Операция 1027. Илья Фальковский — о том, как Россия борется с освободительным движением Мьянмы, и при чем тут российско-китайская дружба Спектр
Суббота, 20 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Операция 1027. Илья Фальковский — о том, как Россия борется с освободительным движением Мьянмы, и при чем тут российско-китайская дружба

Флаг Мьянмы / Wikimedia Флаг Мьянмы / Wikimedia

Мьянма — единственная страна в Юго-Восточной Азии, которая полностью поддерживает политику России. На фоне того, что многие страны закрывают консульские учреждения и сокращают дипломатический персонал в России, Мьянма, наоборот, открывает там новые консульства. Кроме того, в России обучается несколько тысяч мьянманских офицеров. Почти три года назад в Мьянме произошел военный переворот, а с сейчас политическая ситуация в стране вновь обострилась. Что там происходит и как участвует в этой ситуации Россия, «Спектру» рассказывает Илья Фальковский.

27 октября 2023 г. Союз трех братств, в который входят Армия национального демократического альянса Мьянмы (АНДАМ), Национально-освободительная армия Таанга (НОАТ) и Армия Аракана (АА), начал повстанческую операцию в штате Шан на севере Мьянмы. Операция носит название «1027» и призвана освободить Мьянму от военной хунты, которая пришла к власти в 2021 году.

 АНДАМ состоит из этнических китайцев, НОАТ представляет коренной народ Мьянмы палаунг, а АА —араканцев (жителей исторической области Мьянмы Аракан). В ноябре 2023 в поддержку операции выступили этнические группировки народа каренов — в штате Кая. К началу января 2024 года Союзу удалось захватить десять городов штата Шан. Всего к началу января повстанцами были захвачены более 30 городов и 400 баз хунты.

Несмотря на бодрый тон статей в оппозиционной прессе и соцсетях, исход операции сложно прогнозировать. Как отмечает эксперт Бертиль Линтнер, это война, которую не может выиграть ни одна из сторон. Силы, выступающие против власти Государственного административного совета (ГАС), недостаточно оснащены, чтобы победить более хорошо вооруженную армию Мьянмы. А она, в свою очередь, растянута на слишком много фронтов, чтобы подавить сопротивление. Статья Бертиля была написана еще в июне 2023 года, но на мой вопрос, повлияла ли осенняя активизация повстанцев на его мнение, он ответил, что нет.

Протесты в Мьянме против военной хунты, 2021 г. / Wikipedia

Абсурдно думать, что расклад сил как-то изменился с момента военного переворота в 2021 г. Ситуация в Мьянме в целом не меняется уже более 70 лет, со времени ухода британских колонистов из страны. Главной проблемой здесь всегда были отношения между бирманцами, составляющими 68% населения, и этническими меньшинствами (их официально насчитывается 134). Сами этнические группировки объединяются во временные тактические союзы, но между ними существует давняя и глубокая вражда. У шанов, качинов и палаунгов есть взаимные претензии на территорию в северной части штата Шан. Народ ва, проживающий в восточной части Шана, хочет иметь собственное государство, на что шаны могут не согласиться. Штат Ракхайн (Аракан) раздирают конфликты между буддистами и мусульманами, а повстанцы Карена и Мона воюют за территорию, прилегающую к границе с Таиландом. К тому же некоторые крупные этнические армии вообще не участвуют в сопротивлении, а придерживаются мирных соглашений с военным режимом.

У тех, кто сражается с силами ГАС, видение будущего расходится с декларированными целями оппозиционного Правительства национального единства (ПНЕ). Например, Армия Аракана выступает за конфедерацию, в то время как ПНЕ, сформированное парламентариями, не признавшими легитимность военного переворота, стремится к демократической федерации. Часть этнических армий никак не координируют свои атаки с Народными силами обороны ПНЕ.

Китай, в свою очередь, использует эти разногласия, снабжая этнические группировки оружием и финансами. Возможно, таким образом он стремится противостоять влиянию Запада на ПНЕ. Прежде Китай однозначно поддерживал военный режим. Но сейчас его позиция изменилась: он не сильно возражает против действий этнических групп — вероятно в уверенности, что они не обязательно пойдут на пользу ПНЕ или более широкому демократическому движению, к которому Китай по-прежнему относится настороженно.

Мьянманская делегация в Пекине, 1761 г. / Wikipedia

Другая причина изменения позиции Китая заключается в том, что он потерял надежду на военных в борьбе с сетью центров телекоммуникационного мошенничества, орудующих на севере Мьянмы, которые грабят его граждан и вредят его безопасности. В этих центрах работает более 100 000 выходцев из Китая, многие из которых стали жертвами торговли людьми. По оценкам ООН, скам-центры приносят их владельцам доход в миллиарды долларов США в год. Одной из провозглашенных целей повстанческой операции «1027» является искоренение кибермошенничества. Не прерывая связей с режимом хунты, Китай делает ставку на тех, чьи действия окажутся эффективнее. В случае победы зависящих от Китая группировок, он получит контроль над приграничными территориями и отодвинет линию фронта от своих границ.

Третья причина, возможно, заключается в том, что Пекин стремится добиться от режима более благоприятных уступок по вопросам, имеющим геостратегическое и экономическое значение для Мьянмы. Среди них есть, например, проект по строительству глубоководного порта, который обеспечит Китаю выход в Индийский океан. Существует вероятность, что мьянманский режим будет вынужден согласиться на невыгодную сделку, если ему не удастся остановить натиск оппозиции на поле боя. В целом стратегия Китая направлена на обеспечение зависимости от него всех сторон конфликта и, в конечном счете, максимизацию своего влияния в Мьянме. Так что пока Китай продолжает вести двойную игру.

Россия же в этой ситуации наращивает сотрудничество с режимом ГАС. Как пишет «Иравади», отношения России с Мьянмой «достигли нового пика». В сентябре Москву посетил министр иностранных дел Тан Свей. Он обсуждал вопросы обороны, безопасности, туризма, экономики и торговли, банковского дела, энергетики, промышленности, образования и информации. По сообщению «Ведомостей», военно-техническое сотрудничество в области авиации — одно из ключевых направлений российско-мьянманских контактов. Отечественные СМИ пишут, что Россия поставляет Мьянме авиационную технику и более современные вооружения.

Истребитель МИГ-29, принадлежащий мьянманским ВВС / Wikipedia

По мнению Нараянана Ганесана, профессора Городского университета Хиросимы, связи с Москвой позволяют военным диверсифицировать закупки оружия, традиционного шедшие из Китая. Военные с подозрением относятся к поддержке Китаем этнических вооруженных группировок, которые контролируют значительные территории вдоль протяженной китайско-мьянманской границы. Сейчас Мьянма стала полагаться на российские истребители, вертолеты и системы ПВО в борьбе с этническими формированиями, усилившими нападения на ее армию. Российские истребители и вертолеты, которые считаются более совершенными, чем китайские, регулярно используют в неблагоприятных боевых условиях.

В то же время международные санкции против Мьянмы осложняются тесными отношениями Китая с Россией, Мьянмой и Северной Кореей. И Китай, и Россия могут содействовать развитию инфраструктуры и военной сферы Мьянмы, чтобы компенсировать последствия санкций. В ноябре Россия и Мьянма расширили направление сотрудничества и провели первые в современной истории совместные военно-морские учения двух стран. А 5 декабря подписали Меморандум о взаимодействии силовых ведомств двух государств.