Опять за старое. Как власти РФ зачищают гуманитарное образование от «островков» свободомыслия Кудрина Спектр
Пятница, 19 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Опять за старое. Как власти РФ зачищают гуманитарное образование от «островков» свободомыслия Кудрина

Здание факультета свободных искусств и наук. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН) Здание факультета свободных искусств и наук. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН)

В одном из ведущих ВУЗов страны — Санкт-Петербургском государственном университете — закрывается учебная программа «Свободные искусства и науки». С 2023 года на Факультете свободных искусств и наук (ФСИиН) ее заменит бакалавриат «Искусства и гуманитарные науки», в котором будет меньше авторских курсов. Это еще один шаг администрации СПбГУ по ликвидации определенной автономии факультета, который с момента его создания в 2011 году возглавлял Алексей Кудрин, либеральный экономист и давний союзник Владимира Путина. 

Кудрин возглавил факультет после того, как был отправлен в отставку с поста министра финансов тогдашним президентом Дмитрием Медведевым из-за того, что публично поставил под сомнение его компетентность в экономических вопросах. Он рассчитывал создать из факультета Университет свободных искусств и наук и добиться его полной автономии от СПбГУ. Помимо факультета Кудрин был попечителем Российской экономической школы (РЭШ), Европейского университета в Санкт-Петербурге и Института экономической политики им. Егора Гайдара, который является одним из учредителей Шанинки. Таким образом Кудрин патронировал в России liberal arts — модель свободных искусств и наук в образовании.

«Мы … хотим … помогать другим университетам с ней освоиться, стать центром экосистемы этого подхода к образованию», — объяснял Кудрин в интервью «Ведомостям», подчеркивая: Liberal arts не относится к либерализму, как думают некоторые; это просто науки, плюс критическое мышление, плюс умение принимать решения, формирование способностей генерировать новые идеи, продукты и смыслы. Правительство эти идеи, по словам Кудрина, поддерживало; но после вторжения в Украину ориентиры во власти, очевидно, изменились. В июле был закрыл факультет Liberal arts, созданный при сотрудничестве РАНХиГС и Шанинки. Прокуратура решила, что программа обучения Liberal arts в РАНХиГС «направлена на разрушение традиционных ценностей». 

Тогда же летом власти стали закрывать Liberal Arts, он же ФСИиН, и в СПбГУ. Пост декана факультета Кудрин покинул в мае 2022 года, а в  конце ноября он ушел с госслужбы, оставив пост руководителя Счетной палаты, формально – на работу в «Яндекс», из которого в связи с нападением России на Украину уволились многие сотрудники. Наследство Кудрина на факультете руководство СПбГУ осудило. Постоянная комиссия Ученого совета СПбГУ по учебно-методической работе 23 мая 2022 года на ректорском совещании признала некоторые курсы факультета «идеологизированными, причем в соответствии с худшими западными стереотипами».  

Вытеснение западного образования началось в России раньше: в 2017 году власти лишали лицензии Европейский университет в Петербурге, а в 2018 году государственную аккредитацию забрали у Шанинки российско-британского частного вуза, специализирующегося на гуманитарных и социальных науках (аккредитацию потом вернули, но завели уголовное дело на его ректора Сергея Зуева). 30 июня 2021 года Министерство юстиции РФ признало «нежелательной организацией» известный американский Bard College, который много лет сотрудничал с ФСИиН: его студенты ездили на стажировку в США.

Претензии правоохранителей к факультету возникали и на уровне преподавателей. В ноябре 2021 года ФСБ запретила на 5 лет въезд в Россию преподавателю Майклу Фрису (гражданин США), который ранее работал в Bard College, а затем стал преподавателем факультета «Свободных искусств и наук». Фриса выдворили из России. А 20 октября СПбГУ расторг контракт с доцентом ФСИиН Денисом Скопиным, который получил 10 суток ареста за участие в акции против «частичной мобилизации». В приказе об увольнении утверждается, что преподаватель совершил «аморальный поступок».

Майкл Фрис. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН)

Майкл Фрис. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН)

 

 

 

 

 

 

В ноябре состоялось заседание кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук ФСИиН. Речь шла об изменении учебного плана факультета. О том, в чем их суть и как дальше будет строиться обучение студентов, что вообще ждет гуманитарное образование в России, «Спектру» рассказали преподаватели, ведущие занятия на факультете.

Даниил Коцюбинский, старший преподаватель кафедры, кандидат исторических наук:

- После всех событий вокруг факультета главный вопрос, наверное, в том, смогут ли студенты завершить образование в рамках тех программ и дисциплин, на которые они поступали?

- Студенты, которые поступили в этом году, будут учиться по старой программе. Соответственно, они будут модерироваться после второго курса на те 12 модулей или специализированных программ, которые у нас до сих пор существовали. Так будет, пока учатся последние поступившие на общую программу, которая условно называется «Свободные искусства и науки». Те студенты, которые поступят в следующем году, уже будут учиться по программе «Искусство и гуманитарные науки». Там будет в значительной мере другой контент, по сравнению с предыдущим. Поскольку все растягивается во времени, то преподаватели, которые еще читали свои курсы в рамках программы «Свободные искусства и науки», будут продолжать делать свое дело. Правда, постепенно у них будет сокращаться количество студентов, которые могут записываться к ним на курс.

Даниил Коцюбинский, старший преподаватель кафедры, кандидат исторических наук. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН)

Даниил Коцюбинский, старший преподаватель кафедры, кандидат исторических наук. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН)

Сейчас, допустим, у меня в большой группе по журналистике присутствуют студенты всех четырех курсов. В следующем году у меня уже смогут учиться только студенты трех курсов, потом только двух курсов, ну и так далее. Если, конечно, предположить, что все будет благополучно с прохождением мною в следующем году персонального конкурса, который тоже является неким рубежным этапом для всех наших преподавателей. У нас довольно короткие сроки трудового договора. Обычно это один-два, максимум — три года. У меня — два.

Если я вновь пройду конкурс, тогда продолжу преподавать те предметы, которые преподавал, постепенно сокращающемуся количеству студентов, могущих на них записываться. Возможно, в какой-то момент студентов в группе окажется меньше пяти, тогда этот курс будет отменен «автоматически».

- В чем будет главное отличие в содержании образования по новой программе?

- Как мне показалось, в том, что произойдет некоторая деполитизация содержания новых курсов. Курсы, которые запланированы в новой программе («Культура Китая», «Культура Индии», «Культура Европы», «Культура России» и др.) будут, в первую очередь, иметь уклон на изучение культуры в узком смысле этого слова (литература, искусство, возможно, религия). Политическая культура, гражданская культура, трудовая культура, экономическая культура  — остаются за бортом этого направления.

В рамках старой программы я, например, читаю курсы «История российского самодержавия», «Глобальный регионализм в современном мире», которые предполагают, естественно, историко-политический акцент изучения материала. В частности, рассмотрение историко-культурного и политического содержания тех или иных региональных процессов в современном мире. В новых курсах этих акцентов не будет. Политика и гражданская политическая история, как я понял, отходят на второй план.

Еще раз повторяю, пока проходят обучение те студенты, которые поступали на предыдущую программу, курсы, которые я читал, сохраняются. Для тех, кто поступит в университет в 2023 году, такие курсы, как «История российского самодержавия», «Глобальный регионализм в современном мире» и «Как написать успешный публицистический текст» будут уже не доступны. Из моих курсов сохранится только «История и память». 

Никакого обмана, в общем, не планируется. Те студенты, которые поступили на тот факультет, которым он был еще полгода назад, они на нем и будут учиться. По крайней мере, так выглядит та информация, которую нам подтвердили 9 ноября. Но вот те, кто придут на факультет в 2023 году, они уже будут поступать, зная, куда именно они поступают, на какую именно по содержанию программу.

В правовом отношении все корректно. В содержательном мне, конечно, жаль, что мои (и не только мои!) курсы, кроме одного, останутся невостребованными. Хотя еще раз говорю, может быть, я напрасно так сильно кручинюсь, потому что мне еще предстоит пройти рубеж под названием прохождение конкурса на занятие должности старшего преподавателя.

- Сейчас неизбежно на факультете встанет кадровый вопрос. Для новых курсов потребуются, наверное, другие специалисты?

- Да, конечно. Новая программа — это новое содержание, и соответственно, я так полагаю, это будет связано с появлением каких-то новых преподавателей. Они уже начали появляться, потому что, как вы знаете, многие преподаватели либо сами уволились в предыдущие несколько месяцев, либо с ними не продлили договор, поскольку это были внешние совместители. Соответственно, значительное количество новых преподавателей уже появилось, которые являются внутренними совместителями. Они работают на других факультетах университета, а теперь читают те курсы, которые остались, без тех преподавателей, которые их изначально раньше читали.

Пройдет 2 года и начнется, так сказать, полноценное насыщение новой программы факультета теми предметами, которые раньше здесь не преподавались. В любом случае речь идет о появлении нового содержания, и вполне возможно, нового, если так можно выразиться, призыва преподавательского состава.

- Как будет строиться работа преподавателя в новых условиях на вашем факультете? Есть ли сегодня возможность будущим студентам получить в Санкт-Петербурге гуманитарное образование без каких-то препон?

- Никто не говорит о том, что в рамках новой программы «Искусство и гуманитарные науки» у преподавателей не будет возможности утвердить авторские версии тех новых предметов и курсов, которые сейчас узаконены.

Я задал прямой вопрос: будет ли как в школе, спущена какая-то готовая программа и ее надо будет отрабатывать? Было сказано, что нет. Вполне возможно, что преподавателям дадут возможность подготовить свои варианты авторских программ, но с учетом тех содержательных ограничений, о которых я уже говорил. Авторский компонент в высшем образовании сложно истребить, и, наверное, в каком-то виде он сохранится.

Сказать, что где-то в Петербурге есть сегодня возможность получать гуманитарное образование, которое свободно от совершенно очевидных содержательных ограничений, с которыми мы сейчас столкнулись, нельзя. Это мое мнение. Я не занимался этим вопросом специально. Может быть, я возвожу напраслину на какие-то отдельно взятые очаги свободы и независимости от контекста. Мне кажется, что сегодня полностью авторской интерпретации гуманитарных дисциплин, свободных от тех ограничений, которые в последние полгода особенно стали актуальными, найти невозможно.

- Сейчас специалисты обсуждают целесообразность введения вузовского курса истории России для всех студентов вне зависимости от их специализации. Он должен охватывает период от Древней Руси до современной специальной военной операции в Украине. Вы с коллегами обсуждали это новшество?

- Это тоже было проговорено, но без подробностей, потому что есть только некий проект, содержательная составляющая которого и степень его, так сказать, императивности для преподавателей пока не ясны. Судя по всему, это будет актуально где-то в начале следующего года. Обязателен ли он будет для студентов, занимающихся по программе «Свободные искусства и науки», я не могу сказать. Скорее он на 100 процентов будет обязательным для тех, кто поступает на новую программу. Это уже очевидно. Если он будет принят, то будет касаться всех студентов, которые сейчас учатся в Российской Федерации.

Григорий Тульчинский, доктор философских наук, профессор. Философ, специалист по философии культуры, социальным коммуникациям, логике и методологии науки:

- Как бы вы охарактеризовали то, что происходит с факультетом, в частности, и с гуманитарным образованием в целом? 

- Гуманитарное образование — это вообще очень большая тема. С одной стороны, вроде бы ему сейчас у нас начинают придавать повышенное значение. Проводят конференции по поводу ДНК, кода культуры и так далее. Вводятся дисциплины типа религиозной культуры, государственного устройства Российской Федерации. 

С другой стороны, повышенное внимание контролирующих органов. Причем, поскольку у всех мысли короткие, как заячий хвостик, то идет реакция на ключевые слова, не более. По ним проводятся проверки, принимаются какие-то меры, санкции. Некоторые были бы очень смешные, если бы не сказывались на судьбах преподавателей. 

Но, в принципе, гуманитарное образование испытывает проблемы по всему миру, потому что гуманитарные науки теснят повсюду: снижается финансирование, сокращается грантовая поддержка, ставки. Это знание, которое невозможно «положить в тележку» — с одной стороны, но при этом с другой  — есть очевидной запрос по поводу формирования субъектности. Дальше уже проблема относительно того, что за субъектность, какого качества идентичности и так далее. 

Григорий Тульчинский, доктор философских наук, профессор. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН)

Григорий Тульчинский, доктор философских наук, профессор. Фото с сайта Факультета свободных искусств и наук (ФСИиН)

Вот поэтому всё, что происходит с этим факультетом, нужно понимать в таком широком контексте. Собственно со стороны властей особых проявлений какого-то интереса нет. Даже когда речь идет о прокуратуре и других контролирующих органов, то большая часть их запросов, проверок и сейчас, и раньше активируется университетской администрацией  — по разным причинам. 

- В состоянии ли сегодня государство так же контролировать образование, как это было при советской власти? Сейчас, например, планируют ввести обязательный курс истории для студентов…

- …так же как это было с «Историей КПСС» и «Научным коммунизмом». Историю учили студенты всех ВУЗов на первом курсе, а по «Научному коммунизму» был госэкзамен. Удастся или нет, я не берусь отвечать, но то, что государство пытается взять образование под близкий к тому контроль  — это факт.

- Где та «красная линия», после которой оно в РФ станет не полезным, а токсичным?

- Не берусь сказать про «красные линии», потому что это все некие домыслы будут. Нужно понимать, что до революции усердное преподавание религиозного цикла вызвало идиосинкразию по отношению к церкви и православию. Затем педалирование научного коммунизма, марксистско-ленинской философии и всего этого цикла общественно-политических наук, про которые мы говорили, вызывало в конечном счете только неприятие у молодежи и неоднозначное отношение ко всему этому. Тут нужно ожидать примерно того же: излишнее навязывание определенного контента не вызовет естественного интереса у молодежи. Она всегда ко всему относится критически, особенно студенческая  — по самой своей природе. 

- Как это отразиться на курсах, которые вы преподаете на факультете? 

- По всем правовым аспектам получается так, что если человек поступил на образовательную программу, тем более  — оплатив это обучение, то он по той программе должен быть доучен. Поэтому ребята, которые поступили в этом году, по идее должны будут доучиваться по старой программе. Однако вряд ли это получится реализовать полностью, потому что часть преподавателей ушла, кому-то «помогли» уйти. Поэтому некоторые курсы останутся без преподавателей либо не востребованными. Факультет практически находится в режиме, я бы сказал, «рассасывания».

- Вы планируете в будущем продолжить там работу?

- По ситуации посмотрим. Я там читаю курсы, которые пока, по крайней мере, были востребованы. Дальше посмотрю, будут ли какие-то изменения в программе, которые осуществляет методическая комиссия университета. Она рассматривает контент программ. И если её не устроит программа курса, работодатель будет тогда что-то менять. Особенно, если этот курс ведет не штатный преподаватель, а совместитель. Да и со штатными не церемонятся.

- Ваш коллега Даниил Коцюбинский говорит, что не знает, где сейчас студенты могут получить в Петербурге гуманитарное образование без каких-то содержательных ограничений.

- Я не очень понимаю, что значит содержательные ограничения, потому что они в преподавании существовали и существуют всегда. Они связаны с возможностями преподавателей, с подготовкой к какому-то конкретному направлению будущей деятельности. Если говорить по большому счету, то никого ничему научить невозможно. Каждый человек учится сам. Ему в этом можно только помочь или помешать. Излишнее официозное педалирование мешает и только стимулирует поиски каких-то альтернативных форм.