanpix / Leta

В указанную дату обвиняемый, по собственному признанию, провел первую половину дня со своими детьми, а вечером поехал на вокзал встречать Ещенко, которая возвращалась из Москвы. По случаю приезда невесты и 5-летия знакомства Соколов устроил романтический ужин со свечами и шампанским.

«У нас было все прекрасно. Было настолько всё прекрасно, мы говорили, что поженимся, говорили, чтоб 5 лет превратилось в 50 лет. И я потерял бдительность и сказал страшное слово „дети“, а именно спросил у неё, когда мне лучше с ними встретиться — в субботу или в воскресенье. И как только это было произнесено, она превратилась в совершенно чудовищное создание, она стала говорить бешеные проклятия, чудовищные выражения», — заявил историк.

Далее Соколов рассказал, что после скандала Ещенко убежала на улицу, и он не стал задерживать ее.

«Минут через 30−40 после её ухода, здесь я точно представляю, раздался бешеный звонок в дверь<…> Я открываю дверь, она врывается, как мегера», — так описал этот момент подозреваемый.

За обрез Соколов взялся после того, как Ещенко, в очередной раз говоря нелицеприятные слова о его детях, с помощью кухонного ножа у него на глазах попыталась порезать подаренный им шарф.

«Я вошёл в спальню, она на меня бросилась с таким диким воплем, замахнувшись ножом, что я машинально сделал жест в сторону ее головы (Соколов показывает, какой жест он сделал) и нажал на спусковой крючок», — заявил Соколов.

«Я помню полный провал»

Обвиняемый заявил, что плохо помнит события после выстрела. По его словам, через какое-то время после убийства он оказался на улице. Когда вернулся домой, начал уничтожать следы. Чтобы «доделать те вещи, которые должен был доделать», прежде чем уйти из жизни, объяснил Соколов.

Олег Соколов на следственном эксперименте. Фото Valentin Yegorshin/TASS/Scanpix/Leta

Олег Соколов на следственном эксперименте. Фото Valentin Yegorshin/TASS/Scanpix/Leta

Именно поэтому на следующий день он пытался не привлекать к себе лишнего внимания. Например, не отменил встречу с друзьями, которые пришли к нему в гости. Тело Ещенко он спрятал под кровать.

После того, как приятели ушли, Соколов решил расчленить тело, чтобы можно было сбросить останки в Мойку. При этом он пользовался плотницкой пилой и кухонным ножом. Затем он разложил части трупа по пакетам и отправился с ними к реке. Пытаясь утопить один из них, Соколов оказался в реке. Именно так он привлек внимание сначала скорой помощи, а затем и полиции.

«Тяжелые мешки утонули, а легкий пакет с руками поплыл, и я решил пойти, нагнать его и затопить. Я увидел, когда он поплыл к спуску, мне показалось, что там неглубоко. Я туда спустился (в воду), чтобы этот пакет подобрать, и положить, может быть, в него камень и утопить. Спуститься-то я спустился, пакет подобрал, а обратно выбраться не смог», — заявил обвиняемый.

Сообщалось, что Соколов оказался в реке из-за того, что был очень пьян. Согласно рассказу самого подозреваемого, он никогда не злоупотреблял алкоголем. Это расходится со словами знакомых Соколова, которые утверждали, что у историка порой случались переборы со спиртным, в результате чего он становился крайне агрессивным.

«Я просто сошел с ума»

Отвечая на вопрос, что стало причиной убийства Ещенко, Соколов попытался оправдаться.

«Я просто сошел с ума. Вот после нескольких часов диких этих воплей у меня психика не выдержала, я перестал понимать, что я творю…», — заявил он.

Бывший доцент также подчеркнул, что намеренно пришел в полицию с признанием о случившемся.

«Это был в значительной степени чистосердечный порыв, а во-вторых, я понимал, что, естественно, шило в мешке не утаишь, все понятно, но мне хотелось, чтобы у меня было хотя бы чистосердечное признание», — отметил Соколов.

Наука пресмыкаться. Почему и как российская власть пытается приручить научное сообщество